БОЛЬШИЕ ПОБЕДЫ МАЛЕНЬКОГО ЧЕЛОВЕКА

Тех, кто реально отстаивает несправедливо обиженных ГАИ водителей, можно сосчитать по пальцам одной руки. Среди них Коллегия правовой защиты (КПЗ) автовладельцев. С ее президентом Виктором ТРАВИНЫМ беседует корреспондент “МКмобиля” Дмитрий ЖЕРНОВ.

В любой адвокатской конторе можно найти десяток специалистов по гражданскому и уголовному праву, но тщетны поиски эксперта в области административного законодательства. Вместе с тем для водителей нет важнее документа, чем КоАП. Именно этот кодекс предусматривает большинство неприятных сторон нашей автомобильной жизни: штрафы, лишение права управления, запрещение эксплуатации автомобиля и прочее, прочее, прочее.

Сложилось так, что практически единственными спецами в нелегком деле трактовки положений КоАП стали сотрудники ГАИ. Они давно выработали свою методику и считались последней, непогрешимой инстанцией, присвоившей себе право казнить и миловать. Им противостояли только журналисты, “развязывавшие” суды и отменявшие постановления инспекторов.

До сих пор эпизодически возникают очередные “общества”, провозглашающие своей целью защиту прав водителей. Однако в большинстве своем они преследуют весьма меркантильные интересы: деньги и политика. Тех, кто реально отстаивает несправедливо обиженных ГАИ водителей, можно сосчитать по пальцам одной руки. Среди них Коллегия правовой защиты (КПЗ) автовладельцев. С ее президентом Виктором ТРАВИНЫМ беседует корреспондент “МКмобиля” Дмитрий ЖЕРНОВ.

ГАИ оставляет следы

— Почему у вашей организации столь оригинальное название — КПЗ?

— Как только в “МК” появилась рубрика “Автосалун”, телефон раскалился от звонков читателей, рассказывающих о произволе ГАИ на дорогах. Вместе с тем, как ведущий рубрики, получая актуальные “темы”, я реально помочь никому не мог: нет знаний и опыта. Пришлось вместе с читателями ходить по инстанциям и отстаивать их водительские права. К 1999 году поток жалоб читателей настолько возрос, что осталось просто оформить наше некоммерческое партнерство. А название придумали, понятное дело, для сотрудников милиции.

С первых дней работы организовали круглосуточное дежурство юристов в офисе коллегии. С ГАИ нужно работать по “горячим следам”. Мы говорим водителям: едва возник конфликт на дороге — сразу звоните нам. Во-первых, мы четко скажем, как отвечать инспектору и что писать в протоколе. Во-вторых, всю ответственность за дальнейшие события берем на себя. Ведь большинство водителей (особенно после пьянки и ДТП) пишут в протоколе под диктовку инспектора “смертный приговор” себе, а потом приходят к нам: мол, спасите. Защищать с таким “наследством” значительно сложнее. Наша задача — не бороться с последствиями, а предотвратить их нежелательное развитие.

Именно с этой целью в том же 1999 году коллегия выпустила специальные карточки для своих членов. Впрочем, им может стать любой водитель. Годовой взнос — около тысячи рублей. Нынче так многие и поступают, заранее обеспечивая себя надежной защитой на непредвиденный случай.

Не прошло и года, как с этими карточками стали происходить чудеса. Испуганную реакцию инспектора на слова водителя: “Я член коллегии и без адвоката разговаривать не буду” — еще могу понять. Но ситуацию, когда при виде карточки гаишник хлопает водителя по плечу: “Ты свой, дай хотя бы 10 рублей...” Это выше моего понимания. Регулярно приходят некие личности и просят оптом продать 50—100 карточек. Извините, господа, но нам важнее то, что несколько тысяч членов коллегии чувствуют за своей спиной реальную защиту.

— Несколько тысяч? А филиалы по всей стране?!

— А они к нам не относятся. Это самостоятельное явление, использующее наши успехи. Придираться к ним не буду. Например, в Оренбурге открыли ОКПЗ, ну и успехов! Главное, чтобы задачу свою выполняли: защищали водителей от произвола системы, в которой против них объединились и гаишники, и местная власть, и даже законодатели. Вообще “филиальность” сильно попахивает некой партией и политикой. Нам и так работы хватает, причем в Москве. Здесь находятся ключевые министерства и ведомства, отсюда нужно бороться с системой, а не в Оренбурге. Одно грамотное письмо в ГУ ГИБДД России способно решить проблему по всей стране.

Да и что говорить о периферии, когда в столице каждую среду мы проводим бесплатные семинары — своеобразные ликбезы. Толпы собираются! Мы подготовили 28 тем (“ракушки”, регистрация, досмотр, пьянка, общение с инспектором и пр.), так до глубокой ночи народ обсуждает разные ситуации. Наше дело не “нагнуть” гаишника, а “распрямить” водителя! С гордо поднятой головой и вооруженный минимальными знаниями, он сам решит все проблемы на дороге. Обучится — нас будет меньше дергать по ночам. С этой же целью постоянно издаем и бесплатно раздаем тематические брошюрки.

— Изменились ли наши водители за последние пять лет?

— Честно признаюсь, за долгие годы работы журналистом после сотен успешных дел в судах я не испытывал такой радости и гордости за наших водителей, как сегодня. Вот приходит мужик и говорит, что готов заплатить любые деньги, но несправедливый штраф в 50 рублей хочет опротестовать. И не сам штраф беспокоит, а то, что гаишник унизил его в глазах жены и детей. Ну... нам достаточно одного звонка начальнику тупоголового инспектора. Как водитель радовался отмене постановления: его честь и достоинство восстановлены! А недавно с аналогичной просьбой пришел парень с типичной наружностью и своеобразной речью. Из нее стало понятно, что инспектор на МКАД “не по делу” в присутствии “братков” нанес его авторитету непоправимый ущерб. Да этот бандит с потрохами купит любого гаишника, но моральный вред для него оказался невосполнимым. “Права” ему возвращал лично начальник отдела при стечении всех окрестных “пацанов”.

Ума много не бывает

— Однако столько лет пишут и говорят о способах защиты от милицейского произвола, что, наверное, у каждого водителя есть хотя бы элементарные знания.

— Есть. До встречи с инспектором. Те, в силу своей тотальной безграмотности, эмпирическим путем давно научились “разводить” человека за рулем. Вот реальный случай. Останавливают областного водителя у МКАД и требуют паспорт. “Ах нет, тогда не имеешь права въехать в город. Но за 200 рублей я на это “нарушение” закрою глаза”. Другой пример. Потребовали с водителя справку из психдиспансера (мол, после медкомиссии, где нужно показать справки от “психа” и нарколога, водитель обязан возить их с собой). Нет справки — штраф. И платят! Год назад в ЮЗАО УБЭП и Управление ГАИ Москвы провели варварский, как они его назвали, “эксперимент”. Встали с “Барьером” на улице и принялись ловить тех, кто превышает скорость. Остановили, сажают водителя в патрульную машину и начинают издеваться: “С вас штраф 300 рублей, платите в сберкассу, а то “права” отберу”. Водитель говорит: “Да я не спорю, возьмите штраф на месте”. А у инспектора спрятан диктофон, и он громко говорит: “Вы мне взятку предлагаете!”. Так они некоторое время препираются, затем инспектор ручкой показывает на полку торпедо: клади деньги сюда. Одновременно нажимает ногой на тормоз. Это условный сигнал. Загораются стоп-сигналы, и из стоящей сзади убэповской машины выскакивают бойцы и заламывают водителю руки. На суде предъявили диктофонную запись, из которой следовало, что водитель усердно давал инспектору взятку, но тот категорически отказывался. Едва коллегия успела вмешаться и разоблачить провокацию. Провели экспертизу пленки и оказалось, что она смонтирована. Вырезали слова водителей “штраф на месте”, а оставили негодующие возгласы гаишника. Никогда не давайте денег! Стоит быть чуть-чуть умнее ГАИ, и этого хватит на всю жизнь.

Нужно понять, что не ГАИ для нас, а мы для ГАИ! Она на наши деньги живет и работает. Вот “пробка” на перекрестке, между машинами бегает злой и бестолковый инспектор. Он выполняет свои обязанности за мои деньги, и если не справляется — пусть их вернет, а я найму другого, более расторопного. Сейчас мы собрали все дела, по которым суд отменил решения гаишников. Пока шли разбирательства (забрали машину, лишили “прав”), человек не один месяц ходил пешком. Теперь верните ему деньги за свои поспешные и неграмотные решения. Вот когда ГАИ наконец-то попадет на деньги, тогда начальники и скажут своим подчиненным: “Смотри, сержант, ошибешься — ответишь за все своим карманом”. Понемногу мы заставляем их задумываться. В последнее время все чаще звонят из батальонов с просьбой прочитать лекцию. Пожалуйста! Я им просто рассказываю, как за свои 17 лет водительского стажа ни разу не заплатил штраф и не дал ни одной взятки.

Все на борьбу с системой

— Такая “общественная нагрузка”, а на суды-то времени хватает?

— Наши суды — это в большинстве случаев прецедент. Их решения служат ориентиром и для всех российских судов, и для сотрудников милиции. Коллегия добилась отмены четырех постановлений столичных властей по “ракушкам”, решения Мосгордумы об обязательной установке нейтрализаторов, признания доверенности в простой письменной форме, обязала гаишников три часа ждать, пока водитель привезет документы, и не отправлять его машину на штрафстоянку. Кстати... Мы добились того, что признали вообще незаконным сам факт существования этих частных разбойничьих стоянок, вернули пострадавшим водителям деньги да еще помогли завести 10 уголовных дел по факту мошенничества персонала штрафстоянок. С нашей подачи был отменен платный въезд к подольской ГАИ на территории рынка “Автогарант”. Это так, краткий список.

Важно, чтобы сам водитель вышел на борьбу с системой! Ведь суды — это так просто. По телефону мы скажем, как составить заявление, а дальше — “прошу рассмотреть в мое отсутствие”: сиди и жди решения. Есть в Москве такой водитель по фамилии Нескрептов — гроза пятого отдела ДПС ГАИ на спецтрассе. Как-то подъехал он к их посту на выезде из города, а там умники в погонах перегородили дорогу забором, на котором повесили знак 2.5 “Движение без остановки запрещено”. Понятно, что знак установлен с нарушением требований ГОСТа. Вот Нескрептов и проехал его без остановки. Далее суд, победа... Так увлекся, что уже самостоятельно выиграл у ГАИ восемь дел! Если кто и вздумает остановить его машину, то тот просто спрашивает: “Девятым будешь?”.

— Так ни разу и не проиграли суд?

— Проиграли. Я считаю, что те случаи, когда мы пошли на мировую, — это проигрыш. А еще один раз пришлось снять свои требования из-за того, что водитель в ходе заседания поменял свои показания. К нам прибежал и говорил одно, мы подготовили жалобу, а на суде, в присутствии гаишников, неожиданно заявляет совсем другое.

— Все же сколько побед в судах за четыре года существования коллегии?

— Трудно точно сказать... Вон полка с томами, не менее 500 дел.

— Какие наиболее типичные ошибки допускают московские водители?

— Первая: остановил инспектор, а водитель выскакивает из машины и на полусогнутых бежит ему навстречу. Сиди спокойно, сохраняй достоинство. Попросят выйти (например, для досмотра) — тогда и выходи. Далее. Возвращаясь к вопросу о том, чему водители научились. Многие с апломбом заявляют гаишнику: “Я не буду подписывать протокол!”. Что за глупость! Инспектор привлечет свидетелей, и получится, что водитель допустил нарушение, не признается, но подписи посторонних этот факт подтверждают. Так и напиши: “Не согласен” — и подпись. Вот тогда не водитель — будет оправдываться, а сотрудник милиции доказывать его вину. Был случай, когда на суде на редкость хитрый инспектор заявил: “Да этот водитель хронический алкоголик, вот и не смог даже свою подпись поставить”.

Еще ошибка, когда водители не требуют вписать в протокол своих свидетелей-пассажиров, на что имеют законное право. Согласно КоАП, свидетель — любой человек, который может что-либо сообщить о данном происшествии. Был такой случай. Сотрудники ГАИ обвиняли водителя в проезде на красный свет. Судья, склоняясь к оправдательному решению, спросила водителя: “Ну а свидетели, что вы не нарушали, у вас есть?”. — “Нет”, — отвечает тот. А потом выяснилось, что в момент, когда он ехал на “последний зеленый”, в машине находились три пассажира.

Часто водители пишут свои объяснения под диктовку инспектора. Посмотрите на обратную сторону протокола, там написано: водитель вправе давать свои объяснения. То есть хочет — пишет, а хочет — нет. Кстати, и документы мы не “предъявляем” (обязательное требование), а “передаем” сотрудникам милиции для проверки. Из той же серии. Останавливают машину и без объяснений: “Открывай багажник!”. Простите, не обязан. Вот ключи — и вперед, самостоятельно. Мы учим: не принимайте участия в процессе. Не помогайте им. Пусть сами совершают ошибки и отвечают за них. Редко кто из гаишников при досмотре машины и водителя приглашает понятых (сотрудник милиции им быть не может) — и составляет протокол. Попались!

До МВД доходит поздно

— А что за идея “конфликта трех баз”, которая недавно взбудоражила все МВД?

— Это просто. Есть компьютерные базы данных розыска похищенных машин, регистрации транспортных средств и заводского выпуска автомобилей. Простенькая программка сравнивает параметры всех трех баз, и происходит неожиданное: за несколько часов компьютер выдает данные на примерно тысячу “подвисших” автомобилей! Другими словами — машины зарегистрированы, катаются по России, числятся в розыске и... никогда заводом не выпускались. Первый опыт сравнения баз произвел такое впечатление, что мы с бригадой оперативников из Главного управления уголовного розыска МВД немедленно выехали в Смоленск, где было зарегистрировано много подозрительных машин. Визит к “собственнику” по адресу, указанному в базе, не удивил: за алкоголиком числилось двадцать автомобилей. Естественно, он их никогда в глаза не видел, а за бутылку давал знакомым свой паспорт. Взяли данные у нотариуса, проверили регистрацию и в один день накрыли банду угонщиков.

А тем временем компьютер выдавал все новые сведения. Казалось бы, только успевай жуликов ловить... И тут звонок “сверху”: практически открытым текстом “рекомендуют” закрыть это дело, поскольку именно сотрудники МВД регистрируют ворованные машины, и придется привлекать товарищей к суду. Написали письмо... еще выше и стали публиковать номера найденных машин в “МК”. Пробили! В сентябре пришло официальное письмо, где мне сообщили, что на совещании “при 1-м заместителе министра внутренних дел Российской Федерации” принято решение создать специальную автоматизированную информационно-поисковую систему, сформировать рабочую группу, провести в этом году эксперимент “по введению в межрегиональных подразделениях информационного обеспечения Госавтоинспекции дополнительной штатной численности для осуществления аналитической работы по выявлению угнанных и похищенных транспортных средств”. Ну пока они “выявляют”, мы уже возвращаем машины. Причем преступники обнаглели до такой степени, что “толкают” ворованные автомобили чуть ли не на соседней улице. Так что у тех руководителей милиции и ГАИ, кто хочет отличиться, оправдать доверие и затраченные на их службу народные деньги, есть все возможности. Ну а те, кто не хочет... Через газету водители обязательно узнают “своих героев”...