Розыск без дураков

Корреспондент “МКмобиля” Дмитрий КУЗЬМИН встретился с заместителем начальника УГИБДД Москвы по розыску, полковником милиции Александром ПОДОЛЬНЫМ.

В прошлом году руководство московской ГИБДД всерьез озаботилось ростом угонов автомобилей в Первопрестольной. В управлении ГИБДД появляется даже новая должность — заместитель начальника по розыску. С чем связано введение нового поста? Как в будущем столичная ГИБДД собирается бороться с автоугонщиками? Эти и другие вопросы, связанные с актуальной темой противостояния криминалитету, корреспондент “МКмобиля” Дмитрий КУЗЬМИН адресовал заместителю начальника УГИБДД Москвы по розыску, полковнику милиции Александру ПОДОЛЬНОМУ.


— Александр Владимирович, как получилось, что профессиональный сыщик пришел на работу в дорожную инспекцию? Ведь в ГИБДД иная специфика работы, чем в службе криминальной милиции.

— Конечно, различия в подходе к работе существуют, но не такие сильные, чтобы это существенно помешало выполнять возложенные на меня обязанности. К тому же стратегия нынешней реорганизации розыскной службы в ГИБДД Москвы подразумевает тесное сотрудничество уголовного розыска с дорожными инспекторами.

Понимаете, кражами и угонами автотранспорта в основном занимается уголовный розыск. Между тем дороги контролируются сотрудниками ГИБДД. Сейчас эти службы работают, грубо говоря, по индивидуальной схеме. Но если добиться грамотного взаимодействия СКМ и ГИБДД по части розыска похищенных авто, борьба с угонами примет тотальный характер. И у автоворов значительно сузится территория для своих преступных маневров.

Собственно, именно для организации совместной деятельности обозначенных выше служб в УГИБДД и была введена новая должность заместителя начальника по розыску. Так что мой нынешний пост — связующее звено между криминальной службой и милицией общественной безопасности. Судя по всему, в ГУВД Москвы сочли наиболее подходящим назначить на этот пост бывшего сыщика. Хотя, как известно, бывших сыщиков не бывает.

— В чем же суть новаций?

— После реорганизации Отдельного батальона было принято решение по созданию специализированных взводов по борьбе с кражами и угонами, но уже при местных отделах ГИБДД. Теперь в каждом округе столицы в круглосуточном режиме начнут работать свои наряды дорожных инспекторов из отдела розыска. Аналогично, как было в Отдельном батальоне, в обязанности местных взводов войдет мониторинг противоугонных систем радиопоиска и космического слежения. Координирование оперативных действий всех нарядов будет проходить централизованно, из дежурной части города, что на Петровке, З8.

Смысл всей реформы розыска в том, чтобы патрульные наряды максимально быстро реагировали на оперативную информацию об угонах и кражах. Ранее при круглосуточном патрулировании Отдельным батальоном в каждом округе в среднем находилось по одному экипажу. Как показывает практика, этого недостаточно для обнаружения “по горячим следам” угнанного авто, даже оснащенного противоугонной радиопоисковой системой. Говорить же об организации в таких условиях оперативного поиска простой машины, не оборудованной системой слежения, вообще не приходится. Но, надеемся, ситуация в скором изменится.

Сейчас идет разработка планов маршрутов движения нарядов для каждого взвода отдела розыска по округам. Определяется количество машин для максимально эффективного патрулирования, опять же, с учетом местной специфики.

Еще надо добавить, что вся подготовительная работа проводится совместно с местными криминальными службами. Мы прислушиваемся ко всем советам сыщиков с “земли”, ведь они лучше всех знают свою территорию. На какие ГСК, парковки, автомастерские стоит обратить более пристальное внимание, на каких улицах чаще всего происходят угоны и т.д. и т.п. Другими словами, между ГИБДД и СКМ идет активный обмен информацией. Однако непосредственная деятельность отделов розыска не “заморожена”, она меняется, что называется, “на ходу”.

— Чем сейчас занимается оставшаяся от Отдельного батальона рота и какова судьба остальных сотрудников расформированного подразделения?

— Не расформированного, а реорганизованного. Ведь никто никого не увольнял.

В Отдельном батальоне работали настоящие профессионалы. Их знания и опыт бесценны. И просто взять вот так и отмахнуться от таких подготовленных кадров, мягко говоря, было бы несколько неразумно. Всем сотрудникам предложили продолжить службу в органах правопорядка.

Те, кто согласился, перешли на службу в окружные отделы ГИБДД, там их распределили по местным взводам розыска. Специфика их работы не изменилась, лишь территориально поменялось место прохождения службы.

Что же касается Отдельной роты, то она на данный момент выполняет свои функции в обычном режиме. Одновременно на ее базе проводится обучение личного состава из окружных взводов по работе с системами радиопоиска и космического слежения. Ведь налаживание новой схемы работы розыска автоматически привело к расширению штата, и многие из вновь прибывших наших сотрудников нуждаются в специальной предварительной подготовке.

— За счет каких средств будет повышаться эффективность работы розыска?

— Точных цифр у меня нет. Но на данный момент используется все, что осталось от Отдельного батальона. Например, патрульные машины, которые еще не выработали свой ресурс, распределены по окружным взводам. Также дополнительную технику выделили местные отделы ГИБДД. Ведь они напрямую заинтересованы в том, чтобы в их округе поменьше машин угоняли. Конечно, в ближайшем будущем потребуются определенные капиталовложения, но, думаю, с развитием и широким распространением высокотехнологичных противоугонных систем эта проблема решится.

Сегодня рынок противоугонных систем стремительно расширяется. Только за последние годы в Москве появилось порядка десяти новых операторов систем радиопоиска и космического слежения. Здоровая конкуренция и технологический прогресс привели к тому, что цены на такие “противоугонки” начинают падать. По мнению экспертов, с высокотехнологичными противоугонными средствами повторится такая же история, как несколько лет назад с сотовой связью. И когда системы радиопоиска превратятся из элитных в общедоступные, вот тогда автоворам придется задуматься о смене сферы деятельности. Кстати, одна из целей реорганизации розыска по работе с поисковыми системами заключается именно в том, чтобы стимулировать их распространение.

— ГИБДД удалось каким-то образом заставить коммерческих операторов поисковых систем снизить цены на свое оборудование и абонентскую плату за обслуживание?

— Никаким образом мы не можем влиять на финансовую политику коммерческих структур и тем более принуждать или заставлять их снижать цены на предоставляемые услуги. Но недавно мы провели “круглый стол”, за который пригласили практически всех представителей столичных операторов различных поисковых систем. Они с пониманием отнеслись ко всем нашим нововведениям по части работы ГИБДД с их системами. Что же касается ценовой политики фирмачей, то тут ГИБДД может давать советы лишь рекомендательного характера.

— Злые языки утверждают, что вся чехарда с расформированием, простите, реорганизацией Отдельного батальона и созданием поисковых нарядов местного значения — плод стараний “обиженных” коммерческих операторов поисковых систем. С ними Отдельный батальон попросту отказался сотрудничать, и бизнесменам ничего не оставалось делать, как лоббировать вопрос об изменении всей схемы работы розыска в УГИБДД Москвы.

— Ни о каком лоббировании лично я не слышал и не знаю. На данный момент у нас подписано более семи контрактов с различными операторами поисковых систем. Мы готовы сотрудничать со всеми. При таком подходе все разговоры о соблюдении интересов каких-то отдельно взятых компаний отпадают сами собой. Критерий, по которому определяется, стоит ли сотрудничать с той или иной фирмой, один: система поиска должна быть эффективной и надежной.

— На каких условиях происходит сотрудничество между коммерческими структурами и ГИБДД?

— Самое главное условие — все специальное оборудование, необходимое для мониторинга поисковых систем, закупается за счет компании оператора. На коммерсантов полностью возлагаются обязанности по техническому и профилактическому обслуживанию спецаппаратуры. С увеличением количества абонентов предполагается закупка новых патрульных автомобилей также за счет операторов.

— Когда можно ожидать первые результаты всех реорганизаций?

— Они уже есть. В январе местные взводы розыска уже задержали нескольких угонщиков. Но говорить о коренных изменениях и достижениях пока рановато. Сейчас новая схема работы проходит стадию становления и формирования. К этому вопросу лучше вернуться месяцев через пять-шесть. Но сомнений в том, что эффективность розыска повысится, нет.

— Чем можно объяснить, что угонщикам, похитившим автомобиль в центре столицы, удается беспрепятственно миновать все посты ДПС и выехать из города?

— В основном все похищенные машины в столице перегоняются за город в часы пик, когда основные вылетные трассы максимально загружены. Угонщики просто встают в крайний левый ряд и под прикрытием общего автомобильного потока вырываются за черту города.

— А как насчет взяточничества в рядах розыскников?

— Когда к нам поступает информация, что сотрудник ДПС за взятку отпускает автомобили, числящиеся в розыске, мы проводим соответствующую проверку. И, если оперативная информация подтверждается, инспектор-мздоимец отвечает по закону. К сожалению, прецеденты были.

— Насколько часто удается задержать угонщиков при розыске автомобиля по системе радиопоиска?

— Из всех случаев таких угонов 67% машин обнаруживаются и задерживаются вместе с преступниками. Так как космические “противоугонки” сегодня устанавливаются в основном на дорогие иномарки, то многим автоворам удается оторваться от преследования и скрыться.

— При каких условиях ГИБДД вводит план “Перехват”? Телефонный звонок от пострадавшего гражданина будет достаточным основанием?

— Если угон совершен 10—20 минут назад, то, позвонив по “О2”, автовладелец может быть уверен, что его машину уже ищут.

— Насколько часто в Москве бандиты нападают на водителей грузового транспорта?

— Жертвами налетов становятся водители

“ГАЗелей”, приезжающие за грузом на оптовые склады. Сами машины преступников не интересуют, на разбой идут из-за денег.

— Многие сотрудники столичной ДПС в приватных беседах сетуют на то, что с появлением в управлении должности заместителя начальника по розыску окружные отделы ГИБДД в приказном порядке обязали выполнять определенный план по количеству задержаний и обнаружению ранее угнанных авто. Такой план действительно существует?

— Жесткого плана по раскрытию преступлений нет, да его и невозможно составить. Между тем я убежден в том, что если милиционер выходит на службу, то обязательно должны проявиться конкретные результаты его деятельности. И если нет раскрываемости и выявления преступлений, то получается, что милиционер на своем рабочем месте просто “валял дурака” или был занят своими личными делами. Ведь что же получается: если, например, столяр что-то делает, у него появляется какая-то деталь, а если сотрудник ДПС тихо стоит на своем месте, то значит мимо него проедет и угнанная машина, и начиненный взрывчаткой грузовик. Если инспектор не будет проверять автомобили — не будет выявлений и задержаний.

— Значит, вступив в новую должность, вы просто стали более жестко контролировать работу своих подчиненных?

— Да. По моему мнению, каждый обязан заниматься своей работой. И хорошо заниматься!..