Присутствие отсутствия,

Нынче высокие (и не очень) начальники страсть как не любят, чтобы журналисты интересовались деятельностью ГАИ. Во всяком случае, какое-либо мероприятие должно проходить под их неусыпным контролем и с обязательным согласованием последствий.

Нынче высокие (и не очень) начальники страсть как не любят, чтобы журналисты интересовались деятельностью ГАИ. Во всяком случае, какое-либо мероприятие должно проходить под их неусыпным контролем и с обязательным согласованием последствий.

Мы решили не отвлекать начальников от выполнения высоких задач, а просто самим поездить по городу и посмотреть, как работают их подчиненные. Непредвзято, со стороны, так, как есть на самом деле.

План такой: утром, с потоком, въезжаем в город и весь день катаемся по нему, а вечером, опять же вместе со всеми, выезжаем в область. В общем, маршрут делового жителя Подмосковья. Машину подобрали неприметную — пятилетний ВАЗ-21093, да и номера соответствующие — “полтинник”.

Пропуск в город

Итак, половина девятого утра, въезд в город с Калужского шоссе. Перед постом ГАИ — пробка, поскольку стражи дорог самовольно сузили проезжую часть до одной полосы (подобная практика наблюдается и во время различных милицейских “контртеррористических” мероприятий, и в обычные дни). Между тем, в эту дыру вливается не менее шести полос плюс обочина. Вместе с легковыми машинами в город въезжает не мало грузовиков, рейсовых автобусов и маршруток. Водители последних — самые хитрые: зная досконально ситуацию, они умело объезжают затор сперва по обочине, а затем и по тротуару, вливаясь в поток перед самым постом на глазах инспекторов. Желающих безнаказанно нарушать ПДД немало и среди водителей легковушек. На преодоление затора законопослушному водителю требуется не менее десяти-пятнадцати минут. Он вынужден двигаться в хаотичном потоке, то и дело рискуя притереть борта о соседние машины. Больше всего проблем — у поворачивающих с эстакады МКАД грузовиков и автобусов. Чтобы влезть в узкое гаишное “горлышко”, им приходится перегораживать весь проезд.

Впрочем, грузовики далеко не уезжают. Практически всех останавливают напротив поста для досмотра. Вряд ли кого-то удивит, что эта процедура проходит с нарушением требований КоАП: без обязательных понятых и составления необходимого протокола. Фуры с распахнутыми дверями занимают всю обочину и две полосы проезжей части.

Мы остановились невдалеке и стали наблюдать это унылое зрелище. Помимо фур по одним им ведомым причинам сотрудники ГАИ вычисляли в потоке легковые машины, останавливали их и устраивали тот же досмотр с открытием капота и крышки багажника. Правда, сотрудники ГАИ ни разу по рации не запрашивали сверку номеров с базой данных. Вместо этого инспектор шел с водителем к патрульной машине, приглашал его садиться на переднее сидение, что-то говорил находящемуся на водительском месте офицеру и отдавал ему документы. Двери закрывались, и дальнейшее таинство происходило без посторонних глаз.

Придорожная лечебница

Наше внимание привлекло то, что с левой стороны шоссе два инспектора просто останавливали машины, забирали документы и отправляли водителей пешим порядком куда-то за грузовики. Оказалось, что на самом краю обочины притаилась гаишная “пятерка”, в которой на переднем пассажирском сиденье расположилась странная дама в белом халате. По очереди водители садились на заднее сиденье, закрывали за собой дверь и подносили ко рту любезно предоставленный дамой черненький прибор.

“Похоже, здесь “продувают”, — подумали мы. Но как-то странно это выглядит: инспектор с документами остался на дороге, а здесь один на один водители выясняют отношения с медиком. Примерно каждый третий шофер задерживался в машине на несколько минут и активно спорил с дамой в белом халате. Одного из них мы спросили: что там происходит? “Да пристала, что у меня “остаточные явления” после вчерашнего, а я уж неделю как даже пива в рот не брал! Доказывал, что я не пил. Прибор какой-то странный: лампочки не горят, а мундштук сделан буквой “Т”, с одной стороны дуешь, с другой — она затыкает пальцем...” Правда, интересная “продувка”? Ее результат определен для тех, кто действительно накануне хоть немного употреблял спиртное... Достигнув договоренности с “добрым” медиком, водитель возвращался к инспектору, и за то, что радостно сообщал: “Все в порядке!” — без проверки получал свои документы и спокойно продолжал движение.

Эмпирический отлов

На всем пути к центру города по Профсоюзной улице мы не встретили ни одного поста гаишников. Недалеко от Садового кольца увидели аварию. Так, “железка”, но по равнодушному поведению уставших от выяснения отношений водителей было видно, что сотрудников ГАИ они ждут уже давно. Зато буквально в километре от ДТП на перекрестке замер патрульный Chevrolet. Два инспектора занимались привычной работой: один на свой вкус останавливал машины, другой — в теплом салоне проводил проверку документов. “Как им удается это делать?!” — в который раз изумились мы. Компьютера нет, а по рации особо не накричишься. Или визуальный способ изучения водительских прав, доверенностей, свидетельств о регистрации и внешних данных водителя вполне достаточен для выявления нарушителей, угнанных машин и преступников?..

Движение по Садовому кольцу нас вдохновило. Впервые мы увидели работающих на благо водителей сотрудников ГАИ. Впрочем, деваться им некуда: только успевай разгребать на перекрестках плотный поток машин.

С Садового свернули на оживленный проспект Сахарова — и почти сразу, на ближайшем пересечении улиц, наткнулись на усиленный пост ГАИ. Он состоял из двух машин и четырех инспекторов. Гаишники поставили автомобили таким образом, чтобы перекрыть движение со всех четырех направлений. Поскольку перекресток достаточно широк, им удавалось тормозить даже грузовики. Мы устроились неподалеку и с увлечением стали наблюдать за активной деятельностью инспекторов.

Здесь было на что посмотреть. Два инспектора останавливали машины и выстраивали водителей в очередь на прием к одному, сидящему в патрульном Ford. Еще один инспектор с увлечением осматривал грузовики и “Газели”. Последних ему останавливали значительно чаще, и он со знанием дела, тщательно проверял многочисленные бумаги, предоставляемые водителями. Что интересно, содержимое кузовов его привлекало редко. Их он осматривал только в том случае, когда водитель начинал спорить и что-то доказывать. Как правило, после этого инспектор сдавал документы в открытое правое переднее окно Ford, а несговорчивого водителя ставил в хвост очереди.

“Быть может, в городе что-то случилось, — гадали мы, — объявили план “Перехват” и ищут сбежавших преступников с тонной тротила?..” Однако сотрудники ГАИ останавливали не определенные, объявленные в розыск машины, а те, что “понравятся”. Да и проверка проводилась бессистемно, в зависимости от личности водителя. Вместе с тем была некоторая закономерность в отношении дорогих иномарок. В большинстве случаев они останавливались, следуя повелительному жесту инспектора, тот не торопясь, но участливо подходил к водительскому окну, представлялся, смотрел на предъявляемые документы и махал жезлом, мол, проезжай. Очевидно водители “крутых” машин давно обзавелись всевозможными индульгенциями и чувствуют себя на дорогах абсолютно спокойно и уверенно в любом состоянии. Не стоит говорить, что сотрудники ГАИ просто отворачивались, когда мимо проезжал автомобиль с известными блатными номерами. Как мы убедились, в очереди нужно стоять покорно и ни в коем случае не сердить инспекторов. Если за тобой нет автомобильных грехов (пройден ТО, доверенность не написана от руки и дыхательные пути не издают настораживающего запаха), то после достаточно беглого осмотра гаишники отпускают с миром. А вот если есть... Придется задержаться в Ford подольше. Но все равно отпустят. При нас, за время почти двухчасового дежурства, никого не сдали в милицию и не повезли на медицинское освидетельствование. Наверное, у всех были идеальные документы в полном соответствии с трезвым образом жизни. Почему-то вспомнились слова одного начальника столичного ГАИ о том, что если встать на улице с компьютером, “заряженным” розыскной базой данных, то за час обнаружится не менее пяти подозрительных машин. Кстати, за это время гаишников ни разу не позвали оформлять ДТП или регулировать движение.

Несколько раз довелось наблюдать весьма неприятную, но однообразную сцену. Тем, кто посмел противоречить гаишникам, доставалось по полной программе. Один водитель старенькой “шестерки” подчинился требованию открыть багажник, но, очевидно, отказался демонстрировать его содержимое. Беднягу мучили минут десять, проверяя номера кузова и двигателя, делая запросы по рации, а потом про него... просто забыли. Документы лежали в Ford, а ему пришлось ждать минут двадцать, пока, после его неоднократных призывов, очень занятые инспектора не “вспомнили” и не отдали их владельцу. В подобную ситуацию попадали в основном водители “Газелей”, отечественных машин и старых иномарок.

Побоку ПДД

Получив впечатления от работы ГАИ на постах, мы не торопясь поехали по Щелковскому шоссе в сторону области. Наши ожидания оправдались: проехав почти половину дороги — не встретили ни одного поста. При этом насчитали не менее трех серьезных заторов, где не очень организованные столичные водители сами “как могли” “разруливали” движение. Две “пробки” возникли из-за того, что на перекрестках светофоры были переключены в режим желтого мигающего сигнала. И это в самый разгар рабочего дня!

На очередном перекрестке нам повезло, и мы увидели одиноко стоящего сотрудника ГАИ. Рядом с ним был пульт управления светофорами, но он им не пользовался: они работали в автоматическом режиме. Инспектору было очень скучно, он устало взирал на дорогу и... творящиеся на ней безобразия.

Вообще мы заметили, что сотрудники ГАИ любят кучковаться в определенных местах и проводить тотальные проверки. А вот до конкретных нарушений ПДД им дела нет. Соответственно и водители, в ответ на такое внимание и зная повадки столичной ГАИ, не утруждаются выполнением Правил, чем значительно облегчают себе жизнь. Ведь при такой организации движения в городе даже попытка выполнить простой разворот или поворот нередко превращается в трудноразрешимую проблему.

Мы остановились недалеко от скучающего инспектора и занялись привычным делом: наблюдением. Ну, то, что водители при повороте хронически не желали на перекрестке пропускать идущих на зеленый пешеходов — уже в порядке вещей. Больше всего нас “порадовали” массовый организованный проезд на запрещающие сигналы светофора и разворот через две сплошные линии разметки. О том, что автомобили сплошь и рядом стояли под запрещающими знаками, — и говорить не приходится. Сразу скажем, что подобную картину мы наблюдали практически на всех улицах города. Здесь же пикантность ситуации придавало отсутствующее присутствие стража порядка.

Через час мы убедились, что в намерения сотрудника ГАИ не входит выполнение служебных обязанностей, и решили выехать на МКАД, прокатиться по нему и вернуться в город по правительственной трассе. Разумеется, до самого поста перед выездом в область мы не встретили ни одного инспектора. Время подходило к шести часам вечера, и ехать пришлось уже в плотном потоке машин. Еще час, и оставшиеся до МКАД пять километров пришлось бы преодолевать с минимальной скоростью.

Гаишники на выездном посту привычно трясли грузовики и “Газели”, не обращая внимания на легковушки. МКАД был уже забит машинами, и добираться 50 километров до нужной развилки пришлось не менее часа. За это время мы миновали три поста ГАИ, возле которых стояли фуры и лениво прохаживались инспекторы.

Въезд с Минского шоссе на самую главную в стране трассу обозначен стационарным постом, светофором и классической выборочной проверкой документов. Дальше — интересней. Дорога в город была свободна, а вот в область — напрочь забита автомобилями. Очевидно, в ожидании кортежа членовозов на Кутузовском проспекте гаишники выстроились через равные промежутки на резервной полосе, на машинах включили “мигалки”, а пространство вокруг обставили аварийными конусами. Поскольку эта полоса традиционно используется водителями для обгона и вообще быстрой езды, то предупреждение в виде сияющей гаишной “люстры” пришлось как нельзя кстати. Мы не видели, чтобы водителей останавливали за нарушение ПДД, хотя машины уходили в левый ряд перед самым носом инспектора, поэтому сделали вывод, что мигалки нужны исключительно для безопасности самих сотрудников ГАИ.

Тест вокруг «Газели»

Перед выездом на бульвары повстречали очередной “проверочный” пост, но наблюдать за его работой было уже неинтересно. Приятная неожиданность ждала нас на Болотной набережной. Это нечто! В девятом часу вечера гаишники перекрыли тремя (!) патрульными машинами все выезды и устроили “контроль трезвости”. Задержали и нас. Инспектор не глядя отобрал документы и отправил водителя в стоящую неподалеку машину “скорой помощи”. Не рассчитывая, что гаишники способны изобрести что-то новое, мы решили сделать маленький эксперимент.

Рассуждали так: поскольку они одновременно тормознули не менее шести машин, то к доктору и его сомнительному алкотесту выстроилась небольшая очередь. Вряд ли инспектор может запомнить всех водителей, поэтому нужно немного потоптаться в направлении медицинской “Газели”, скрыться от его непристального взгляда и вернуться назад. Наш коллега покорно отправился на освидетельствование, подошел к очереди и вежливо спросил: “Кто крайний?” — немного постоял рядом, а затем не торопясь обошел “Газель” и вернулся к нам. Гаишник, который забрал наши документы, уже отошел на другую сторону улицы и о чем-то спорил с водителем черного Gelaendewagen. Оказалось, инспектор увещевал пьяного водителя, что “так нельзя ездить”, а тот в ответ упорно демонстрировал свое удостоверение. Результат беседы был известен заранее: напутственное “будьте осторожны” и разрешающая отмашка жезлом. На наше “все в порядке” инспектор молча отдал права и пошел ловить новых жертв.

Дорога до области по Ленинскому проспекту в одиннадцатом часу вечера не доставила проблем. Весь поток шел с превышением скорости, и до МКАД доехали менее чем за полчаса. За это время мы видели две аварии и один проверочный пост. Надо отдать должное, оба ДТП (“железки”) находились в стадии гаишного оформления. Осталась последняя надежда, что нас остановят на выезде из Москвы. Напрасно: пост вообще вымер, только в освещенном окошечке был виден инспектор, склонившийся над экраном компьютера.

До новых встреч, товарищи!

Все, рейд по унылым гаишным будням закончен. Как и обещали, мы не собираемся давать оценку деятельности столичной ГАИ, делать выводы, критиковать и возмущаться. Мы просто рассказали о том, что увидели собственными глазами.