Пони бегают по кругу

Московская кольцевая. Еще лет десять назад эти 109 километров четырехполоски называли “дорогой смерти”. В 1998 году обновленная до неузнаваемости, она стала “дорогой жизни”. Но, как и всякое современное техническое сооружение, трасса требует и от ее пользователей повышенного, даже предельного внимания.

Московская кольцевая.

Еще лет десять назад эти 109 километров четырехполоски называли “дорогой смерти”. Хотя как воздух они нужны были городу. Но столь мрачно дорогу окрестили не зря, и когда жертво-приношения в бесконечной череде ДТП стали чрезмерными, ее решили реконструировать, а точнее — перестроить.

В 1998 году обновленная до неузнаваемости, она стала “дорогой жизни”, если комплексно посчитать ее нынешнее значение в дорожной инфраструктуре огромного мегаполиса по имени Москва.

Но, как и всякое современное техническое, техногенное сооружение, построенное для обслуживания транспортных средств повышенной опасности, трасса требует и от ее пользователей повышенного — пожалуй, даже предельного внимания. От каждого участника движения, в любой момент движения по ней. Но особенно в дачный сезон, когда термин “час пик” начинает характеризовать чуть ли не ежечасное ее состояние.

Корреспонденты “МКмобиля” решили прощупать пульс МКАД накануне летнего сезона с тем, чтобы подготовить читателей к новой “навигации” по Кольцу — ведь за зиму в столице и в соседних регионах появилось немало новых автовладельцев, а значит, нагрузка на дорогу снова возросла.

Безостановочное движение по Кольцу денно и нощно, в любую погоду, в любой сезон, при любых, даже чрезвычайных, обстоятельствах обеспечивает Специализированный полк ДПС УГИБДД ГУВД Москвы. Командир полка, полковник милиции Андрей НАЗАРЕНКО и командиры трех его батальонов рассказали о МКАД и показали нам Кольцо в работе. С полковником мы беседовали в его кабинете, с командирами батальонов — в штабе и в машинах, на трассе. Наш первый вопрос полковнику:

— Есть ли у МКАД некая главная особенность, которую должен всегда учитывать водитель, выехавший на эту одну из самых современных, скоростных, многополосных городских магистралей?

— Увы, у МКАД есть, к сожалению, такая особенность: проектанты не предусмотрели достаточного места для отстоя на обочине транспорта даже в экстренных случаях. По этой причине примерно два с лишним года назад УГИБДД Москвы пришлось, чтобы хоть как-то восполнить этот просчет проектировщиков, в пределах ГОСТа сузить разметку полос движения и высвободить хоть какое-то место под обочину. Но стоять на ней не рекомендуется (особенно в темное время суток) ни при поломке, ни в других экстренных случаях: необходимо срочно эвакуировать транспортное средство на ближайшую специальную площадку-стоянку. Тогда и не будет таких ДТП, подобных приключившемуся совсем недавно с водителем — гражданином Польши...

— Расскажите.

— Думаю, вряд ли пан Хенрик Жигельский, дальнобойщик 54 лет от роду, водитель, наверное, опытный (все-таки давно колесит по международным трассам), ожидал такой неудачи. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Ранним утром на 101-м км внутреннего кольца МКАД, в районе Лосиного Острова, его трейлер, который вез в кузове прицепа 88 двухсотлитровых бочек с химическим компонентом для производства солярки, задел стоявший на обочине бензовоз N-ской воинской части. Польский водитель потерял контроль над тяжелой машиной, и около сорока бочек, пробив тент прицепа, выкатились на дорогу. При этом был пробит топливный бак, и на асфальт вытекло почти 500 литров солярки.

К счастью, ни пан Жигельский, ни солдатик — водитель бензовоза, стоявший рядом со своим автомобилем, ни кто-либо из проезжавших в этот момент по МКАД не пострадали, не возник и пожар. Но пожарному расчету пришлось сначала засыпать песком, а затем смывать с дорожного полотна знатное маслянистое пятно от разлившейся солярки.

Наши сотрудники прибыли на место ДТП оперативно и постепенно восстанавливали движение по полосам: через два с половиной часа инцидент был исчерпан, почти 15-километровая пробка рассосалась. Пан Жигельский, не владеющий русским языком, не смог толком объяснить, почему он не справился с управлением трейлером. Скорее всего по невнимательности: отвлекся, не справился с управлением и не заметил стоявший на обочине бензовоз.

Большого ремонта не будет

— А каково нынешнее состояние дорожного покрытия Кольцевой?

— Никаких ремонтных работ ни на проезжей части, ни по направленным съездам сейчас дорожные службы на МКАД не проводят. Лишь на некоторых участках с наступлением тепла в ночное время будут менять дорожное покрытие, наносить разметку. Но, я повторяю, все будет происходить в ночное время.

— И не в выходные?

— Конечно, есть порядок, установленный департаментом правительства Москвы, определяющий, в какое время суток можно проводить эти работы. Исключено проведение ремонтных работ в пятницу с 15.00 и до 23.00—0.00, в субботу с 6.00 до 15.00 и в воскресенье с 15.00 до 23.00—0.00.

— И все же это серьезные работы или обычные “косметические”?

— Это нормальный поддерживающий ремонт, проще говоря — уход за дорожным полотном: за зиму кое-где появились ямки, выбилась колея — требуется их убрать, освежить или заново нанести разметку. Вообще говоря, эксплуатация новой дороги проходит определенные этапы: к примеру, асфальт после первой укладки должен “улежаться”, потом верхний слой заменяют, наносят пластиковую долговечную разметку. А если говорить о мелком, “ямочном” ремонте, то его ведут в “тихие” часы, и на массовый выезд граждан на отдых он не влияет.

— Стало быть, к состоянию дороги, к качеству дорожного покрытия у вас претензий нет? Тогда давайте поговорим о наиболее характерных ДТП, с которыми приходится сталкиваться вашей службе на МКАД.

— Позвольте сначала немного статистики. За минувшие три месяца на Кольцевой дороге погибли 27 человек, из них десятеро — пешеходы, 17 — водители. У нас по сравнению с другими подразделениями Московского ГИБДД довольно много пострадавших в ДТП, но этому есть объяснение: в столице мало трасс с таким напряженным движением и разрешенной скоростью в 100 км в час (с такой скоростью можно еще ехать только по трассе, соединяющей Ленинградское шоссе с международным аэропортом “Шереметьево”). И, как показывает анализ, такая высокая разрешенная скорость, к сожалению, приводит к печальным последствиям. Так вот, из десяти пешеходов трое — водители, вышедшие из своих машин и стоявшие возле них, и только семеро — собственно пешеходы, оказавшиеся на проезжей части.

— Они не воспользовались мостами-переходами?

— Именно. Пятеро были в нетрезвом состоянии, им, видно, было тяжело подняться по лестнице перехода, и их сбили непосредственно в зоне видимости перехода. А если говорить о погибших водителях, то двенадцать человек ушли в мир иной в результате нарушений ПДД, приведших к столкновению автомобилей. Самое распространенное нарушение Правил — неправильный обгон (при этом, как правило, страдают невиновные). Вот печальный пример: в феврале в два часа ночи супруги из Липецка везли в Москву на рынок мясо, ехали в среднем ряду, дорога пустая... Пьяный водитель “мерса” начал маневрировать, ударил “семерку” — она перевернулась, люди в ней заживо сгорели.

— А водитель Mercedes?

— С места происшествия скрылся, но по горячим следам в течение суток нам удалось его найти. Еще одно часто совершаемое нарушение с тяжкими последствиями — наезд на стоящее транспортное средство. Наши водители бывают настолько беспечными, что, жалеючи проколотый баллон, не отъезжают к обочине, а начинают его менять на второй, четвертой и даже пятой полосе движения — такое легкомыслие частенько кончается трагедией. А по мне, так собственная жизнь куда дороже поврежденной или проколотой резины вместе с литыми дисками за две тысячи долларов! А зимой бывали случаи, когда люди останавливались на обочине и выходили из машины, чтобы протереть стекло, ноги размять или рассмотреть карту, и на них наезжали. Слава богу, не всегда дело заканчивалось смертельным исходом, но ранения получали ни в чем не повинные люди. Так что, если что-то и случилось с машиной на МКАД, нужно срочно съехать на обочину — хоть на аккумуляторе! — и не ходить вокруг нее, а если поломка сложная, то как можно быстрей убрать машину с обочины, отбуксировать на специальную стоянку.

Беспечность водителей —бич МКАД

— Стало быть, после недисциплинированности водителей, после нарушений ПДД вторая частая причина ДТП…

— …беспечность. Люди не думают о последствиях. А скоростная Кольцевая дорога беспечности не прощает. Она, кстати, проявляется и в том, что люди забывают о статусе МКАД — “магистральной улицы общегородского значения первого класса”, на которой запрещены не только остановка и стоянка, но и движение пешеходов и велосипедистов, движение задним ходом и учебная езда. Между тем на прилегающей к Кольцевой территории хорошо развита инфраструктура — магазины, рынки, торговые центры, рестораны и закусочные. И часто бывает так, что люди перемещаются от магазина к рынку или к точке общепита пешком по обочине, приткнув где-то машину, практически рискуя жизнью.

— Но ведь есть и такие крупные торговые центры, как “Крокус-сити”, — они находятся в отдалении от трассы, возле них устроены большие автостоянки…

— Это так, но с наступлением весенне-летнего сезона, особенно в выходные дни, поток покупателей настолько возрастает, что нам приходится дополнительно привлекать сотрудников (а их и так не хватает!) к этим точкам, так как любой заезд на рынок или в торговый центр — торможение, замедление потока. Возникают заторы, которые приходится “разводить”…

— И это по всему Кольцу?

— Не совсем. Дело в том, что внутренняя сторона Кольца — это Москва. За ее состояние отвечают городские власти, они дают разрешение на строительство и, как правило, требуют организации автостоянок. Проблемы возникают на внешней стороне Кольца, на территории того или иного района Московской области. А областная и районная власти не столь требовательны к владельцам торговых предприятий и “забывают” о том, что нужно оборудовать и автостоянки. Скажем, сейчас на 65-м километре расширяется строительный рынок “Синдика-О”, но его владельцы о покупателях, подъезжающих на машинах, не обеспокоились, а местная районная власть смотрит на это сквозь пальцы: пусть, мол, столичные службы, если им нужно, и суетятся. Вот нам и приходится в базарные дни направлять к скоплениям автомобилей на обочине сотрудников, вручную разгоняющих водителей, что бросают машины на обочине, там, где стоянка запрещена. А лучше бы инспектору быть на трассе, следить за потоком...

— Давайте теперь поговорим о таком биче Кольцевой, как подставлялы. Создается впечатление, что даже с точки зрения закона они неуязвимы, не говоря о реальном противодействии сотрудников ГАИ и милиции. Это так?

— Не раскрывая наших фирменных секретов, могу твердо заявить, что боремся с этими противоправными действиями криминальных элементов порой довольно успешно. Хотя, не побоюсь в этом признаться, есть в наших рядах и сотрудники, подыгрывающие бандитам, не оформляющие должным образом подобные “постановочные” ДТП. И если это делается из корыстных побуждений, то таких сотрудников мы выявляем.

— А достаточно ли вооружен сотрудник ГАИ юридически и технически, чтобы точно квалифицировать подставу?

— С юридической точки зрения сделать это весьма непросто, так как схемы подстав рассчитаны их криминальными авторами “в соответствии” с ПДД и КоАП весьма точно, и нам собрать доказательства того, что данное ДТП создано искусственно, весьма сложно…

— Ваш совет добропорядочным автовладельцам, попавшимся в криминальные сети?

— Не поддаваться на угрозы и твердо стоять на том, что необходимо оформить ДТП при участии сотрудника ГАИ: подставлялам не “светит” попадание в административные протоколы — ведь у нас есть оперативные группы, специально занимающиеся этим видом криминального бизнеса.

Не увлекайтесь скоростью…

— Вернемся к “настоящим” ДТП. Не могли бы вы рассказать о наиболее опасных для водителя, аварийных участках Кольцевой?

— Приведу один, но характерный пример. МКАД в районе Лосиного Острова довольно-таки прямая, нет здесь и торговых центров, вот водители и жмут с азартом на газ, а это, как известно, чревато: МКАД все же не гоночная трасса Монте-Карло! Так что самые опасные участки Кольцевой, как показывает опыт, — прямые, проложенные вне городских застроек, на которых водители легко поддаются на соблазн как следует разогнаться.

Или взять транспортную развязку на пересечении Варшавского шоссе с МКАД — это целых одиннадцать километров одних разъездов! И ими же пытаются воспользоваться… пешеходы. А в сторону Бутова еще и рынки — люди бросают машины и бегут к ним пешком. Другими словами, водитель должен иметь в виду, что на этой развязке весьма возможна встреча с неосторожным пешеходом. Впрочем, они возможны и на других развязках...

— Есть ли особенности езды по Кольцу в дачный сезон?

— Есть. К сожалению, большинство так называемых вылетных трасс после МКАД начинают сужаться. В выходные дни при выезде и въезде в столицу в часы пик транспорт скапливается на “усах” развязок, захватывая и прилегающие участки Кольцевой, возникают длинные пробки. Тут можно посоветовать или избегать часы пик, или искать менее загруженные въезды-выезды, скажем, на такие загородные трассы, где не ведутся крупные ремонтные работы.

— Что ожидает автомобилистов в этом летнем сезоне?

— Нужно иметь в виду, что если раньше наиболее интенсивным было движение на южной половине Кольцевой, то за последние годы движение стало в три раза интенсивней на ее северной части и превысило этот показатель для юга.

Второй мой совет: не старайтесь полностью воспользоваться разрешенной на кольце скоростью в 100 км/ч: вы немного проиграете во времени, если ограничите себя 80 км/ч, зато приобретете в безопасности движения. В-третьих, не советую заниматься на Кольцевой “автомобильным слаломом”: на скоростной трассе даже мелкая авария имеет, как правило, тяжелые последствия и приводит к долгой закупорке движения. Наконец, водителям-транзитникам и тем, кто недавно обзавелся водительскими “корочками”, не стоит занимать крайние левые ряды — оставьте их московским лихачам.