ГИБДД идет под суд

Огромное число иномарок, каждый день колесящих по дорогам столицы, пребывают в Москве... нелегально. К такому неутешительному для автовладельцев выводу пришли следствие и суд, более пристально взглянув на систему постановки на учет в столичном ГИБДД иностранных машин.

Огромное число иномарок, каждый день колесящих по дорогам столицы, пребывают в Москве... нелегально. К такому неутешительному для автовладельцев выводу пришли следствие и суд, более пристально взглянув на систему постановки на учет в столичном ГИБДД иностранных машин. Выяснилось, что большинство автомобилей оказались в столице в обход таможни, но между тем были здесь зарегистрированы.

На днях Мосгорсуд утвердил приговор, по которому за решетку попали офицеры ОГИБДД УВД Юго-Восточного округа Москвы, легкой рукой поставившие на учет 315 нелегальных иномарок. Еще 1 000 таких же авто проходят по другому уголовному делу, которое сейчас расследуется в прокуратуре города. Незаконной регистрацией контрабандных автомобилей (многие из которых разыскивались Интерполом) занимались и гаишники Северо-Восточного округа. Причем даже следствие признает, что эти люди были лишь винтиками в системе. И суд над ними — показательная казнь для острастки остальных.

На скамье подсудимых оказались: начальник 3-го регистрационного отделения МРЭО Юго-Восточного округа Алексей Смуров и его команда — старший госинспектор Виктор Кокушкин, госинспектор Михаил Миркин, две вольнонаемные сотрудницы и знакомый Смурова Константин Савотин.

Эти люди прописывали в Москве различные модели “мерсов”, BMW, VW, Subaru, Fiat, Toyota, Nissan и других иномарок, даже не поинтересовавшись их биографией. Хотя по правилам должны были тщательно проверить и осмотреть каждый автомобиль. Однако гаишникам не с руки было выявлять нарушения, поскольку они были в одной команде с нарушителями. И уже вместе с ними думали, как обмануть государство.

Машины регистрировались на подставные фирмы “Астеон” и “Автолайт-1”. По закону возможна регистрация как на физическое, так и юридическое лицо. Однако в последнем случае от предприятия требуется предоставить устав, справки об учете в налоговой полиции и т.д. Ничего подобного у данных фирм не имелось, поскольку на самом деле они были виртуальными и появились на свет по паспортам умерших граждан, а одна и вовсе “расположилась” по выдуманному адресу.

Обычно Савотин приезжал в МРЭО сразу с пачкой ПТС на машины, которые необходимо было зарегистрировать. Причем эти документы представляли собой подправленные и отксерокопированные копии паспортов похожих автомобилей.

Естественно, регистрировать машины по ним при отсутствии подлинников было нельзя. Тогда гаишники заверяли ксерокопию и делали вид, что видели и подлинник паспорта. А затем Савотин писал заявление об утере ПТС и на основании заверенного гаишниками ксерокса получал новый паспорт. Только теперь он был уже законным, и именно туда вписывались настоящие данные нужных машин. Естественно, проверка иномарок по базе данных была чистой формальностью. Новоиспеченные “москвички” быстро находили своих хозяев, и те даже не подозревали, что их иномарки не растаможены.

Разоблачили гаишную группировку весной 1999 года, когда в МРЭО нагрянула проверка. Накануне Смуров пытался спрятать дела о “нелегальных иномарках”. Мужчина попросил своих знакомых оперативников сделать официальный запрос на эти дела и забрать их как необходимые для работы. Но даже это не помогло.

Очевидно, ревизоры уже располагали информацией о творящихся нарушениях закона, поскольку они затребовали эти дела обратно и ознакомились с ними. А затем на таможню был послан запрос о выплате пошлин на эти машины. Ответ получили отрицательный. Так обнаружилось, что по Москве разъезжает 315 нерастаможенных иномарок 1993—1999 годов выпуска, на которых государство потеряло 190 миллионов рублей.

Машины объявили в розыск, и с этого момента их недоумевающих владельцев начали тормозить сотрудники ГИБДД.

По закону хозяева таких авто считаются введенными в заблуждение добросовестными приобретателями и не несут ответственности за неуплату таможенных платежей. Однако это обстоятельство не избавляло шоферов от проблем.

Машины у них изымались для проверки, и дальше надеяться можно было только на везение. Транспортное средство могли как задержать и оставить на специальной стоянке, так и отдать под сохранную расписку (выдав ее, хозяин лишался права отчуждать транспортное средство). Причем водители не могли даже пожаловаться на ущемление своих конституционных прав, поскольку большинство владельцев задержанных иномарок фактически не являлись таковыми. Автомобили покупались или через сомнительные салоны, или, что называется, из рук в руки.

Человек, доставивший столько проблем столичным водителям, был приговорен Лефортовским райсудом за злоупотребление служебными полномочиями к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. А госинспекторам Кокушкину и Миркину досталось по два года лишения свободы. Вольнонаемных гаишных паспортисток-пенсионерок суд пожалел — назначил наказание в виде одного года лишения свободы и применил к обеим амнистию.

Кстати, все они, кроме Смурова, признали частично свою вину и заявили, что вынуждены были подчиняться мужчине как начальнику и, кроме того, верили его заявлениям о безнаказанности и прикрытии “большими людьми”. Кроме того, инспектора-женщины рассказали суду, что совершали незаконные действия, боясь раннего увольнения на пенсию. А вот к добровольному помощнику ГИБДД, жителю подмосковных Люберец Константину Савотину суд был суров. Он учел непогашенную судимость мужчины за разбой, признал его рецидивистом и назначил наказание в виде семи лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Кстати, Савотин заявил, что за услуги по регистрации автомобилей передавал сотрудникам МРЭО конверты, однако не знал, что в них было. Доказательств взяточничества гаишников добыть так и не удалось.