Владимир Этуш: «Женщины не умеют себя вести на шоссе»

По-моему, сидеть за рулем в 80 лет — это нечто сродни подвигу. Думаю, наш всенародно любимый артист тоже гордится данным фактом. Но в душе. Так вида не показывает. Езда для него само собой разумеющееся действие. А машина — это машина. Без уменьшительно-ласкательных суффиксов.

По-моему, сидеть за рулем в 80 лет — это нечто сродни подвигу. Думаю, наш всенародно любимый артист тоже гордится данным фактом. Но в душе. Так вида не показывает. Езда для него само собой разумеющееся действие. А машина — это машина. Без уменьшительно-ласкательных суффиксов.


Владимир Абрамович, помните момент, когда впервые оказались в водительском кресле?

— Конечно. Мне тогда было уже 39 лет. И первый свой автомобиль помню очень хорошо: древний-предревний “Москвич”. Я его выиграл у Михаила Ульянова на спичках. В те годы нельзя было купить машину — только если из промышленности выбраковывали и сбывали. Но этот транспорт был уже страшно заезженным. И вот одно такое авто нам дали в Вахтанговский театр, и претендовали мы на него вдвоем, поэтому решили разыграть по-честному. В итоге оно досталось мне, но за мной неотступно бегал механик с запчастями: автомобиль рассыпался буквально на ходу.

Спустя какое-то время я этот многострадальный “Москвич” отдал на станцию техобслуживания, где его профессионально отремонтировали, привели в порядок, и я его тут же удачно продал. А затем на вырученные средства, правда, с добавлением еще некоей суммы, приобрел бежевую “Волгу”. Поездил на ней год, потом сдал в магазин, где мне практически по этой же цене продали абсолютно новую. И таким образом я действовал в течение нескольких лет. “Волгам” не изменял.

— Какие же обстоятельства вас подтолкнули к покупке иномарки?

— Друзья постоянно укоряли: когда же ты наконец будешь ездить на приличной машине?! И однажды я решился: выбрал в автосалоне у знакомых симпатичную Toyota Carina Е. Был ею весьма доволен, пока не попал с женой в жуткую аварию. Мы оказались в больнице, а вот автомобиль восстановлению уже не подлежал.

— А что случилось?

— Ну, просто в столб я врезался на полной скорости...

— Это вы так носитесь?!

— Да нет, нормально езжу... Хотя средняя скорость для меня — это когда я уже перестаю различать очертания окружающих предметов, проносящихся за окном...

— Ничего себе! Тогда даже странно, что та авария была единственной в вашей практике...

— Почему?! У меня реакция неплохая, и Правила дорожного движения я никогда не нарушаю, с постовыми почти не сталкиваюсь. Кстати, после катастрофы у меня даже никакого страха не появилось. Чуть только оклемался — сразу опять за руль.

— За руль, простите, чего? Ведь Toyota была разрушена…

— Зато появилась Mitsubishi Carisma. Я уже на ней езжу 2,5 года. Получил ее в подарок. Дело в том, что я являюсь президентом фонда, который помогает Щукинскому училищу. Называется он “Вахтангова, 12а” — по адресу учебного заведения. И однажды ко мне пришел человек, назвался представителем одной известной компании и предложил проехать с ним в офис, чтобы подписать спонсорский пакет. То есть они сами изъявили желание помогать. Когда переговоры подошли к концу, я заметил скромно стоящего в уголке мужчину. Мы вышли в коридор, разговорились. Я узнал, что главу фирмы, любимым актером которого являлся именно я, звали Зия Бажаев. Он погиб три года назад. После его смерти компанию возглавил его брат, и, когда я попал в аварию, именно он преподнес мне в дар автомобиль.

— Подарок вас не разочаровал?

— Да что вы! Я им очень доволен. Мне как водителю, не избалованному комфортом, особенно приятны климат-контроль, гидроусилитель руля и коробка-“автомат”. Радует, что машина проходима, малогабаритна, но при этом достаточно просторна.

— А вообще в автомобильных марках хорошо разбираетесь?

— Не сказал бы. Знаю только, что огромные джипы мне не нравятся. Гораздо больше по душе Audi или Mercedes представительского класса.

— Есть обстоятельства, с которыми вы никак не можете смириться на дороге?

— Бесспорно, это женщины. На трассе я их не терплю. Они не умеют там себя вести. Вечно поступают непредсказуемо. Вот, например, она хочет проехать, я ее, естественно, пропускаю, а она — бац — останавливается, меня тормозит и, главное, непонятно чего ждет.

— То есть вы на шоссе приветствуете в первую очередь решительность?

— В зависимости от конкретной ситуации. Всегда нужно быть осмотрительным. А слишком решительные уже давно лежат под елкой...