Дорога дальняя – казенный дом

Не следует думать, что законопослушный человек может загреметь на нары только в России-матушке. К примеру, в благополучной на первый взгляд Финляндии любого запросто могут упечь за решетку, а там ни связи, ни взятки не помогут.

Беззаконием и коррупцией насквозь пронизана вся наша правоохранительная и судебная системы. Для попавшего в криминальный переплет по своей вине или по чужой воле благоприятный исход дела зачастую зависит от наличия нужных связей в “органах” и возможностей кошелька. Однако не следует думать, что законопослушный человек может загреметь на нары только в России-матушке. К примеру, в благополучной на первый взгляд Финляндии любого запросто могут упечь за решетку, а там ни связи, ни взятки не помогут.


Перегонка подержанных иномарок из-за границы — бизнес, как известно, хлопотный и опасный, но тем не менее приносящий определенный доход. Основной поставщик бэушной техники — Германия. Именно туда постоянно приходилось мотаться Евгению (так зовут перегонщика) за товаром. Женя работает исключительно под заказ. За последние годы он приобрел обширную клиентуру и заработал солидную репутацию. На автомобильных рынках вы его никогда не встретите — не тот уровень.

Линия Маннергейма

Весной в автосалоне города Карлсруэ он приобрел очередное авто. Audi Allroad стоимостью

33 тысячи евро предназначалась для покупателя-москвича. Заказчик перевел в Германию через банк практически всю сумму, где, получив деньги, Евгений и оформил покупку. В конце сделки, как обычно, на машину были получены все необходимые документы: брииф (немецкий техпаспорт), так называемый мильверштоер (документ, позволяющий после вывоза авто за границу вернуть покупателю 16% НДС), немецкая страховка и купчая. Автомобиль без проблем сняли с учета в полиции и выдали перегонщику транзитные номера. Из Германии маршрут лежал через паромную переправу в Финляндию. На таможне ни в Германии, ни в порту Хельсинки, где тоже происходит сверка всех идентификационных номеров машины, проблем не возникло. Получив финские “транзитники”, владелец направился в сторону российской границы.

Финско-российская граница уже почти осталась позади. Евгений уже получил на руки все документы, сел в машину, завел. Вдруг подходит пограничник-финн и просит снова открыть капот и багажник. Полазил, понюхал внутри. Поехали в бокс — говорит. Там у недоумевающего Евгения забрали машину, все документы, мобильный телефон и велели ждать. Через четыре часа его обыскали, заставили снять обувь и носки (!), а затем просто бросили в камеру. Никаких объяснений и переводчика. За что, люди? Ясно, что с машиной что-то не то, но что именно? “Когда человек оказывается ни с того ни с сего в камере-одиночке, у него может “поехать крыша”, — рассказывает Женя. Ему самому — насилу достучался до охранников — через два часа неизвестности пришлось вызывать “скорую”: стало плохо с сердцем. Он потерял сознание, и медикам, чтобы снять сердечный приступ, пришлось применить электрошок, а также другие кардиостимуляторы. Положение серьезное, но забрать не можем, сказали они, через два часа вас переведут из камеры на таможне в тюрьму при полицейском участке, и лишь оттуда, может быть, попадете в госпиталь. В какую тюрьму? Вы что, обалдели? Нашего земляка арестовали 7 мая, а 9-го уже заочно осудили на двухмесячное заключение: именно столько времени отвел судья обвинению на сбор доказательств.



Тюремные пытки

В камере-одиночке полицейского участка города Лапенранта “терпила” провел месяц и неделю. Обувь и носки почему-то так и не отдали. Все это время приходилось сидеть на тонком поролоновом матрасе, так как ходить по камере было невозможно — от холода сводило ноги. Не выводили ни на прогулку, ни в душ. Через месяц, когда от постоянного холода у него в моче появилась кровь (не выдержали почки), заключенный уже знал, что машина в 2002 году была украдена в Гамбурге, а бланк техпаспорта “увели” из самой полиции. “Я честный покупатель, чему есть все документальные подтверждения, почему меня держат в тюрьме?” — постоянно спрашивал Женя. Через переводчика ему отвечали с финским акцентом: “Мы знааем, что вы купилли этту машину. Но мы подозревааем, что вы неискренне купилли этту машину”.

Вы в своем уме? Как можно неискренне купить автомобиль за 33 тысячи евро? Координаты автосалона, где был приобретен злосчастный автомобиль, телефоны свидетелей, кто присутствовал при покупке, документы из банка о переводе денег — все это находилось в распоряжении финских властей практически с самого начала следствия. Как утверждает Евгений, понятие “презумпции невиновности” в Финляндии полностью отсутствует. Обвинитель представил судье целую пачку фотографий, на которых Женя изображен за рулем всех машин, когда-либо перегонявшихся им через территорию Финляндии. И обвинение настаивало на том, что он — член международной организованной преступной группировки, занимающейся сбытом краденых автомобилей, а многочисленные фото — тому подтверждение.



Горячие парни заплачут

Благодаря супруге, которая была вынуждена приехать в Финляндию, оставив в Москве двоих детей, через некоторое время появился представитель российского консула и адвокат. Их усилиями заключенного перевели в другую тюрьму, в город Миккеле. Там условия уже были похожи на человеческие: сауна раз в неделю, душ после прогулки и приличное питание. Обвинению так и не удалось собрать достаточных улик для того, чтобы осудить перегонщика на определенный срок, и через два месяца судья его освободил с предписанием в тот же день покинуть страну. Что он с удовольствием и сделал.

Вернувшись домой, Евгений полон решимости. Во-первых, он предъявляет иск к финским властям о потере здоровья и возможной прибыли за два месяца. Во-вторых, предстоит судебное разбирательство с немецким автосалоном на предмет возврата денег за конфискованный в Финляндии автомобиль, а также компенсации морального вреда. Назад дороги нет, говорит Женя, а в прессу обратился лишь потому, что в финских застенках, помимо настоящих нарушителей закона, томятся такие же, как и он, наши соотечественники, ставшие жертвами криминального прошлого купленных ими когда-то машин. Многим из них помощи ждать неоткуда.