Суды пошли на мировую

Ежедневно в столице регистрируется более 500 нарушений ПДД, за которые можно лишиться “прав”. большинстве случаев инспектора ГИБДД разбираются с нарушителями сами, не вынося сора из избы, но все же нередко решением этих вопросов приходится заниматься мировым судьям, которые призваны разгрузить районные суды от подобной “мелочовки”.

Ежедневно в столице регистрируется более 500 нарушений ПДД, за которые можно лишиться “прав”.

В большинстве случаев инспектора ГИБДД разбираются с нарушителями сами, не вынося сора из избы, но все же нередко решением этих вопросов приходится заниматься мировым судьям, которые призваны разгрузить районные суды от подобной “мелочовки”.

Надобность в их создании назрела давно, ведь кроме дел по административным правонарушениям, совершенным водителями, федеральным судьям до недавнего времени приходится решать еще и огромное количество других административных, гражданских и уголовных дел, совсем не касающихся автомобильной жизни. Суды в России сейчас перегружены настолько, что зачастую ждать этого решения приходится по нескольку месяцев, а то и лет, причем независимо от того, насколько правонарушение или преступление серьезно. Проблем в судебной системе достаточно, и перечислять их в этой публикации не имеет смысла, однако надо упомянуть, пожалуй, о самой главной — нехватке кадров. А точнее — людей, призванных и уполномоченных выносить решения и разрешать спорные вопросы. И поэтому в нынешней ситуации институт мировых судей просто необходим.

Ближе к народу

Главное отличие мировых судей от судей в районных судах состоит в том, что они намного ближе к народу. За каждым судьей закреплен определенный участок с определенным числом жителей (15—30 тыс. человек). Этот служитель Фемиды разрешает имущественные споры, наказывает правонарушителей, появившихся в его “владении”. К тому же поскольку дела, рассматриваемые мировыми судьями, более легкие, процесс у них идет гораздо быстрее. Мировым подсудны не только некоторые категории административных и гражданских, но даже уголовных дел. Для автомобилистов важны только первые две категории. Основные правонарушения, допущенные водителями, рассматриваются органами ГИБДД, но могут быть переданы ими на рассмотрение судье (более сложные — районному, менее — мировому). Но поскольку последние пока есть не во всех регионах страны, дела, входящие в их компетенцию, пока также рассматриваются районными судами.

Мировые судьи могут решать имущественные споры, связанные, например, с компенсацией имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в ДТП, но при этом цена иска не должна превышать 500 МРОТ (проще говоря, если вы подпортили чужой автомобиль и нанесенный вами ущерб оценивается не более чем в 1 650 долларов, то решать этот вопрос будет как раз мировой судья, но, учитывая, что все с нетерпением ждут увеличения этого самого МРОТа, сумма вполне может и увеличиться).

Самая важная функция, которая на них возложена, — вынесение решений по административным делам. В большинстве своем те правонарушения, наказание за которые предусмотрены только в виде штрафа, судей не касаются — это юрисдикция ГИБДД. Но если водитель не согласен с решением сотрудника Госавтоинспекции и свою вину не признает, то здесь начинается работа судьи, но только федерального, обратившись к которому, вполне можно добиться отмены как решения, так, соответственно и наказания.

Лишит? Не лишит!

Более широкие возможности поспорить с решением гаишников предоставляются в тех случаях, когда речь идет о лишении “прав”. Эту ситуацию можно рассмотреть на наглядном примере. В прошлом номере “МКмобиля” мы опубликовали итоги своеобразного алкотеста. Корреспонденты газеты на личном опыте пытались выяснить, с каким содержанием алкоголя в крови можно управлять машиной, чтобы за это ничего не было. Напомним, что в двух случаях из трех состояния алкогольного опьянения экспертиза не выявила, хотя факт употребления спиртных напитков все же был установлен. При таком раскладе у инспекторов ДПС есть выбор: либо отдать “права” сразу (что вряд ли), либо дать делу ход, и тогда, после группы разбора, оно попадет на стол к мировому судье (этот вариант более чем реален). Если вы не хронический алкоголик и достаточно законопослушный гражданин, то, как показывает практика, в подобных случаях самое большое наказание, вам грозящее, — предупреждение. А чаще всего судья возвращает “права” просто так. Но здесь надо сразу оговорить один момент: дела по правонарушениям, предусматривающим наказание в виде лишения права управления транспортным средством, могут быть переданы на рассмотрение судье. Именно “могут быть”, но это необязательно. Отправлять ваше дело в суд или нет — единолично решает уполномоченный гаишник. Так что у водителя есть шанс вернуть “права” старыми испытанными способами: либо поплакаться ему в жилетку и, посетовав на злую судьбину, покаяться в надежде на доброе сердце или хорошее настроение, либо просто договориться с ним, предварительно подмазав некоторым количеством “зелени”. Следует помнить, что в том случае, когда дело дальше группы разбора не пошло, можете быть спокойны — вам не грозит ничего серьезнее штрафа, так как лишить вас “прав” может только суд.

Кстати, по статистике, до введения института мировых судей за пьянку водители лишались “прав” довольно-таки часто, однако с их приходом этот показатель снизился до 20%. А поскольку можно быть практически полностью уверенным, что автомобилист, севший за руль своей машины с “остаточными явлениями”, для сотрудников ГИБДД окажется пьяным и его дело прямиком отправится в суд, то для водителей это большой плюс. Нашему корреспонденту удалось пообщаться с несколькими мировыми судьями, которые рассказали, что когда человек попадает к ним впервые, то они стараются его строго не наказывать. Однако если это повторяется, да еще и не однажды, то “прав” он лишается на максимальный срок.

Но не все так гладко: ходят слухи, что судьи получили негласное указание сверху — любителей покататься на нетрезвую голову наказывать по максимуму (то же касается и других серьезных правонарушений, за которые можно поплатиться несколькими месяцами пешей жизни).

Папа — зол, мама — зол...

Отсюда вытекает еще одна проблема — субъективность при рассмотрении дел. Грубо говоря, судья может быть в плохом настроении и назначить максимальное наказание по пустячному делу, и наоборот: оправдать водителя, совершившего серьезное правонарушение. В приватных беседах сами гаишники рассказывали очень занимательные случаи из жизни судей и водителей. Один из столичных автовладельцев немного принял на грудь по очень радостному поводу (он стал отцом), причем сделал он это прямо перед роддомом. Домой он, естественно, решил возвращаться на своей “ласточке” и, как это часто бывает, сразу попался. Гаишники резво ухватились за нарушителя, и дело отправилось к мировому судье. В итоге мужику пришлось три месяца походить пешком, причем такая суровость наказания удивила даже самих инспекторов ГИБДД, которые полагали, что в данном случае вполне можно учесть смягчающее обстоятельство. Как оказалось впоследствии, в день разбирательства по дороге на работу судья был с ног до головы облит грязью, вылетевшей из-под колес проезжающего мимо автомобиля...

Или еще один практически аналогичный случай: сотрудники ДПС задержали вдрызг пьяного водилу, который не то что на ногах не держался, а даже хрюкнуть не мог. Как он смог сесть за руль да еще и управлять автомобилем в таком состоянии, выяснить не удалось (наутро тот ничего вспомнить не смог и искренне удивился, узнав про ночную встречу с гаишниками). Поскольку это был уже не первый его “залет”, начальник не стал долго разговаривать, направив дело мировому судье. Который, в свою очередь, смилостивился над якобы раскаявшимся рецидивистом и принял следующее решение: взыскать с нарушителя штраф в размере 2000 рублей и вернуть ему “права”! У него, видимо, в тот день было очень хорошее настроение...

Назначенцы

Изначально авторы закона о мировых судьях планировали, что мировой судья одновременно должен выступать носителем и государственной, и моральной власти. Это позволяло бы ему в необходимых случаях действовать не только в рамках закона, но и с учетом местных обычаев и нравственных критериев. Поэтому в законе сказано, что мировой судья может быть выбран населением своего участка или законодательным органом, но на практике оказалось, что первый вариант просто не используется. Объясняется это просто: поскольку в соответствии с федеральным законом субъект должен сам определяться с порядком назначения или избрания мировых судей, местные власти решили, что многоступенчатая система отбора кандидатов законодательными органами и так позволит отобрать наиболее подготовленных и квалифицированных мировых судей. Они также посчитали, что постоянно проводимые выборы, во-первых, требуют больших финансовых затрат, во-вторых, уже утомили избирателей и в-третьих, опыт проведения выборных кампаний показывает, что мировыми судьями могут стать те, кто способен произвести на людей впечатление своим красноречием, а не вдумчивым отношением к делу, кроме того, в ходе выборов не может быть определена профессиональная подготовленность избираемых кондидатов.

Конечно, все приведенные выше доводы вполне справедливы. Однако выходит, что для того, чтобы стать мировым судьей, надо просто убедить местные судебные власти и законодателей в своих достоинствах, а иметь авторитет среди простых жителей, которые потом придут к нему за помощью, совсем не обязательно. К тому же, не стоит напоминать, что вся судебная система в нашей стране погрязла в коррупции не меньше, чем, скажем, ГИБДД или любое другое ведомство. Поэтому если учитывать современные реалии, убеждения в виде некоторого количества небольших зеленых бумажек с портретом Франклина и надписью “The United States of America” вполне возможны, так же как и приход на должность неквалифицированного или нечистого на руку мирового судьи. Следует заметить, что за свои решения он ответственности не понесет и в худшем для себя случае просто потеряет место.

Традициям верны?

Поскольку мировой судья — тоже человек, которому, как известно, свойственно заблуждаться, то и он не лишен этой слабости. Поэтому в том случае, если гражданин не согласен с решением и хочет его оспорить, он вправе подать апелляционную жалобу на решение мирового судьи. Сделать это надо в течение 10 дней с момента вынесения решения. Кроме самой жалобы необходимо предоставить ее копию, квитанцию об оплате госпошлины, а также имеющиеся в наличии документы и иные доказательства, подтверждающие апелляцию. Она подается в районный суд через мирового судью. Следует заметить, что в данном случае никакой разницы между районным и мировым судьями нет. Тут и заключается основная проблема этого нововведения в судебной системе: апелляцию рассматривает судья районного суда единолично, то есть решение одного судьи пересматривает точно такой же судья. Извините, но судьи-то равны, а значит, пересматривать дело должна коллегия судей, как это было в дореволюционной России. Тогда тоже функционировали мировые суды, причем действовали они куда эффективнее, нежели их современные коллеги, так как наши предки нашли очень простой выход: все спорные решения рассматривались выборной коллегией периодически собиравшегося уездного съезда мировых судей. То есть они действовали как самостоятельные единицы правосудия.

Конечно, идея с возрождением института мировых судов очень актуальна и своевременна. Там, где они уже приступили к работе, взяв на себя до 30% уголовных и 60% гражданских дел (а об административных и говорить нечего), серьезно сократились сроки рассмотрения исков как в районных судах, так и у самих мировых судей. Однако возникает вопрос: не перейдут ли к ним по наследству все те пороки, от которых уже давно и безнадежно страдает вся судебная система нашей страны?..

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Сергей БОЙКО, первый заместитель начальника Управления по обеспечению деятельности мировых судей Москвы:

— Федеральным законом для Москвы установлено 384 должности мировых судей и столько же судебных участков. В соответствии с этим утвердили городскую программу введения института мировых судей, состоящую из двух этапов. На первом в течение 2002 года запланировали назначение 157 мировых судей, которых наше управление должно обеспечить сотрудниками аппарата, помещениями и оборудованием. С этим справились. Сегодня в рамках реализации второго этапа уже подобраны 64 помещения для остальных 227 судебных участков. Их сдадим к концу года.

В одном месте могут находиться по нескольку судебных участков, однако это не помешает их доступности. Согласно требованию мэра Москвы

Ю.М. Лужкова все судебные участки должны быть легкодоступны для населения, то есть до него можно дойти пешком либо от дома, либо от ближайшей остановки общественного транспорта.

В столице уже приступили к выполнению своих обязанностей 146 мировых судей в 11 судебных районах (всего их 33). Границы каждого судебного участка определены соответствующим законом города Москвы. В районном суде любой москвич может узнать, на территории какого судебного участка он проживает и какой судья работает на этом судебном участке (если он назначен). Информацию обо всех уже функционирующих судебных участках также можно узнать в справочной службе “09”. Но поскольку организацию работы мировых судей осуществляют председатели районных судов, там располагают наиболее полными данными.

Кандидатом на должность мирового судьи может стать любой человек не моложе 25 лет, имеющий высшее юридическое образование и не менее 5 лет юридического стажа. После ряда процедур и экзамена его кандидатура представляется председателем Московского городского суда в Московскую городскую думу для назначения на должность.


Николай ШИНКАРЕНКО, адвокат:

— В России продолжается судебная реформа. Одной из основных ее новаций, помимо учреждения суда присяжных, рассматривающего уголовные дела по особо тяжким преступлениям, явилось создание института мировых судей. Если суды присяжных функционируют в судебных учреждениях субъектов РФ (республиканские, краевые, областные суды), то мировые судьи, наоборот, максимально приближены к населению и работают в районах. Каждый мировой судья действует на определенном судебном участке, границы которого определяются соответствующим законом субъекта федерации (так, например, одним из законов Москвы определены границы всех 384 судебных участков столицы).

Мировые судьи назначаются на должность постановлением главы соответствующего субъекта Российской Федерации по рекомендации законодательного органа. Они избираются на пять лет, а если мировой судья избирается на должность впервые, то этот срок сокращается до трех лет.

В законе РФ “О мировых судьях в Российской Федерации” прописано, что мировой судья избирается населением судебного участка или законодательным органом субъекта федерации, но, к сожалению, второй вариант стал общим правилом. Такое положение дел фактически делает мировых судей зависимыми от властей, их назначивших.

Мировые судьи рассматривают определенные категории уголовных, гражданских и административных дел. Согласно статье 31 Уголовно-процессуального кодекса РФ мировому судье подсудно большинство уголовных дел по преступлениям, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на небольшие сроки. Так что уголовные дела по нарушению Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, предусмотренные статьей 264 УК РФ, подсудны федеральным судьям в судах общей юрисдикции, в т.ч. и по части 1 этой статьи.

Мировые судьи рассматривают большое количество гражданских дел, в том числе и по возмещению материального ущерба, возмещению морального вреда, причиненных в результате дорожно-транспортных происшествий, повлекших повреждение транспортных средств, а также наложение административного взыскания на виновное лицо. В соответствии со статьей Гражданского процессуального кодекса РФ мировой судья рассматривает дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда. Если же, например, в результате ДТП материальный ущерб превысил эту сумму, то такое дело подсудно уже федеральному судье.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Пятница. Рванули на дачу в Подмосковье. На железнодорожном переезде “пробка”. Стоим около часа.

Наконец тронулись. За пять метров от шлагбаума начинает верещать звонок, а семафор лихорадочно моргать двумя красными сигналами. Резко беру влево и, объехав уже затормозившую перед переездом “копейку”, перемахиваю через железнодорожные пути по “встречке”. Боковым зрением вижу, как слева от меня опускается шлагбаум. Слава богу, успели! Упс...

На другой стороне переезда мою “Волгу” остановил взмах полосатого жезла угрюмого гаишника. Отпираться было бесполезно: предусмотрительные менты факт грубого нарушения ПДД зафиксировали на видеокамеру. Монитор портативного компьютера в патрульной машине ДПС без комментариев выдавал картинку, как “Волга” с моими госномерами лихо перескакивает через рельсы под закрывающийся шлагбаум. Делать нечего — открыли торги. Но мою инициативу (без протокола замять дело под хруст одной пятисотенной купюры) гаишники отклонили. Мол, так дешево не продаемся, приедешь в отдел, там с тобой и разберутся. Упорствовать не стал: в отдел, так в отдел.

В указанный день явился в ГИБДД. Там бойко отрапортовали, что мои документы направлены к мировому судье. Ладно, в суд, так в суд. Хорошо еще адресок подсказали.

Суд? Это громко сказано! Жилой пятиэтажный дом. В нем одна переделанная под офис трехкомнатная квартира. Одна комнатушка — секретарь, вторая — кабинет мирового судьи, а в третьем тусуется адвокат. Очереди не было. Мировой судья (статного вида гражданин) сразу взял быка за рога и прочитал курс лекций на тему Правил дорожного движения и вредности их нарушения.

В заключение мировой сказал: “В ГАИ уверены, что чем больше я лишу таких нарушителей, как вы, водительских удостоверений, тем на дорогах станет безопаснее. Короче, придете на рассмотрение вашего дела такого-то числа”. Из кабинета выхожу молча, а что говорить-то: правда целиком и полностью на стороне суда.

На выходе из квартиры-суда подходит мужичок и хитро спрашивает: “Товарищ, адвокат по “административке” вам не нужен?” Судья меня так накрутил, что, понятное дело, я согласился. К тому же адвокат за свои услуги не так дорого и просил — всего-то 500 рублей.

В день рассмотрения дела в кабинет к служителю Фемиды мы уже зашли вместе. Судья как заведенный повторил лекцию о ПДД и вреде нарушений правил. Закончил, правда, по-иному. Поинтересовался, есть ли ходатайские бумажки, по которым меня можно оправдать. Тут адвокат проявил инициативу и сунул пару каких-то листочков судье на стол. Секундный взгляд на документы. Вердикт — оплатить по квитанции штраф в пятьсот рублей и больше ПДД не нарушать.

Когда, оплатив штраф в Сбербанке, вернулся за “правами”, мне вновь встретился адвокат. Он бегал по офису судьи и приставал к немногочисленным посетителям разбить пополам 500 рублей. В руках он держал мою купюру, которую сразу после суда я ему вручил в качестве гонорара. Интересно, не судье ли предназначалась вторая половина пятихатки, если учесть, что в кабинете мирового он ни слова не произнес в мою защиту, а к ходатайствам я никакого отношения не имел?..