Последний приют

Давно не секрет — угоняют не только новые, но и бэушные машины как импортного, так и отечественного производства. В особом фаворе у супостатов ходят старенькие VW Passat, Audi 80 и 100. Также устойчивым спросом пользуются потрепанные классические “Жигули”.

Давно не секрет — угоняют не только новые, но и бэушные машины как импортного, так и отечественного производства. В особом фаворе у супостатов ходят старенькие VW Passat, Audi 80 и 100. Также устойчивым спросом пользуются потрепанные классические “Жигули”.

Автоворы промышляют старьем не ради перебивки номеров и последующего втюхивания “коня” какому-нибудь лопуху, а для более простого и безопасного средства наживы — сдачи под разбор. Ну и куда в последний путь отправляются ворованные “железные кони”?

Пожалуй, никто не сможет ответить на вопрос, сколько именно в столице пунктов разбора автомобилей. Официально зарегистрированных — всего восемь, ну а если мы покатаемся по Москве или откроем какую-нибудь газету частных объявлений, то обнаружим таковых в десятки раз больше. Традиционные места обитания “разборщиков” — промзоны, но часто их можно встретить за заборами обычных автомастерских.

Основной контингент машин, которые они “обгладывают”, — это авто, побывавшие в серьезной аварии, но не секрет, что в подобных точках разбора можно встретить “тачки” и с криминальным душком. Не так давно московские сыщики поймали банду юных угонщиков (самому старшему — 17 лет), которые в течение года с разных концов столицы угоняли старенькие авто и перегоняли их ушлым дядькам под разбор. Полученную прибыль пацаны делили на четверых (именно столько автоворов насчитывала банда), так что с каждой машины получалось по 50 баксов на брата. “Разборщики” никогда не интересовались ни документами на пригоняемые автомобили, ни их происхождением. Более того, взрослые дяди заказывали ребятам марку автомобиля, который нужно пригнать в следующий раз… Неизвестно, как долго бы длилась эта малина, если бы подростки не угнали машину у следователя, довольно быстро вычислившего примерную судьбу авто. Методично объезжая под видом покупателя пункты разборов, сыщик обнаружил-таки свою пропавшую “ласточку”.

Разборка с кровью

Но далеко не каждая история, связанная с разбором машин, имеет столь бескровный характер. К примеру, на территории Хабаровского края за первые четыре месяца 2002 года без вести пропали 17 водителей вместе с машинами. Отметим, что все 17 занимались частным извозом. Через полгода тела трех автовладельцев нашли в подвале одного из заброшенных домов. Причина смерти — пулевое ранение в голову. У милиционеров возникла версия, что отстрелом “бомбил” занимается организованная преступная группировка. Сотрудники правоохранительных органов по нескольку раз проверяли пункты разбора автомобилей, места продажи запчастей, авторемонтные мастерские, авторынки.

И в мае 2002 года следователи обратили внимание на сбыт запчастей 24-летним Олегом (в интересах следствия фамилия подозреваемого не разглашается). У парня, как ни у кого на рынке, дела шли хорошо — дешевые железяки, богатый выбор… Удалось выяснить, что у Олега свой пункт разбора автомобилей, но каким образом он связан с убийствами, было непонятно. Однако профессиональное чутье подсказывало сыщикам, что парень нечист, и вскоре это подтвердилось: Олег попал в ДТП на машине пропавшего еще в марте водителя. Вскоре задержали еще четырех человек, имеющих прямое отношение к кровавым расправам. Из 17 убийств 11 совершил именно Олег, в двух же других активно соучаствовал.

Схему бандиты отработали до мелочей: под видом изрядно подвыпивших граждан супостаты останавливали какую-нибудь машину. Один человек садился на переднее сиденье и отвлекал шофера разговором, второй располагался на заднем. В безлюдном месте жертву убивали выстрелом в затылок. Все преступления планировались заранее — заблаговременно выкапывалась яма, куда прятали труп. Преступники старались, чтобы тело ни в коем случае не нашли. Для этого тщательно подбирались места: подвалы старых домов, заброшенные сараи, овраги. Два трупа обнаружили прямо в пункте разбора автомобилей (преступники сбросили тела в погреб и залили цементным раствором). Похищенные машины братва разбирала на запчасти и продавала на местном авторынке. С тех пор как повязали всех участников банды, прошло около полутора лет, однако суд над ними еще не состоялся, поскольку следствие по сей день выясняет их причастность к другим убийствам.

«Санитары» города

Кстати, не только целые автомобили угоняют под разбор. По некоторым оперативным данным, сегодня в Москве орудуют два парня на белой “Волге”, катающиеся по дворам в поисках битых машин. Понравившийся экземпляр ребята ночью цепляют на буксир и оттаскивают в соседний двор, поскольку перегон в темное время суток — занятие очень рисковое (велика вероятность попасться). Но уже утром, с появлением на дорогах первых машин, угонщики битую “тачку” на тросе волокут или просто, погрузив на эвакуатор, доставляют в пункт разбора. Как показывает практика, гаишники днем нечасто останавливают битые машины, перемещающиеся на буксире или эвакуаторе.

К тому же в большинстве случаев самодеятельность своеобразных “санитаров” города сходит им с рук, так как никто в милицию о пропаже автометаллолома не заявляет. Более того — некоторые местные жители даже приветствуют инициативу молодых людей, поскольку разбитые машины зачастую стоят во дворах не один год и, естественно, захламляют территорию. А жить-то хочется в чистоте.

Скупка краденого — далеко не единственный криминал, которым промышляют “разборщики”. Основной доход они получают от… продажи номеров кузова и документов. Происходит это по следующей схеме: на законных основаниях покупается битый автомобиль. Кузов машины разбирается на запчасти, а двигатель, документы и выпиленная железяка с номером кузова продается в ближайший автосервис. В мастерской на угнанный автомобиль ставится купленный у разборщиков двигатель, меняется номер кузова (выпиливается старый, который проходит по базе угона, и вваривается новый). Определить, что номер кузова переварен, не всегда сумеет даже специалист. И угнанная машина превращается в “чистую”.

Прибыль у разборщиков выходит весьма неплохая. В месяц один такой пункт покупает около 15—20 автомобилей по средней цене в 200 “американских рублей”. То есть прямые затраты составляют 3 000—4 000 долларов. Запчасти от одной разобранной машины можно продать за 800—1 000 у.е. То есть в месяц получается до 15 000 долларов чистой прибыли. Также не забываем о продаже документов, двигателей и номеров кузова. Средняя цена за один такой комплект колеблется от 500 до 1 200 баксов (в зависимости от марки авто). Таким образом, ежемесячный навар — примерно 20 штук “зеленых”. Есть за что “бороться”...