Информационная атака

Пожалуй, каждый моторизованный житель Первопрестольной любит пощекотать нервы “страшилками” с мест ДТП. Многим кажется, что кровавые подробности носят чисто развлекательный характер, хотя реальная подоплека — заставить водителей еще раз задуматься о своем поведении на дорогах…

Пожалуй, каждый моторизованный житель Первопрестольной любит пощекотать нервы “страшилками” с мест ДТП. Многим кажется, что кровавые подробности носят чисто развлекательный характер, хотя реальная подоплека — заставить водителей еще раз задуматься о своем поведении на дорогах…

Наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО беседовал о проблемах воспитания современных водителей с начальником отдела пропаганды Управления ГИБДД Москвы Владимиром ЖМЫЛЬКОВЫМ.


— Изменилось ли отношение рядовых граждан к столичной ГИБДД за последние пару лет?

— Какого-либо масштабного социологического исследования по этому поводу мы пока не проводили. Однако от себя могу сказать, что деятельность московской Госавтоинспекции стала более прозрачной — мы не боимся озвучивать и негативные стороны нашей жизни, которые имеют место. Если говорить об образе ГАИ в целом, то мы уже в значительной степени повернулись лицом к автомобилистам и отчасти донесли до них мысль, что деятельность инспекторов направлена не на сбор штрафов, а на обеспечение безопасного движения по дорогам нашего города... Работу отдела пропаганды можно увидеть в средствах массовой информации: все сообщения о возможных ограничениях в движении на время проведения мероприятий, сводки ДТП, информация с телекамер ГИБДД, телефоны для предварительной записи на регистрацию и ТО… все это идет в СМИ через наш отдел.

— Уже давно работает круглосуточный телефон доверия столичной ГИБДД. Дает ли подобная форма общения с гражданами свои положительные плоды?

— Однозначно дает. По каждому звонку проводится служебная проверка, и если в ходе нее выясняется, что наш сотрудник вышел за рамки закона, к нему принимаются самые строгие меры. Однако скажу, что далеко не все звонки имеют под собой почву. Нередко автовладельцы таким образом хотят свести счеты с инспектором.

— То есть инспектору предлагают разойтись на месте, а когда тот отказывается, на него “стучат” как на вымогателя?..

— Бывает и такое. Не так давно мы проводили эксперимент: на проспекте Мира останавливали нарушителей, которые пересекали две сплошные линии разметки. Десять человек из одиннадцати предлагали инспектору “на лапу”. Кстати, сумма взятки доходила до 3 000 рублей.

Пугающая беспечность

— Опровержение клеветы, думается, далеко не единственная задача вашего отдела. Есть, наверное, что-то более серьезное. На сегодняшний день какая самая актуальная для вас проблема?

— На самом деле трудно вычленить какую-то одну наиболее главную проблему. Для нас все важно, поскольку от правильного решения конкретно каждой задачи зависит как безопасность дорожного движения в целом, так и уровень престижа ГАИ в частности. Но если придерживаться рамок вопроса, то наиболее остро стоящая перед нами проблема — детский травматизм. Нас очень пугает беспечность многих родителей по отношению к своим чадам. Я сейчас даже не беру в расчет так называемые неблагополучные семьи, хотя и они вносят свою лепту в статистику детского дорожно-транспортного травматизма. В последнее время участились случаи увечья детей по вине родителей. Примерно 60% ребят, попавших под колеса автомобиля, находились вместе с родителем. У меня такая ситуация в голове не укладывается! Все чаще ребятишки получают травмы, находясь в автомобиле в момент ДТП. Что это, как не беспечность взрослых?! Буквально на днях на посту ДПС наш сотрудник остановил автомобиль, в котором на переднем пассажирском сиденье находилась женщина с грудным ребенком на руках. Когда инспектор указал на нарушение, молодая мамаша взбунтовалась и заявила, что это ее ребенок и куда ей заблагорассудится, туда она с ним и сядет!.. Если, не дай бог, машина попадет в аварию, она при всем желании (и силе рук) не сможет удержать малыша. Стоит ли говорить о том, что ребенок разобьется либо о торпедо, либо о лобовое стекло.

— А правда ли, что довольно часто ребятишки оказываются под колесами машин, переходя дорогу по Правилам?

— Только в текущем году пять из девяти детей были сбиты либо на “зебре”, либо на регулируемом пешеходном переходе. Еще раз повторюсь, но такая ужасающая ситуация вызвана беспечностью взрослых. Лишнее тому подтверждение — наша недавняя проверка школ перед 1 сентября. Во многих учебных учреждениях не оказалось плакатов по ПДД, хотя их наличие предусмотрено. Подъездные пути к школам не оборудованы необходимыми знаками и дорожной разметкой. Все эти недочеты по нашим предписаниям были устранены, хотя их вообще не должно было быть. Лично мне непонятно, чем вызвано такое наплевательское отношение учителей к безопасности детей.

— И какой же вы видите выход из сложившейся ситуации?

— Детский травматизм во многом обусловлен отсутствием культуры у участников движения. Наш отдел регулярно организует и проводит акции, призванные воспитать водителей и навести порядок на дорогах, но какими-то разовыми акциями, конечно, не обойтись. Это очень долгая, методичная работа, включающая множество комплексов. Для нас главное — вырастить, если можно так выразиться, новое поколение водителей, более ответственных и дисциплинированных.

— Для того чтобы, как вы сказали, вырастить новое поколение водителей, на каком этапе нужно начинать пропагандировать уважение к букве закона? Наверное, на этапе обучения в автошколе…

— Автошколы находятся в ведении Министерства образования. На ГАИ же возложена функция приема экзаменов, и нам при этом видно лишь только то, насколько добросовестно начинающий водитель выучил Правила. Мы на этом уровне не можем определить культурность водителя. Вдобавок ко всему в автошколы приходят люди уже взрослые и сформировавшиеся как личности, поэтому воспитать их — задача непосильная. Начинать выращивать водителей нового поколения надо с детского сада и начальных классов школы. Если мы на ранних стадиях привьем эту культуру, то, уверяю, ситуация будет иной.

На войне как на войне…

— В пропагандистской борьбе с дорожно-транспортными происшествиями какие средства наиболее хороши?

— Как говорится, на войне все средства хороши. Пожалуй, наиболее эффективное средство — страшилки, но ими нельзя злоупотреблять, поскольку они могут вызвать прямо противоположный эффект. Далее мы воюем путем проведения мероприятий, о которых рассказываем через различные СМИ. На данный момент у нас проходит акция под названием “Я вежлив с пешеходом”. Уже, наверное, многие водители обратили внимание на сотрудников ГАИ, которые принудительно заставляют их останавливаться на “зебрах” и пропускать пешеходов. Силами подразделений окружных отделов Госавтоинспекции мы регулярно проводим беседы с водителями автохозяйств, автобусных парков… Это дает положительные результаты. Управление московской ГАИ часто проводит различные конкурсы, призванные выявить лучшего юного инспектора дорожного движения, лучшего водителя большегруза, автобуса. Такими конкурсами мы пытаемся привить моду на безопасный стиль вождения автомобиля.

— Ну и как результаты?

— Скажем, если взять Центральный федеральный округ, то статистика аварийности в Москве не самая плачевная. Это говорит о том, что мы все-таки успешно пропагандируем безопасность дорожного движения.

— Как вы считаете, могут ли различные конкурсы и викторины полностью избавить город от нарушителей?

— Сомневаюсь, поскольку подобные акции находят отклик в умах сознательных граждан. Для дорожных хулиганов нужны иные средства. Скажем, в советские времена была очень хорошая и эффективная мера наказания — воскресная лекция. Если бы была возможность ее возобновить, нарушений и, как следствие, дорожно-транспортных происшествий стало бы намного меньше.

— Так кто вам мешает взять и возобновить их?

— Закон не позволяет, поскольку таким образом ГАИ нарушит права человека, принуждая его в воскресный день идти на лекцию. Мы пробовали проводить лекции на добровольных началах, но люди больше шли из любопытства.

— Что же получается — сегодня нет эффективных мер наказания нарушителей?

— Получается, что нет. Сейчас крайне низкая собираемость штрафов (около 20%), поэтому наказания водители не чувствуют.

— Выходит, что Госавтоинспекция практически вообще никак не наказывает?

— Почему же, наказывает. Во-первых, особо злостных нарушителей мы направляем в суд, где их, как правило, лишают водительского удостоверения. Во-вторых, у нас есть специальные агитационные автобусы. Инспектора останавливают нарушителя, отводят его в автобус и на месте с ним проводят воспитательную беседу. Многие не выдерживают нравоучений, начинают психовать, возмущаться, говорить, что они очень спешат, но мы действуем в рамках закона. Кодекс нам позволяет задержать человека для выяснения всех обстоятельств сроком до трех часов. Это на сегодня наиболее эффективная мера воздействия.

— Вы сказали о низкой собираемости штрафов. Может, пора разработать какую-нибудь иную систему взимания денег с нарушителей и в разы увеличить меру финансового наказания?

— Если вспомнить историю нашего государства, то мы увидим, что были и высокие штрафы, и такие времена, когда их вообще отменяли, но ситуация в целом не изменялась. Повышать штрафы до бесконечности я считаю бесполезным занятием. Нужно понять, что мы живем в очень многослойном обществе. Скажем, что для одного большие деньги, то для другого — вообще ничто. Поэтому всеобщим увеличением штрафов ситуацию в лучшую сторону не изменить. Думаю, что нам бы помог финский опыт. У них там подход к штрафам дифференцированный, а это значит, что каждый нарушитель равно одинаково чувствует меру наказания. Я, безусловно, понимаю, что подобные новшества касательно нашей страны — это пока разговоры, да и только. Подобную систему взимания штрафов будет крайне сложно адаптировать к нашим условиям, но уверен, что рано или поздно мы к этому обязательно придем.

Палки в колесах

— Какая главная препона в вашей работе?

— Недостаточное финансирование. Чтобы провести какую-нибудь акцию, требуются денежные средства, которых у ГАИ не хватает. Приходится привлекать различных спонсоров, подключать средства массовой информации. В общем, худо-бедно выходим из положения. Чтобы борьба за безопасность дорожного движения была более эффективной, необходимо создать городской методический центр, на базе которого можно было бы выпускать учебные фильмы, специальную литературу…

— Есть ли реальные перспективы создания такого центра?

— Совместно с Управлением транспорта и связи правительства Москвы мы заключили с парком “Сокольники” договор на начало проектировочных работ по созданию автогородка. Позже, надеюсь, там же появится и методический центр. Пока вопрос упирается в финансы. К примеру, в Ростове, Питере, Самаре уже есть такие центры, оказывающие существенную помощь в пропаганде безопасности дорожного движения.

— У вас есть профессиональная мечта?

— Мечтаю, чтобы наступил такой день, когда я приду на работу, открою сводку по ДТП, а там все позиции по нулям. Я, конечно, понимаю, что это мечта, но скажу, что когда в сводке нет покалеченных в ДТП детей, день становится более радостным. От осознания, что за сутки в городе не пострадал ни один ребенок, на душе как-то умиротвореннее.