Осенние сомнения

На осенней сессии у отдельных депутатов Госдумы, которые продвигали закон “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, равно как и у страховщиков-лоббистов этого закона, могут появиться объективные и прогнозируемые ранее осложнения.

На осенней сессии у отдельных депутатов Госдумы, которые продвигали закон “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, равно как и у страховщиков-лоббистов этого закона, могут появиться объективные и прогнозируемые ранее осложнения. Они связаны с тем, что страховая проблематика закона из разряда экономических переросла в социальную и политическую.

Главной ошибкой разработчиков “автогражданки” явилось то, что, “протаскивая” этот закон, они руководствовались исключительно интересами собственного бизнеса, ставя перед собой цель захватить страховой рынок, в то время как закон такого уровня имеет огромную социальную значимость. Обязательное страхование автогражданской ответственности (АГО) было избрано средством достижения этой цели крайне неудачно. Прежде всего у россиян возникает вопрос: почему группа страховых организаций, пусть даже наиболее состоятельных на сегодняшний день, присвоила себе монопольное право на данный вид обязательного страхования? Почему правительство передало все полномочия по реализации (впервые вводимого) федерального закона в руки саморегулируемой организации, каковой, по сути, является Российский союз автостраховщиков? Почему, установив размер лимита страхового обеспечения в законе в качестве величины постоянной, утверждение размеров тарифных ставок оставлено в компетенции правительства с правом их пересмотра (читай увеличения) каждые полгода?

Равенство и братство

Ясно, что закон был принят спонтанно, хотя работа над ним велась с 1996 года. Принят вопреки элементарной необходимости предварительной разработки и утверждения федерального закона “Об обязательном страховании в Российской Федерации”, который определил бы критерии и принципы построения обязательных видов страхования вообще

и “автогражданки” в частности. Правила игры на страховом рынке (если мы говорим о рынке) должны быть одинаковыми для всех его участников и строиться по принципу изначального равенства перед законом. Речь идет о равенстве с точки зрения возможности выбора страховой компании и единой тарифной политики. Автомобиль является источником повышенной опасности независимо от того, в чьей собственности он находится. Поэтому разделение (по размеру тарифа) на граждан и юридических лиц, на молодых и опытных, на регионы, на государственный сектор и частников в момент введения закона неправомерно.

Сегодня подводятся предварительные итоги “автогражданки” за первые два месяца действия закона. СМИ радостно сообщают, что свою ответственность застраховали около 1,5 млн. автовладельцев, но это составляет примерно 6% от общего числа транспортных средств. Для обязательного страхования, в законе о котором провозглашается всеобщность и обязательность, этот показатель ничтожен. Поэтому члены президиума Российского союза автостраховщиков (РСА) и объясняют, что пик продаж полисов обязательного страхования придется на декабрь, пугая автолюбителей штрафными санкциями.

Магия цифр

На этом фоне отчетливо проявились серьезнейшие просчеты в механизме реализации закона, способах и методах его осуществления на практике. Руководители РСА вполне серьезно считают, что сотни страховых компаний для реализации закона даже много (сейчас в РСА входят 163 компании). Прогнозируя, что многие мелкие и средние компании с объемом выплат не справятся, останется десяток крупных страховщиков, которые и примут на себя основную работу. Если мечта организаторов РСА осуществится и их останется около десяти, то в среднем в год каждая компания должна будет заключать по 3 млн. договоров обязательного страхования автогражданской ответственности, для того чтобы как-то приблизиться к 100-процентному барьеру. По силам ли нашим “продвинутым” страховщикам такая нагрузка, а если нет, то на что они рассчитывают? Для сравнения: в США 300 млн. автотранспортных средств, гражданскую ответственность их владельцев страхуют 2 000 компаний, на долю каждой из них в среднем приходится по 150 тыс. договоров в год, вспомним и об их современнейшем техническом

и информационном оснащении, об организации высокопрофессионального менеджмента. Даже если на территории России будут реально заниматься “автогражданкой” 100 компаний, то на каждого страховщика выходит по 300 тыс. договоров ежегодно! Сравните цифры, и все будет понятно.

Ранее руководители РСА не уставали твердить: вот будет подписан закон, и все стихнет; утвердит правительство тарифы на “автогражданку”, и все прекратится; вступит закон в силу, и ажиотаж вокруг него спадет. Однако этого не произошло и не произойдет до того момента, пока положение не будет кардинально исправлено. О необходимости внесения изменений в закон заговорил уже и новый президент РСА, в чьи намерения, как видно из прессы, входит необходимость разработки своего собственного варианта поправок к закону об ОСАГО. Вероятно, это будет вариант “латания дыр”, выгодный руководству РСА.

Оценивая сложившуюся ситуацию на рынке страхования АГО как критическую, основываясь на мнении широких слоев общества, Сообщество профессиональных страховщиков заявляет о необходимости срочно, до 1 января 2004 года, принять предложенные им ранее изменения в текст закона или вовсе его отменить.