Держи вора!

Если вы когда-нибудь были на штрафной или иной принудительной закрытой автостоянке, то вряд ли захотите оказаться там вновь. Обстановочка та еще — с сильным душком. Под стать декорациям и хмурые, не обещающие ничего хорошего физиономии местных тружеников...

Если вы когда-нибудь были на штрафной или иной принудительной закрытой автостоянке, то вряд ли захотите оказаться там вновь. Обстановочка та еще — с сильным душком. Под стать декорациям и хмурые, не обещающие ничего хорошего физиономии местных тружеников. Глядя на все это, охотно веришь, что, попав в безжалостные лапы нашего “закона”, любой автомобиль или иное имущество может оказаться бесхозным, а его владелец из полноправного гражданина — превратиться в пустое место. Были бы только заинтересованные в этом лица.


Сразу оговорюсь, что ваш корреспондент в этой эпопее не является ни адвокатом, ни, упаси господи, общественным обвинителем. Хотя от описанных ниже событий за версту разит уголовщиной. Нет, в нашей истории никого не убивали и даже не покалечили. Более того, уголовного дела нет, а правоохранительные органы пока и не собираются его возбуждать.

На одной из автомобильных стоянок в Орехово-Борисове несколько лет назад вызрел конфликт, ставший причиной весьма печальных событий. На каждой подобной парковке имеется свой председатель — без начальства нельзя. И как-то раз один из стоянщиков высказал председателю вполне обоснованные сомнения насчет расходования общественных средств. Зачем, говорит, мил человек, приписками занимаешься. Обществом деньги собраны на четыре машины асфальтовой крошки, а привезено только две. Сварщики варили два дня, а с коллектива собрано за три.

«Партбилет» на стол

Председателю, ясное дело, такая постановка вопроса не с руки. Не лезь, говорит, куды не просят. А сам, видно, узелочек на правдоруба завязал. Правдоруб же, простая душа, ушел в обиду и в полный отказ платить членские взносы в родной Московский городской союз автомобилистов (МГСА), под чьей эгидой и существовала тогда небольшая автостоянка. Мотивируя тем, что часть взносов идет на председательский карман. Председатель, чай, не дурак, возьми и поставь на общем собрании вопрос об исключении неугодного правдоруба-пенсионера-отказника из сплоченных рядов членов МГСА. Все стояночники, всего восемь человек, не желая портить отношений с начальством, проголосовали единогласно — исключить. А исключение из стаи, естественно, повлекло за собой и ликвидацию самого автобунгало, металлического тента типа “пенал”. О чем в 2001 году вышло (со слов рассказчика, задним числом) специальное распоряжение главы районной управы “Зябликово” за номером 3Б 21-731, предписывающее председателю МГСА организовать работу по эвакуации “пенала” с территории автостоянки на площадку ответственного хранения по адресу: Ореховый бульвар, владение 28. Акцию было поручено провести силам Местной общественной организации специалистов в сфере инвентаризации (МООССИР) “Зябликово” (ничего себе названьице).

В час “Х” общественники из МООССИРа не приехали, а явились, когда их никто не ждал, через неделю. При этом помимо “ракушки” прихватили с собой и автомобиль ВАЗ-2106 1994 года выпуска, и массу ценных вещей, находящихся в гараже. Было это два года назад, и с тех пор Валентин Никитович свою “шаху” больше не видел, не говоря уже обо всем остальном.

Кража есть — дела нет

Если вы думаете, что пенсионер сидел сложа руки и ждал хороших вестей от добрых людей — глубоко ошибаетесь. Он сразу же обратился в местный отдел милиции с соответствующим заявлением о пропаже имущества. Менты, как водится, разобрались и накатали отказ в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. Дескать, действия санкционированы властями. Уже через участкового пенсионер узнал, где якобы находится его авто. Но по указанному адресу машины не оказалось, о чем сообщил бедолаге сторож владения 28 по Ореховому бульвару. Правда, лично убедиться в этом не разрешил. И потянулась череда бесконечных жалоб, запросов, заявлений и обращений в различные инстанции.

Сказать по совести, из общения с ищущим правды немолодым человеком я так и не смог понять, как ему удалось прозевать свою машину. Ясно, что дело темное. Возможно, и даже наверняка, мы не знаем всех его нюансов. Однако в голове просто не укладывается схема, при которой, зная всех действующих лиц, невозможно найти крайнего, а главное, увидеть сам автомобиль. Который, по сути, был украден! Кто в конце концов ответит, на каком основании, без постановления суда, гражданина лишили его частной собственности? И какова дальнейшая судьба этой собственности? Пенсионер обращался несколько раз в прокуратуру, в суд, в другие инстанции. Тщетно, позитивного результата он так и не получил — одни отписки. Очень похоже на круговую поруку. Но самый, пожалуй, уникальный документ Валентин Никитович получил в прошлом месяце из правительства Москвы. Первый заместитель департамента территориальных органов исполнительной власти Москвы г-н Ермолов сообщает, что “в ходе рассмотрения Вашего обращения установлено, что префектурой Южного административного округа и управой района “Зябликово” решений по эвакуации Вашего металлического тента с территории автостоянки не принималось, распорядительных документов не издавалось”.

Но если так, то почему правоохранительные органы не возбуждают уголовное дело по факту кражи транспортного средства?

...А Валентина Никитовича ждет еще одно судебное заседание. И если и оно не прояснит картину, то пенсионер полон решимости подавать иск в Европейский суд уже на самого московского градоначальника. За произвол, бесконтрольность его подчиненных и беспредел по отношению к российской Конституции и гражданам.