Полицейским дозором по франкфуртскому кольцу

В начале летнего сезона “МКмобиль” рассказал о работе спецполка ДПС УГИБДД ГУВД Москвы, обеспечивающего движение по МКАД. Теперь корреспонденты еженедельника вместе с экипажем дорожной полиции земли Гессен проехали дозором по трассам, охватывающим гигантским кольцом крупнейший финансово-промышленный центр ФРГ Франкфурт-на-Майне.

В начале летнего сезона “МКмобиль” рассказал о работе спецполка ДПС УГИБДД ГУВД Москвы, обеспечивающего движение по МКАД. Теперь корреспонденты еженедельника вместе с экипажем дорожной полиции земли Гессен проехали дозором по трассам, охватывающим гигантским кольцом крупнейший финансово-промышленный центр ФРГ Франкфурт-на-Майне.


Герр Либек, начальник полицайпрезидиума Франкфурта-на-Майне, любезно направил нас в подразделение дорожной полиции, обслуживающее автобаны, штаб которого расположен в предместье, в городке Айзенбург, на международной трассе А3, по той простой причине, что один из его офицеров хорошо говорит по-русски. По аналогии со столичным спецполком ДПС (а таких сходных черт оказалось на удивление много) это как бы один из батальонов. Штаб, находящийся в зеленой роще метрах в трехстах от трассы, оказался уютным и очень чистым двухэтажным строением Г-образной формы, к которому примыкает большая асфальтированная площадка для служебных и личных машин сотрудников. На первом этаже — дежурная часть и кабинеты начальствующего состава, на втором — зал для “разбора полетов” и другие служебные помещения. Все это сильно напоминало штаб 3-го батальона спецполка ДПС, но, конечно, отличалось чисто немецким порядком, ухоженностью, абсолютной чистотой, а еще и тем, что среди офицеров много, почти треть, женщин.

МКАД по-ихнему

В зоне ответственности подразделения, в котором служат 70 сотрудников, примерно 100 км трасс федерального и международного значения, кольцом опоясывающих Франкфурт. В том числе и знаменитый “франкфуртский перекресток” — сложная развязка международных трасс А5 и А3, пересекающих северную часть Западной Европы с севера на юг и с запада на восток, и местной магистрали В43.

Пока ждали прибытия русскоговорящего офицера, познакомились в “курилке” с сотрудником, одетым в спортивную куртку и штаны молодежного покроя. Мы подумали, что наш первый собеседник, отличавшийся крепким телосложением и явно не “арийскими” чертами лица, после смены и собирается домой, но заметили кобуру с пистолетом внушительного размера.

Эржан Тюналеоджен — первый турок, получивший германское гражданство и ставший в полиции земли Гессен офицером. В прошлой жизни на этнической родине служил в спецназе. Он оперативник криминальной полиции, работает вместе с дорожной полицией на загородных трассах. Ловит наркодельцов, перевозчиков наркоты, водителей “под кайфом”. Таких водил “со стеклянными глазами” за месяц отлавливает больше десятка. А еще в сфере его профессиональных интересов — нелегальные эмигранты. По международным трассам А3 и А5 везут в потайных углах легковых автомобилей, грузовиков и наркотики, и рабочих-нелегалов, и проституток из стран Восточной Европы и Турции.

Жизнь у Эржана лихая — бывают и сумасшедшие погони, и стрельба на поражение. Но за работу держится. Во-первых, нравится. Во-вторых, профессия уважаемая. В-третьих, получает вроде бы не ахти сколько (3000 евро), а в стране 5 млн. безработных, но по нынешним немецким меркам на сносную жизнь хватает. Хотя кроме жены еще двое малых детей и путь от дома до службы занимает два часа в один конец, служит по 12 часов в смену, 200 часов в месяц.



3000 евро и старый автомобиль

Русскоговорящим офицером оказался, как он сам представился, старший лейтенант Эдди Вибе. Действительно, по-русски говорит совершенно свободно, с очень легким, как оказалось, приобретенным акцентом. Еще бы — он с Алтая, из русских немцев, его семья эмигрировала в 1992 году. После службы в армии (германской) окончил высшую полицейскую школу (конкурс — 25 человек на место!), год работал во Франкфурте в полиции общественной безопасности, затем перешел в дорожные полицейские. 25 лет (для дорожной полиции очень молод — 20% ее сотрудников в возрасте 38—48 лет), женат, родил ребенка. Жизнью, работой доволен. Оклад — те же 3000 евро, но можно раньше выйти на пенсию, которую зарабатывает, как и все госчиновники, через пенсионный фонд.

Эдди приглашает в полицейский автомобиль — далеко не первой свежести Opel Omega. Позже он признается, что и рация двадцатилетней давности, а все европейские водительские байки о том, что чуть ли не каждый километр немецких автобанов отслеживается видеокамерами, фиксирующими машины, нарушающие скоростной режим и другие ПДД, сильно преувеличивают: на их участке лишь один такой прибор.

А земельное правительство ежегодно режет бюджет дорожной полиции: мол, всем плохо, почему вам должно быть хорошо, скоро вообще переведем на самоокупаемость — за счет штрафов. (Тут я вспомнил сетования комбатов из мкадовского спецполка, тоже жаловались, что их мощные Ford Crown уже поизносились, вот бы Лужков новые дал, и на всей МКАД только один прибор, который не только фиксирует скорость автомобиля, но и фотографирует госномер, и вообще, не хватает денег на новую технику отслеживания нарушителей ПДД, да и зарплату бы прибавили, тогда и квалифицированные кадры останутся.)

Выезжаем на А3, за рулем напарник Вибе — лейтенант Александр Герцог, человек, очевидно, веселый, хотя на вид суров и мрачноват, но всю дорогу веселил Эдди какими-то шутками, которых, мы, увы, не понимали. В районе Франкфурта эта международная трасса весьма похожа на МКАД, только шире съезды и есть правая резервная полоса для машин спецслужб, и через каждые десять–двадцать километров через магистраль переброшены мосты — тоже исключительно для машин полиции, службы спасения, “скорой”. Да чаще устроены площадки для отдыха дальнобойщиков — ведь более 4 часов без перерыва они вести “трак” не могут по ПДД.

Как и на МКАД, запрещены (а здесь еще и карается крупными штрафами в полтораста евро, а при повторном нарушении — лишением “прав” на месяц) разворот, езда задним ходом, стоянка на обочине, заезд на резервную правую полосу. В районе Франкфурта скорость в некоторых местах ограничена 110 км/ч, хотя обычно “рекомендуется” не превышать 130 км/час. Как говорят, федеральное правительство столь либерально определило скоростной лимит на автобанах, чтобы не раздражать избирателей—владельцев Mercedes, Porsche и BMW 7-й серии. (Хотелось бы, чтобы российское федеральное правительство так же внимательно относилось к водилам-избирателям и, скажем, не стало бы повышать пошлины на подержанные иномарки.)

Вместе с тем на автобанах легковые автомобили с прицепами, автобусы, трейлеры с прицепами и грузовики весом более 7,5 т могут двигаться не быстрее 80 км/ч. А к нарушителям скоростного режима здесь административный кодекс куда как жестче, чем российский: превышение рекомендуемой скорости на 41 км/ч — 100 евро и лишение “прав” на месяц, на 61 км/ч — 200 евро и лишение на два месяца. И выплата штрафа тут неотвратима, как божья гроза, — вот о чем надобно крепко подумать нашим законодателям!

Кстати сказать, штраф до 50 евро Эдди с напарником берут с пойманного нарушителя наличными на месте. Причем, зафиксировав любое нарушение ПДД, оба они могут выступать на суде в качестве свидетелей. Нарушителей скоростного режима ловят “наверняка”, то есть когда он “топит” с 30% превышением дозволенного. На мой вопрос, а берут ли дорожные полицейские взятки, удивленно ответил вопросом: “А зачем? Я за свою работу крепко держусь”.

Не знают эти ребята, что значит выезд на “встречку” и с купленной “мигалкой”, не принято у здешних водил ездить по тротуарам, устраивать на дороге “слалом”, подсечки, какой бы плотной ни была “пробка” никто не выйдет на резервную служебную правую или левую полосы. И никто здесь на скоростную магистраль (каковой является и МКАД, единственная в России почти полностью соответствующая европейским стандартам) не вырулит с пустым баком, чтобы внезапно встать в левой полосе, и не остановится на обочине для протирки стекла.



Стучите громче

Правда, Вибе и Герцогу с коллегами легче работать на трассе, чем, скажем, комбату Андрею Матюшкину с сотрудниками на МКАД, ведь примерно о 30% нарушений ПДД сообщают службе сами участники движения. Да, стучат. На тех, кто решил схулиганить на дороге и тем самым создал угрозу другим, ни в чем не повинным и законопослушным гражданам, сидящим за рулем и в салонах своих быстроходных, мощных и безопасных авто. Но, быть может, это тот самый случай, когда можно и нужно стучать, если мы хотим окоротить беспредел на российских дорогах?

Стукачество в нашем народе признано вроде бы делом неприглядным, хотя не в столь отдаленные времена многие ради комнатенки или жалкого скарба соседа, а то и со злости или зависти, стучали “куда надо”. Но тут случай иной, ведь на каждом углу или километре гаишника не поставишь, а немецкий или американский опыт говорит о том, что дорожные хулиганы все ж оглядываются на внимательные глаза соотечественников за рулем. Ведь теряем мы на дорогах в год больше, чем в афганскую войну, — за тридцать тысяч покойничков уже получается.

В зоне ответственности подразделения Вибе тоже случаются ДТП со смертельным исходом, но значительно реже. Давайте сравним. Интенсивность движения на МКАД и на этом участке Франкфуртского кольца при почти равной длине в 100 км примерно одинакова — 300—400 тысяч машин в сутки. За первый квартал нынешнего года на Московской кольцевой погибло 27 человек, у немцев за год около 20. Статистика — упрямая вещь.

А в каких ДТП в основном гибнут немецкие граждане? Главным образом, поясняет Эдди Вибе, по причине превышения скорости при плохих погодных условиях. Они настолько уверены в системах пассивной и активной безопасности своих навороченных авто, о чем и денно и нощно талдычит назойливая и хитроумная реклама, что и по скользкому от дождя или снега автобану несутся словно в ясный божий день! Доверчивые вы мои, вам бы в “мятель” да в снегопад, в морозец после оттепели по плохо чищенным российским дорогам, вот уж узнали бы, где раки зимуют…



Немецкий порядок

Но продолжим службу с Эдди и Александром в полицейском авто. Режим у них такой: в смену (12 часов) они четыре часа колесят по трассе, потом 45 минут отдыхают, затем час уходит на оформление документации в штабе. По трассе стационарных постов нет, только патрульные машины, находящиеся в постоянном движении. Впереди видим стоящий на резервной полосе Golf. За рулем молодая фрау с испуганным лицом лепечет, что только остановилась, не знает, как съехать с автобана на нужную магистраль, запуталась в развязках, словно в многочисленных завязках своего модного прикида. Старлей Вибе проявляет по отношению к даме благородство, не штрафует на 30 евро, а четко, уважительно-покровительственно разъясняет нужный ей маршрут.

Километров через десять наш патруль медленно объезжает придорожную площадку-отстойник, Вибе примечает две потрепанные легковые машины с польскими номерами. Останавливаемся. Вибе подходит к насторожившимся полякам, Герцог прикрывает его с тыла. Старлей внимательно просматривает паспорта, водительские удостоверения и техпаспорта, потом “пробивает” документы по рации на предмет угона и участия в каких-либо правонарушениях на территории Германии. Все в порядке. Поляки радостно и довольно подобострастно ухмыляются. Полицию в этой стране уважают.

По случаю интересуюсь у Вибе: а машины из России приходилось останавливать? Говорит, что не случалось. Обычно по этой трассе с российскими номерами проезжают большие авто Е-класса, водители которых строго соблюдают ПДД, в том числе и скоростной режим.

Наш экипаж штаб посылает проверить сигнал какого-то бюргера, увидавшего на дорожном полотне невесть откуда закатившийся обрубок бревна. Помчались. Еду и все сравниваю эту трассу с МКАД. Какие же это умные головы разрешили вдоль всей кольцевой понатыкать чуть ли не у самого дорожного полотна этой скоростной магистрали сотни рынков, торговых павильонов, забегаловок, повесить сотни квадратных метров рекламы, чуть ли не влезающей в окна мчащихся авто? Хотелось бы знать фамилии и имена-отчества чиновников из столичной и областной администрации и за какие деньги пошли они на то, чтобы корысти ради шустрые и крутые торговцы завлекали бы людей на обочину, создавая реальную угрозу сотням, если не тысячам сограждан. Нет всей этой торговой вакханалии на франкфуртском кольце, все торговые центры имеют обширные стоянки, удаленные от трассы на сотни метров, со специально устроенными съездами и разгонными полосами. И поэтому оно много безопасней МКАД.

Поехали дальше. Чистота и ухоженность трассы умиляет до слез. А вот и знаменитый “франкфуртский” перекресток. По широким многополосным автобанам, взбираясь и спускаясь по “усам” развязок, сотни автомобилей, больших и малых, с номерами со всего ЕС, Среднего Востока, Северной Африки и бог знает еще откуда крутились в бесконечном хороводе на этой огромной автокарусели в центре Европы. Наш одинокий полицейский экипаж, сиротливо стоявший на обочине, вряд ли олицетворял “немецкий порядок” на этих международных трассах, хотя на самом деле так оно и было…

Эдди Вибе, прощаясь, сказал, что очень хочет увидать Москву, какой она теперь стала. Надо будет обязательно привезти парня в один из батальонов спецполка ДПС на МКАД. Коллеги все ж. Пусть дружат “кольцами”.