Спас на Абельмановке

15 октября, 16 час. 37 мин. С начала суток в Информационный центр поступили сообщения о 197 дорожно-транспортных происшествиях. О том, как работает «Московская Служба спасения», наш корреспондент Елена НОВИКОВА беседует с заместителем начальника Информационного центра МСС Виктором ЮРАСОВЫМ.

15 октября, 16 час. 37 мин. С начала суток в Информационный центр поступили сообщения о 197 дорожно-транспортных происшествиях.

О том, как работает «Московская Служба спасения», наш корреспондент Елена НОВИКОВА беседует с заместителем начальника Информационного центра МСС Виктором ЮРАСОВЫМ.


— Виктор Александрович, из чего состоит автопарк службы спасения? Какой автомобильной спецтехникой располагаете?

— У нас одна “Нива”, остальные — “Газели” и “Соболи”. Одна из них — грузовая, на случай чрезвычайных ситуаций, когда к месту надо будет подвозить гидравлику, смазочные материалы, бензин, осветительные приборы, питание и тому подобное. Наши машины имеют спецсигналы и надписи на бортах “Служба спасения”. Раньше были Land Rover, но отработали свой ресурс, да и слишком дороги оказались в эксплуатации.

— Достаточно ли техники, бензина, других расходных материалов?

— Лодки, раздвижные лестницы, противогазы, баллоны со сжатым воздухом, медицинское, кинологическое оборудование, слесарный инструмент — есть все необходимое для работы. Естественно, всегда хочется иметь более совершенную технику.

— Государство вас не финансирует?

— Нет, мы созданы на базе коммерческой организации по постановлению Правительства Москвы. И сами зарабатываем деньги, но не на спасении и не на пострадавших.

— А на чем же?

— В основном на предоставлении информации и сервисных услуг абонентам сотовых компаний: адреса различных организаций, фирм, расписание внутренних и международных авиарейсов, поездов дальнего следования, адреса гостиниц, предоставление срочной круглосуточной автотехпомощи, медицинских, юридических услуг и многое-многое другое. То есть информация на все случаи жизни.

— Ваша служба одна в Москве?

— Такая — да. Из государственных структур в каждом округе есть поисково-спасательный отряд. Их сфера — в основном предупреждение и ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций. Мы взаимодействуем и часто работаем вместе, особенно на ДТП.

— Какую спецподготовку проходят водители службы спасения?

— Спецкурсы вождения автомобиля в экстремальных условиях. У нас есть свой учебно-методический центр, где ребята получают навыки, необходимые в дальнейшей работе.

— Кто оплачивает вызов и спасение?

— Все это бесплатно. Оплачивается только вскрытие металлических дверей, когда в помещении нет угрозы жизни и здоровью граждан или их имуществу.

— А если человек куда-то попал по собственному идиотизму?

— Мы всегда найдем выход и окажем ему помощь.

— Если больного человека выпустили под надзор домашних и он начинает все время попадать в какие-то переделки, вы на каждый вызов выезжаете?

— Если возникает необходимость помощи спасателей, то выезжаем. Как-то с конструкций Крымского моста неоднократно снимали психически нездорового молодого человека, угрожавшего покончить жизнь самоубийством. Его только выпустят — он опять на мост лезет. В таких случаях пользуемся услугами психолога.

— А рыбаки, каждый год наступающие на одни и те же грабли?

— И их спасаем, особенно при зимней рыбалке на тонком льду.

— Возмещают ли пострадавшие в ДТП затраты на вылет вертолета?

— Вертолет Центра экстренной медицинской помощи — летающая “скорая помощь”. А “скорая помощь” у нас бесплатная.

— Кто решает вопрос о необходимости вызова геликоптера?

— Диспетчер Центра экстренной медицинской помощи.

— То есть если есть угроза жизни, человек при вызове должен настаивать на вылете вертолета?

— Все зависит от ситуации, можно просить и вертолет, но определять необходимость его применения будут специалисты. Например, если человек находится в квартире, то вертолет ему точно не понадобится.

— Часто ли злоупотребляют звонками и много ли холостых выездов?

— Да, бывает. Поступает ложная информация о пожарах, взрывах, взрывных устройствах в школах. А могут просто позвонить и оскорбить.

— Вы с этим боретесь?

— Естественно, но не мы, а правоохранительные органы.

— Застрахованы ли от риска машины “Службы спасения”? Охотно ли оплачивают страховые компании потерю автомобиля в чрезвычайной ситуации?

— Все наши автомобили застрахованы. Но мы бережно к ним относимся, и потерь у нас не было.

— Не возникало такой дилеммы: угробить машину, но спасти человека, или сохранить машину и ждать подмогу?

— Разумеется, гробить машину, но спасти человека.

— Например, у граждан неосторожное обращение с машиной не считается страховым случаем и не оплачивается. Как страховые компании относятся к вашим происшествиям?

— Я думаю, этот вопрос надо задать страховым компаниям.

— В каких случаях “Московская Служба спасения” выезжает на ДТП, как часто это происходит?

— Обычно спасателей вызывают, когда пострадавшие блокированы в искореженной машине. Вызывают сотрудники ГИБДД, очевидцы, сами пострадавшие.

— И по звонку очевидца вы поедете, не дожидаясь ГИБДД?

— Конечно, а как же. И пока спасатели летят к месту происшествия, по телефону пытаемся выяснить более точный адрес, количество пострадавших, характер повреждений, вызываем бригады “скорой помощи”, экипаж ГИБДД, другие необходимые службы.

— Кто принимает решение об использовании дорогостоящей техники в каждом конкретном случае?

— На месте ЧП — командир экипажа группы оперативного реагирования.

— Какая техника самая дорогая?

— Гидравлическое оборудование — не один десяток тысяч долларов.

— Служба в МСС связана с постоянным риском. Работают ли с сотрудниками психологи?

— У нас есть штатный психолог. Когда случается серьезное чрезвычайное происшествие и кому-то из спасателей нужна психологическая помощь, он помогает. У наших спасателей и операторов связи всегда хватает стрессов.

— Есть ли у вас специальная психологическая служба для выезда на происшествия?

— Такой службы нет. В одном из округов Москвы, кажется, создается психологическая служба для выезда на ДТП.

— Как психолог может помочь в аварии?

— Он необходим, когда в ДТП большое количество участников и пострадавших. Но добраться в Москве к месту ЧП сложно не только психологу, но и врачам, и ГИБДД.

Медики Службы спасения не раз принимали роды по телефону до приезда акушерской бригады. Половина случаев — в автомобиле на дороге. Роды принимали будущие отцы, друзья или просто прохожие. Мы только руководили процессом по телефону.

— Какие испытания проходят сотрудники при приеме на работу?

— Мы берем альпинистов, медиков, спасателей. Желающие работать в “Службе спасения” проходят тестирование: кросс, плавание, подтягивания, отжимания. Затем уже кандидаты в учебно-методическом центре проходят дисциплины, необходимые для работы в “Службе спасения”.

— А вы сколько раз подтянетесь?

— Когда-то 14 раз, но давно уже не пробовал.

— Несколько слов о сотрудниках.

— Мы все своего рода фанаты, нам нравится эта работа. В наших рядах много и добровольных помощников, сотрудничающих с нами безвозмездно. В основном это радиокорреспонденты, имеющие в своих автомобилях или дома радиостанции открытого гражданского диапазона 27 Мгц. Если с кем-то что-то случится — немедленно откликнутся: подвезут бензин, сдадут кровь, помогут найти нужную запчасть для автомобиля, если вы сломались в дороге. Во время ЧП в Гурьянове под нашими окнами собралось более 300 автомобилей, готовых оказывать помощь.

— Каков оклад у сотрудника? Есть ли надбавки за участие в операциях по спасению? Кто решает, насколько сложным было задание и как поощрить исполнителя?

— Надбавок и льгот в МСС нет. Вопрос о вознаграждении решает руководство.

— На какой зарубежный опыт опирается “Московская Служба спасения”?

— Мы создавались в 1996 году, опираясь на опыт американской службы 911. Они к нам приезжали знакомиться, мы к ним ездили... Не все, конечно, нам подходит из их опыта. У них “Служба спасения” платная. Приедут, вскроют машину, деблокируют пострадавшего, сделают укол, госпитализируют, а через некоторое время придет счет на оплату услуг. Кстати, там врач на место не выезжает, только парамедик (что-то типа санитара — Ред.).

— Но ведь платит страховая компания?

— Да, у них все за счет медстраховки.

— При каких условиях вы выезжаете на ДТП и как быстро добираетесь?

— Выезжаем, если в искореженном автомобиле заблокирован человек. Прибываем через 12—15 минут летом, зимой чуть попозже. Если наши экипажи заняты на других спасательных выездах — связываемся с ближайшим поисково-спасательным отрядом МЧС.

— Как относятся участники движения к спешащим на вызов спасателям? Не пропускают, хамят или наоборот?

— В основном пропускают. Но дорогие иномарки — не всегда и неохотно. Пока по громкой связи как следует не попросишь — не подвинутся. То же относится и к машинам с иногородними номерами.