Паленые колеса

Недавняя совместная операция ГИБДД и уголовного розыска Московской области, проведенная на небезызвестном Люберецком авторынке, показала, что дело автоворов живет и процветает. О том, как борются с угонщиками в Подмосковье, наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО беседует с начальником отдела розыска УГИБДД ГУВД МО Игорем АГАПКИНЫМ.

Собираясь покупать бэушную иномарку, каждый житель Москвы и Подмосковья серьезно рискует нарваться на ворованный экземпляр. Недавняя совместная операция ГИБДД и уголовного розыска Московской области, проведенная на небезызвестном Люберецком авторынке, показала, что дело автоворов живет и процветает.

О том, как борются с угонщиками в Подмосковье, наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО беседует с начальником отдела розыска УГИБДД ГУВД МО Игорем АГАПКИНЫМ.

ДОСЬЕ



АГАПКИН Игорь Валерьевич, майор милиции.

Родился 5 января 1965 года. Образование высшее. В органах МВД с 1991 года. В апреле 2003 года пришел в ГАИ из уголовного розыска. В должности начальника отдела розыска УГИБДД Московской области с апреля 2003-го. Женат, имеет дочь.


— Cколько машин угнано в этом году на территории Московской области?

— Увы, несмотря на все наши усилия, число угонов не уменьшается, а напротив — с каждым годом увеличивается. С начала 2003 года с территории Московской области было угнано около 7000 автомобилей. Каждые сутки в Подмосковье в среднем угоняют около 17 машин, а в отдельные дни доходит до 30. По части раскрываемости показатели не слишком высоки: каждый день наши сотрудники выявляют от 3 до 8 авто, числящихся в угоне. Всего с начала года обнаружено и возвращено законным владельцам 1400 автомобилей.

— С чем вы связываете рост угонов?

— Автоворовство — устойчивый криминальный бизнес, имеющий межрайонные и межрегиональные связи. Все члены этого преступного сообщества имеют четкие должностные обязанности: одни угоняют машины, другие перебивают номерные агрегаты, третьи подделывают регистрационные документы и так далее. Суть в том, что любому структурированному бизнесу свойственно развитие — отсюда и рост числа угонов.



Воровской причал

— Где чаще всего “всплывают” угнанные автомобили?

— Чего греха таить, в основном на крупных авторынках. И для нас первоочередная задача — пресечь возможность легализации похищенного транспорта.

— Наиболее популярными в народе считаются Люберецкий и Мытищинский авторынки. Насколько они заполнены машинами с криминальной родословной?

— На днях совместно с уголовным розыском мы проводили мероприятие на Люберецком авторынке. Обнаружили 6 автомобилей с измененными маркировками номерных агрегатов. Продавцы этих нечистых автомобилей задержаны, с ними сейчас активно работает следствие. В частности, предстоит установить причину перебивки номеров. Частенько наши ушлые сограждане, дабы не платить таможенных пошлин, перебивают номера автомобиля и таким образом легализуют его.

— Неужели перебить номер стоит дешевле, чем растаможить автомобиль?

— Точно не знаю, но говорят, что качественная перебивка стоит около 1000 долларов. Нынешние мастера-перебивщики работают классно, и определить — изменен номер или нет, могут только эксперты. Да и то не всегда. Ну а рядовому покупателю определить, насколько машина чиста, попросту невозможно. Вторая проблема — поддельные регистрационные документы. С ними мы тоже боремся. Главное, как я уже говорил, не допускать легализации криминального транспорта. И кое-какие успехи есть — автомобили с перебитыми номерами или поддельными документами на учет в Московской области не ставятся.

— Как профессионал, что бы вы посоветовали автомобилистам, чтобы при покупке авто на вторичном рынке не нарваться на криминальную машину?

— Прежде всего надо обратить внимание на человека, продающего автомобиль. При оформлении машины на всякий случай снимайте ксерокопии с документов, удостоверяющих личность продавца, чтобы в случае чего сотрудники уголовного розыска могли искать концы.

— Какие районы Подмосковья наиболее угоноопасные?

— Все районы в пределах тридцатикилометровой зоны от Москвы. Лидерами по количеству угонов из года в год становятся Балашихинский, Мытищинский, Одинцовский, Подольский районы. Летом часто угоняют авто из Сергиево-Посадского района. Это связано с дачниками. Часто люди на природе так активно расслабляются, что порой не слышат, как их машину, стоящую на охране, вскрывают, заводят и угоняют без всяких проблем прямо с дачного участка.

— Какие “тачки” пользуются повышенным спросом у автоворов?

— Из отечественных — это “десятое” семейство ВАЗа, правда, по-прежнему еще популярны и “девяносто девятые”. По части иномарок в фаворе у угонщиков Mercedes. На сегодня это — самая угоняемая марка. Причем угонщики не брезгуют даже десятилетними “мерсами”. Также очень популярен у автоворов Volkswagen Passat. Причем не новые авто, а старенькие, на которые владельцы даже не ставят сигнализацию. Автомобили без охранной системы становятся легкой добычей. Сами знаете: рынок автозапчастей по Volkswagen неограничен, поэтому со сбытом угнанных машин, вернее, запчастей от них, проблем не возникает. Частенько угоняют Audi. По разбойным нападениям картина такая: Lexus, BMW X5, Mercedes S-класса. Нападают по-разному: кого-то на дороге выкидывают, кого-то у гаража подкарауливают.

— А что чаще происходит: угоны или разбойные нападения?

— Конечно, угоны. За этот год разбойных нападений с целью завладения транспортом было около 200.

— Если от разбоев не застрахован никто, то какой совет вы можете дать, чтобы уберечь “железного коня” от угона?

— По-настоящему действенные системы защиты для большинства автомобилистов еще очень дороги. Обычные “пищалки” спасают лишь от случайных воров. Против профессионалов они не действуют. В большинстве угонов зачастую виноваты сами владельцы, по каким-то соображениям не ставящие автомобиль на охраняемую автостоянку. На сегодняшний день ничего более эффективного, чем охраняемая автостоянка, нет.

— Какая сегодня основная сложность в работе по розыску похищенного транспорта в Подмосковье?

— Прохождение информации. С момента угона или кражи до момента обращения гражданина в милицию проходит в среднем 3-4 часа. Этого времени угонщикам достаточно, чтобы перегнать автомобиль в отстойник. Чем быстрее владелец угнанного авто сообщит о факте угона в милицию, тем больше шансов разыскать транспорт по горячим следам.

— Интересно, а когда выявлен автомобиль с криминалом, что делают с его владельцем: заковывают в наручники и везут в КПЗ?

— Если человек в сложившейся ситуации ведет себя адекватно, то о наручниках речи не идет. Но в территориальный ОВД человека все же доставляют. Гражданин пишет объяснение, и если у милиционеров нет оснований подозревать его в преступлении, то его отпускают, правда, без машины.

— Много ли у вас, так сказать, постоянных клиентов среди угонщиков?

— Есть определенная категория граждан, постоянно фигурирующая в наших сводках. Сказать более полно не могу, поскольку раскрытием преступлений занимается не ГИБДД, а уголовный розыск. Мы только выявляем угонщиков. И вот среди тех, кого мы выявляем, попадаются иногда одни и те же лица.

Сопливые угонщики

— А какой возраст у современных угонщиков?

— Сейчас организованными преступными группировками активно используется труд подростков 14—16 лет. И сложность в том, что доказать их принадлежность к преступному сообществу практически невозможно. То есть подростков взяли с поличным, но они нагло заявляют, что, угоняя автомобиль, не ставили перед собой цели продать его и за счет этого обогатиться. Говорят, что взяли машину просто так — покататься. Квалифицированный угонщик — это молодой человек лет

25-ти. В 30 лет это уже матерые профессионалы, специализирующиеся исключительно по дорогим иномаркам.

— Насколько выгодно быть членом такого преступного сообщества?

— Затрудняюсь ответить. Дело в том, что каждый участник этого воровского бизнеса получает свою долю. Единственное, что мне известно, это сколько получают непосредственно угонщики: за похищенный отечественный автомобиль примерно 200—300 долларов.

— В каждом округе Москвы есть взводы розыска, чьи сотрудники колесят по дорогам и простукивают по компьютеру автомобили на предмет угона. В Подмосковье есть что-то похожее?

— У нас есть взводы оперативного реагирования. Честно говоря, они мало чем отличаются от остальных инспекторов ДПС, поскольку занимаются теми же проблемами: мероприятия по предотвращению ДТП, оформление ДТП и прочее.

— Используете ли вы в своей работе современные технические средства?

— Безусловно. При проведении регистрационных действий мы с помощью специальной техники проверяем документы на предмет подделки, с помощью приборов проверяем номерные агрегаты автомобилей. Сейчас на постах ДПС у нас появились приборы “Поток”, идентифицирующие государственные регистрационные знаки всех машин, движущихся по дороге, и сопоставляющие их с базой данных. Результаты более чем хорошие.

— Часто ли в области проводятся мероприятия по розыску похищенного транспорта?

— Не реже одного раза в неделю. Проверяем авторынки, предполагаемые отстойники. Часто угнанные машины прячут на территории заброшенных воинских частей или в лесной чаще. К примеру, в Пушкинском районе в лесу наши сотрудники обнаружили 10 отечественных автомобилей, числящихся в угоне.

— Мы говорили о легковых автомобилях. А часто ли угоняют большегрузы?

— Большегрузы и строительная техника — наша головная боль. Нападений на водителей-дальнобойщиков, к сожалению, много. Объясняется это легко: груженая фура стоит дороже любой самой крутой иномарки.

Без взятки не обойтись?

— Говорят, что для успешного розыска транспорта потерпевшему необходимо заплатить должностным лицам по линии ГАИ в среднем 300—400 долларов?

— Я не исключаю возможности, что в наших рядах есть люди, недобросовестно исполняющие свои должностные и профессиональные обязанности без дополнительного материального стимула, но говорить об этом как о системе, укоренившейся в ГАИ, нельзя.

— Для отдельных районов столицы еще актуальна проблема так называемых подставных аварий. Как дела с этим обстоят в Московской области?

— Этого вида мошенничества хватает и у нас. Наиболее излюбленные места работы у “подставщиков” — это трасса Москва — Рига, Ярославское, Горьковское шоссе, магистраль “Дон”. Занимаются таким “бизнесом” приезжие из других субъектов Федерации. Автомобили, используемые мошенниками, — дорогие иномарки. Рассказывать о схемах “подстав” не имеет смысла, поскольку ничего нового пока не изобретено. Единственное, что хочу посоветовать автомобилистам, попавшим в подобную неприятность, — не вступайте в переговоры с мошенниками и обязательно вызывайте инспекторов ГАИ.

— Игорь Валерьевич, говорят, что частенько инспектора ГАИ находятся в сговоре с этими бандитами…

— У нас есть контрольно-профилактический отдел, активно работающий в данном направлении. Пока не установлено ни одного факта сговора между “подставщиками” и нашими сотрудниками. Но, насколько мне известно, мошенники довольно часто предлагают инспекторам деньги за сотрудничество.