Японцы не выживут

Nissan — одна из самых успешно продаваемых на российском рынке марок. С 1 января будущего года в Москве начнет работу дочерняя компания концерна — “Nissan Motor Rus”, ее глава недавно приехал в нашу столицу. Первыми впечатлениями о России, некоторыми вопросами автомобильной жизни Японии интересуется у генерального директора Тору САЙТО наш корреспондент Елена НОВИКОВА.

Nissan — одна из самых успешно продаваемых на российском рынке марок. С 1 января будущего года в Москве начнет работу дочерняя компания концерна — “Nissan Motor Rus”, ее глава недавно приехал в нашу столицу. Первыми впечатлениями о России, некоторыми вопросами автомобильной жизни Японии интересуется у генерального директора Тору САЙТО наш корреспондент Елена НОВИКОВА.

ДОСЬЕ

Тору САЙТО, генеральный директор “Nissan Motor Rus”.

43 года, в компании “Nissan” — с 1992 года. Учился в старейшем японском университете Keio по специальности “экономика”. Трудился во многих направлениях, но в основном — продажа и маркетинг. Начинал в отделе PR в качестве officer — что-то типа координатора. Затем работал с дилерской сетью. В 1991 году переехал в Голландию и 6 лет проработал в подразделении “Nissan Europe”. В 1997 году вернулся в Японию, в отдел, отвечающий за Средний Восток. С нынешнего года — генеральный директор “Nissan Motor Rus” в Москве. Жена по специальности фармацевт. Вскоре тоже приедет в Москву с двумя детьми: тринадцатилетней дочерью и восьмилетним сыном.


— Господин Сайто, когда организовано представительство в Москве?

— В 1993 году начал работу первый координационный офис, в 1998 — представительство, а в этом году велась активная подготовка к открытию “Nissan Motor Rus”, которое состоится в январе 2004 года.

— Как велась торговля до того?

— С 1993 года продажей Nissan занимались три независимых торговых дома. Со следующего года “Nissan Motor Rus” будет единым импортером.

— Немного истории...

— “Nissan” более 70 лет, его основали три человека, это не семейный бизнес. “Toyota”, например, была создана семьей Toyota.

— Где расположен завод “Nissan”?

— В нескольких городах. Самое крупное производство — в Токио.

— Какой свой автомобиль японцы любят больше всего?

— Из Nissan — Micra. Из-за экономических проблем в Японии сейчас популярны маленькие автомобили, особенно однообъемники.

— Иностранный?

— Очень нравится BMW.

— Сколько стоит самый дешевый Nissan в Японии?

— У нас самый дешевый и маленький автомобиль — Moco, стоит 1 000 000 иен, примерно $10 000.

— А к примеру, Nissan Almera?

— В Японии не продается Nissan Almera.

У нас есть аналогичная модель — Nissan Sunny в ценовом диапазоне от $12 000 до 18 000.

— Сколько автомобилей в средней японской семье?

— В основном один. В некоторых — два, если ездят жена или дети.

— Маловато теперь и по российским меркам, а ведь в Японии уровень жизни гораздо выше нашего. Получается, дело в привычках и традициях?

— Да нет, если выросли дети, если жена работает, то они, конечно, сами могут водить машины. Хотя они не дешевы, но не так уж и дороги. Дело скорее в том, что дорого содержание автомобиля, его эксплуатация. Только на парковку уходит $200—300 в месяц. Раз в два года — обязательный технический осмотр, он стоит около $1000. $400—500 — налог.

— А страховка?

— Если у вас хорошая страховая история, то есть вы не попадали в аварии, то стоимость страховки год за годом снижается.

— С вашей историей сколько вы платите в год?

— У меня очень хорошая репутация в страховой компании, я плачу $700.

— В Японии есть такое понятие — отдельно стоящий гараж?

— Да, у каждого есть место на стоянке, без его регистрации вам не продадут машину.

— Нет, не стоянка, а отдельный бокс.

— Есть подземные паркинги...

— На чем вы ездили в Японии?

— На Nissan Almera.

— А в Москве на чем будете?

— На внедорожнике. Слишком длинная зима и сложные условия. X-Trail подойдет.

— Много ли японских женщин за рулем?

— Почти все они имеют “права”, и многие ездят.

— Есть ли в Японии автомобили для бедных?

— Такого понятия нет, но “Suzuki”, “Honda” предлагают более дешевые модели.

— Ну а самый дешевый автомобиль сколько стоит?

— Примерно $7000.

— Как поступаете со старыми авто? Много ли их ездит по улицам? Что в вашем понятии — старый автомобиль?

— На наших улицах не много старых экземпляров. Жизнь автомобиля в Японии в среднем — 10 лет. Старше 5 лет уже можно считать старым. Но сейчас производство настолько качественно и надежно, что и после этого срока вполне можно ездить.

— Европа избавляется от семилеток, а вы?

— У нас десятилетки идут под разборку. Также существует много фирм, вывозящих бывшие в употреблении автомобили в Россию.

— Покупает ли у вас кто-нибудь изделия российского автопрома?

— Нет, ни разу не видел.

— Почему люди с невысокими доходами их не покупают, ведь они дешевле вашего самого дешевого?

— Все покупатели, и небогатые тоже, очень требовательны к качеству. К сожалению, российские автомобили еще не вышли на должный уровень. Автомобили наших соседей, корейцев, тоже дешевы, но так же плохо продаются у нас из-за более низкого, чем у японцев, качества. Требуется время, чтобы корейские автомобили заняли твердую позицию на рынке.

— Где собираете машины и куда какие поставляете?

— Примерно 70% автомобилей, продающихся в России, собираются в Европе. Из Великобритании поступают Almera, Primera, Micra. Из Испании — Terrano, Almera Tino. Из Японии — X-Trail, Patrol GR, Maxima QX. Американский рынок обеспечивают два своих завода, в азиатском, африканском регионах тоже есть собственная сборка. Сеть наших заводов развита по всему миру.

— Чем отличаются Nissan для разных материков?

— Самые строгие требования — в Европе, Америке, Японии. В некоторых азиатских странах, в Африке не такой строгий подход. Но это не значит, что для них собирать автомобили легче. Там плохие дорожные условия, поэтому и шасси требуют другого подхода, и кузов. В России дороги не так плохи, но погода... Особенно в Сибири. У вас мы продаем автомобили европейской спецификации.

— Для наших дорог вы не усиливаете подвеску или не считаете российские трассы чем-то из ряда вон выходящим?

— Ваши дороги вполне пригодны, если только ездить по ним адекватно.

— Как вам наши участники дорожного движения?

— Я могу быть честным?

— Другой ответ будет неинтересен. Может, мы исправимся после ваших слов...

— Ваши водители очень храбрые, быстро водят. Иногда не уважают друг друга, невежливы на дорогах. Японцы гораздо более спокойны, правда, в разных регионах тоже по-разному бывает. Я недавно в Москве, но уже столько аварий видел...

— А что про пешеходов?

— Они все слишком серьезные, не улыбаются, когда просто идут по улице. Тем не менее перебегают широкие магистрали в совершенно неприспособленных для этого местах. Вообще-то пешеходов у вас не уважают. Если в Японии кто-нибудь переходит дорогу, все водители останавливаются.

— Даже в самых жутких “пробках”? Или у вас их уже нет?

— К сожалению, есть. Но и в такой ситуации пешеход всегда прав, даже если переходит улицу на красный свет. Наши Правила очень хорошо защищают пешеходов. В случае инцидента водитель всегда делит ответственность с виновным пешеходом. Несмотря на это, до 10 000 человек в год получают увечья от проезжающего транспорта.

— Как вам наш сервис?

— У меня не было достаточно времени для наблюдений. Ваши работники, конечно, отличаются от наших. Японцы привыкли работать в команде. Мы очень хорошо усвоили правило: чтобы выжить, надо очень много и хорошо работать. У нас нет нефти, газа, других природных ресурсов. Технология, знания, образование — вот наши богатства.

— Вы часто привлекаете иностранных специалистов?

— Все компании сейчас становятся интернациональными. Нужны знания, опыт людей из разных стран. В “Nissan” много иностранцев, в том числе и в самой Японии.

— Существует мнение, что иностранцу тяжелее работать в Японии, чем в какой-либо другой стране.

— Это правда. У нас не самый легкий язык, и не так много японцев говорят по-английски. И стиль работы особенный, и образ жизни. Нужно какое-то время, чтобы привыкнуть.

— Что должен изменить в себе иностранный специалист, чтобы успешно работать в японской компании?

— Он должен интересоваться нашей культурой, сложившейся практикой ведения бизнеса, приспособиться к нашей атмосфере, иначе ничего не получится. Очень важно умение работать в команде, общение.

— До какой степени вы открыты друг перед другом?

— Достаточно открыты. Европейцам странно, что часто после работы мы идем в ресторан, в бар. Естественно, там разговариваем не только о делах, но и о личной жизни. В выходные выезжаем с семьями, играем в теннис.

— Какие типичные ошибки допускают проходящие испытательный срок иностранные специалисты?

— Нужно постараться стать частью офиса и не отдаляться от других. Даже если вас что-то удивляет, надо постараться влиться в коллектив и стать его частью. Это, наверное, касается не только Японии. В России для меня сейчас столько нового, и я должен попытаться стать частью этой жизни.

— Русские менее открыты, чем японцы?

— Пока нет такого опыта общения, но меня в московском персонале все устраивает.

— Не собираетесь ли начинать сборку Nissan в России?

— Нет, но мы будем изучать российский рынок и дальше. У него большой потенциал.

— В каких странах продается больше всего Nissan?

— В Соединенных Штатах.

— Россия на каком месте?

— Российский рынок пока невелик. То есть его потребность в автомобилях иностранного производства пока невелика, 200—300 тысяч автомобилей. В Европе — 15—16 миллионов, в Японии — 7—8 миллионов. В этом году мы планируем продать в Россию 9 тысяч автомобилей. В Европу, включая Россию, — 500 тысяч.

— Вам не доставляет неудобств правостороннее движение, когда во всем мире — левостороннее?

— Нет, это дело привычки.

— Не планируете ли когда-нибудь перейти на левостороннее?

— Наше правительство не готово к переходу, да и нет в этом необходимости.

— Чем занимаетесь в Москве в свободное время?

— Пока, на первых порах, очень сильно устаю и достаточно спокойно провожу выходные. Очень нравится изучать Москву, хотелось бы получше познакомиться с русской культурой, спортом. Когда приедет моя семья, буду ходить в театры.