Руки в масле, сами в «мыле»…

В последнее время на дорожные службы было вылито столько грязи (чаще всего — по делу), что отмываться они будут очень долго. Однако складывается впечатление, что процесс очистки все же начался — это доказали первые прошедшие в Москве снегопады.

В последнее время на дорожные службы было вылито столько грязи (чаще всего — по делу), что отмываться они будут очень долго. Однако складывается впечатление, что процесс очистки все же начался — это доказали первые прошедшие в Москве снегопады.


Зима, как будто отыгрываясь за непривычно сухую и теплую погоду, стоявшую в ноябре и начале декабря, сразу обрушила на столицу мощный снежный заряд — за каких-то два дня на Москву выпало почти 11 сантиметров снега (за весь сезон этот показатель обычно не превышает отметку в 1,5 метра). Вспоминая предыдущие зимние сезоны, нельзя не отметить, что такие серьезные капризы природы обычно приводили к тому, что движение на московских улицах оказывалось парализованным как минимум на сутки, а то и больше — дорожники либо не могли справиться с возложенной на них задачей, либо не хотели. То техники не хватало, то людей, то синоптики не предупреждали. И чтобы выяснить, что ждет столичных водителей этой зимой, во время первого же серьезного снегопада ваш корреспондент отправился в ночной рейд по московским магистралям вместе с одним из руководителей ГУП “Доринвест” — пожалуй, главной организации, нанимающей подрядчиков для уборки городских улиц.

По белой мгле

Честно говоря, рейдов было два, так как ваш корреспондент за сутки до намеченного мероприятия решил самостоятельно проверить состояние улиц города. И погода не подкачала, так что по всей столице наблюдалась следующая картина: сильный непрекращающийся снегопад, благодаря которому всего за несколько часов асфальт покрылся внушительным слоем снега, ему сопутствовали сильный ветер и, как следствие, мощная метель. Видимость на дороге зачастую не превышала 200—300 метров, так что стрелка спидометра редко переваливала за отметку “40”. Но самое интересное: особых затруднений ни при разгоне, ни при торможении не было — колеса не пробуксовывали, да и машину, как обычно, в разные стороны не бросало. А иногда складывалось впечатление, что под покрышками вместо снега — вода. Те полосы, что нередко даже в ночные часы автомобилисты использовали чаще всего, также оказались мокрыми. Почему? Ответ нашелся довольно быстро: между слоем снега и дорожным покрытием обнаружилась прослойка реагента, подтапливавшая все то, что успело нападать, и не позволявшая всему этому безобразию сцепиться с асфальтом. Что ж, приятная неожиданность, ведь согласитесь: по мокрой дороге ездить куда спокойнее, чем по льду или накату.

Тем не менее дорога покрылась внушительным слоем снега (как минимум 3 сантиметра), да и падать он не прекращал — где же чистильщики? За первые два часа, потраченные на осмотр дорог, нам попадались только машины, рассыпавшие твердый реагент, а уборочных не было видно. Они появились только около четырех ночи, и было понятно, что к утру дорожники эту “кашу” не только не вывезут, но и просто очистить все городские улицы не успеют.

И точно: на следующее утро некоторые периферийные дороги и проезды почистили только часам к 11, но надо отдать должное дорожникам — ключевые трассы и центр города промести и обработать они все же успели. А вот с вывозом собранного все оказалось гораздо хуже: на обочинах, а чаще всего на правых полосах, красовались огромные кучи и валы снега, сильно снизившие пропускную способность транспортных артерий. В результате по всему городу образовались серьезные заторы.

Таким образом, учитывая, что днем, особенно в часы пик, дорожникам исправить ситуацию не удастся, перед официальной поездкой настрой был более чем пессимистичным: мало верилось, что они смогут очистить город за одну ночь.



Ура, заработала!

Встречу представитель “Доринвеста” назначил после полуночи в самом сердце Москвы, на Ильинке. Что было на руку, так как по пути туда вашему корреспонденту представилась возможность еще раз самостоятельно оценить работу непосредственно подрядчиков, нанятых властями для уборки улиц. И тут опять пришло время удивляться: Волоколамка, Ленинградский проспект и Тверская улица мало того что были очищены — более половины собранного снега к тому моменту уже успели увезти. То же можно сказать и об Охотном Ряде, Театральной площади и Лубянке, дороги внутри Кремлевского кольца также в большинстве своем блестели чистотой. В общем, начало складывалось многообещающим.

Дальше мы осмотрели большую часть территории, за уборкой которой следит “Доринвест”: Садовое кольцо, Ленинский и Кутузовский проспекты, Можайское и Рублевское шоссе, и надо сказать, везде состояние дороги было весьма неплохим — асфальт прометен, а у обочин кипела работа по вывозу снега. То же самое происходило по всему городу. Индикатор активности дорожников — очереди на снегоприемочных пунктах (по Москве их 33), куда, вопреки расхожему мнению, отправляется все то, что высыпалось на улицы. Там одновременно скапливается до 30 машин. Кстати, чтобы у дорожников не возникало соблазна опустошать кузова самосвалов в водоемы, придумана очень простая и в то же время надежная система. Каждый водитель имеет при себе пластиковую карту, куда занесена информация о том предприятии, где он работает. Приемщик пункта просто подносит к ней считывающее устройство, и этот рейс заносится в общую базу данных, вскоре отправляющуюся заказчику. В конце месяца, когда приходит время рассчитываться, заказчик (в данном случае “Доринвест”) оплачивает только зарегистрированные рейсы, так что получается, что дорожники, отправляющие снег “налево”, работают даром.

Кстати, весьма занимательной оказалась технология освобождения дороги из снежного плена. Оказывается, что простой с виду процесс имеет свои тонкости, а небольшая на первый взгляд оплошность может привести к печальным последствиям. Перед началом снегопада на улицы Москвы выходят машины, распределяющие жидкий хлористый кальций (он-то и дает эффект “мокрой дороги”), предотвращающий образование наледи и наката — основной проблемы на зимних трассах, особенно в местах, где машины обычно начинают притормаживать или останавливаться: например, на остановках общественного транспорта, перед перекрестками или на путепроводах. Кроме того, он подтапливает снег, что серьезно облегчает дальнейшую уборку. Однако этим препаратом нельзя обрабатывать уже заснеженный асфальт, а также использовать при температуре ниже минус 7 градусов — и в том и в другом случае он превращается в лед. В таких условиях используется только твердый реагент.

Уже после того как выпадение осадков заканчивается, приходит время уборки, и дорожные службы начинают так называемое прометание (наверное, каждый водитель крыл дорожников трехэтажным матом, плетясь за каскадом машин, очищающих асфальт от серо-бурой каши). Затем там опять проходит распределитель реагентов (во время серьезных и длительных разгулов стихии, нередко случающихся в наших широтах, прометание и обработка дорожного полотна обычно проводятся как только слой снега достигнет 4—5 см.) Таким образом, снег сначала оказывается на обочине, откуда его потом вывозят с помощью снегопогрузчиков и самосвалов.



Хлебное место

Во время поездки выяснилась еще одна небезынтересная деталь: Москва на сегодняшний день поделена на своеобразные зоны. “Доринвест”, например, отвечает за обслуживание центра города, Садового кольца, а также всех основных магистралей, ведущих к МКАД. Остальные же улицы “поделены” между ДЕЗами административных округов и районными властями (Третье транспортное кольцо и МКАД обслуживает еще один специально созданный для этого ГУП — “Московские кольцевые дороги”). Так что если вы хотите пожаловаться на качество работы дорожной службы, сначала выясните, какая организация эксплуатирует участок и кто контролирует ее работу. Как уверили вашего корреспондента в “Доринвесте”, уборкой центра города и крупнейших улиц занимаются самые лучшие, причем борьба за эту территорию разворачивается далеко не шуточная, так как это самое “хлебное” место в Москве. Для этого ГУПом ежегодно проводится конкурс, причем основным критерием отбора являются показатели прошлых лет. Если же организация участвует в нем впервые, она обязательно должна предоставить информацию от своего предыдущего заказчика.

На своей шкуре испытав все “прелести” работы дорожников, можно подвести какие-то итоги. Наши рейды показали, что службы работают. Где-то лучше, где-то хуже, но в целом определенный и очень ощутимый прогресс налицо. Так что у столичных водителей есть надежда, что, пожалуй, впервые за последнее десятилетие московские дороги на протяжении всего холодного сезона останутся чистыми. Однако не стоит забывать, что дорожник — тоже человек, поэтому возможности его все же ограничены. Если не верите, попробуйте 12 часов подряд помахать лопатой (конечно, у них есть час на отдых, но, как правило, в таких условиях, что даже самая тяжелая работа раем покажется).