Ищейки теряют след

Дороги Московской области — одни из самых криминализированных в России. Здесь чаще чем где бы то ни было нападают как на дальнобойщиков, так и на владельцев легковушек.О криминогенной обстановке на трассах Подмосковья наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО беседует с начальником отдела розыска похищенного транспорта ГУВД МО Анатолием КЛЯЧИНЫМ.

Дороги Московской области — одни из самых криминализированных в России. Здесь чаще чем где бы то ни было нападают как на дальнобойщиков, так и на владельцев легковушек.

О криминогенной обстановке на трассах Подмосковья наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО беседует с начальником отдела розыска похищенного транспорта ГУВД МО Анатолием КЛЯЧИНЫМ.


— Только в этом году на территории Московской области угнано более 7000 автомобилей. Чем бы вы объяснили столь высокий уровень этого вида преступной деятельности?

— Хотел бы уточнить, что за 11 месяцев нынешнего года в области зарегистрировано 6904 преступления, связанных с незаконным завладением автотранспортом. В это число входят не только угоны, но и кражи автомобилей, грабежи, разбойные нападения с целью завладения машиной. То, что в Уголовном кодексе квалифицируется как угон, — лишь пятая часть всех преступлений, связанных с завладением авто. Основная часть в этой статистике — кражи. В этом году их стало больше. С чем это связано? В первую очередь, на мой взгляд, причина роста кроется в социально-экономическом положении, сложившемся в стране. С одной стороны, наблюдаются положительные тенденции оздоровления экономики, в связи с чем появляются рабочие места и возможности честно зарабатывать. Но с другой — у определенной группы людей еще крепки воспоминания о периоде, когда не было возможности устроиться на работу. Отсутствие работы вынудило часть из них податься в криминал. Сейчас эти люди от честного труда отвыкли, поскольку воровать, наверное, легче, чем полноценно работать где-либо, и продолжают автоворовской промысел. Еще в криминал активно уходит молодежь, желающая иметь все и сразу. Согласитесь, что сейчас у нас в обществе большое расслоение — одни живут бедно, другие — богато, что вызывает определенную зависть у первых. Также немаловажный аспект в росте автоворовства — приезжие граждане из бывших союзных республик, прибывающие в Москву и Подмосковье за “длинным рублем”. Большинство из них не находят работы и, оставшись без средств к существованию, идут на преступления. В этом году наблюдается заметный скачок автокраж, совершенных так называемыми гастарбайтерами. Нельзя обойти стороной, объясняя причины роста преступлений, и законодательную проблему — вступивший в 2002 году в силу Уголовно-процессуальный кодекс существенно осложнил работу людям в погонах.

Насколько мне известно, в Уголовном законодательстве Узбекистана за угон автомашины предусмотрено лишение свободы сроком от 3 до 6 лет, а в России за это же преступление предусмотрено лишение свободы сроком до 3 лет. Считаю, что если ужесточить ответственность за такие преступления, то их количество наверняка бы снизилось.

— Но ряд экспертов считают, что ужесточение законодательства никак не влияет на криминогенную обстановку в стране…

—Уверен в обратном, больше того — выступаю за то, чтобы исключили из УК ст.166 (угон). Именно по этой статье большинство автоворов и проходят. По данной статье преступников не арестовывают, выносимые судом приговоры не связаны с лишением свободы, и, оставаясь на воле, бандиты продолжают заниматься этим преступным промыслом.

Народ скупает краденое

— А пользуется ли криминальный транспорт спросом у покупателей?

— Да. Зачастую наши сограждане сознательно покупают авто с перебитыми номерами, поскольку они намного дешевле “чистых” машин. В общем, ворованные авто пользуются очень большим спросом, и таким образом преступники делают огромные деньги. Кстати, сейчас криминальный автобизнес по сумме приносимых доходов стоит на одном уровне с наркобизнесом и незаконной торговлей оружием.

— Вернемся к статистике. Итак, в этом году похищено около 7000 автомобилей. Обнаружено 1500 (это примерно 20%). Куда же растворились оставшиеся 80% ворованных автомобилей? Это наводит на определенные мысли на предмет коррумпированности милицейских служб…

— Непорядочных людей хватает везде. Чего греха таить, в милиции тоже таковые имеются. Вполне допускаю, что легализация похищенного автотранспорта идет и через регистрационные подразделения ГИБДД. Я не хочу сказать, что вся Госавтоинспекция погрязла в таких делах. Это скорее исключение, чем правило. Нами проводятся проверки регистрационных подразделений ГИБДД, в ходе которых выявляются как недобросовестные сотрудники, так и похищенный автотранспорт, поставленный на учет с измененными номерами агрегатов. Часть похищаемого автотранспорта переделывается преступниками под “чистые” документы машин, участвовавших в серьезных ДТП, требующих замены кузова. Также не стоит забывать, что жизнь многих украденных авто заканчивается в подпольных автосервисах и гаражах, где их разбирают на запчасти.

Но все же на основной части похищенных машин перебиваются номера агрегатов, и по поддельным документам они продаются. Хотелось бы отметить, что преступники научились так хорошо изменять заводскую маркировку номерных деталей, что при визуальном осмотре установить этот факт невозможно — только при вмешательстве эксперта. Но даже наши высококвалифицированные эксперты не всегда могут определить первоначальный номер.

— Это какие же технологии для перебивки номеров используют преступники, что даже милицейские асы пасуют?

— Технологии все старые: молоток и цифровые пуансоны. Просто повысилось мастерство перебивщиков. К примеру, нынешние мастера могут перебить так называемые неперебиваемые цифры (4, 5, 7) на абсолютно любую, да причем так, что комар носа не подточит. Наиболее сложными для определения считаются вваренные номера. Их распознать практически невозможно.

— Несут ли уголовную ответственность лица, занимающиеся перебивкой номеров?

— В Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая наказание за внесение изменений в номерные агрегаты и узлы автомобиля, но на деле она, увы, не работает, поскольку крайне сложно доказать причастность конкретного лица к перебивке. Бывали случаи, когда мы изымали пуансоны у перебивщика, даже в ходе следствия он давал признательные показания, что действительно перебивал номера, но в суде шел на попятную. Поэтому за данный вид преступления практически никто не понес наказания.



Воровское Кольцо

— В каких районах Подмосковья чаще всего угоняют автомобили?

— Больше всего краж происходит в ближнем Подмосковье: Мытищи, Балашиха, Люберцы, Химки, Ленинский район, Одинцовский район. Так можно перечислить все населенные пункты, граничащие с МКАД.

— В Московской области частенько нападают на большегрузы. Как с раскрываемостью?

— Проблема хищения большегрузной и строительной техники стоит очень остро не оттого, что ее часто крадут, а потому, что ущерб, причиненный организациям и частникам, очень значителен, а зачастую от этих преступлений, например, срываются сроки проведения строительных работ. Считаю, что в сложившемся положении есть и наша вина. Где-то мы недорабатываем, но в большинстве случаев в происходящем виновны как владельцы спецтехники, так и сами водители, которые с целью получения “левого” заработка идут на поводу у преступников, следуя с ними для выполнения работ в укромные места, коих на территории области множество, где и происходит захват. Пользуясь случаем и надеясь, что вашу газету внимательно читают люди, непосредственно или косвенно связанные с большегрузным автотранспортом, хочу предупредить, чтобы они разборчивей относились к выбору заказчиков и принимали исчерпывающие меры к сохранности дорогостоящей техники.

За 11 месяцев текущего года в области зарегистрировано 144 нападения на большегрузы, самосвалы, автокраны, бетоносмесители, из которых более половины — разбойные нападения и грабежи, совершенные по большей части людьми с Кавказа, и только 5-я часть этих преступлений раскрыта.

— Негусто…

— Да, и нам хотелось бы больших результатов, но в силу различных причин, о которых мы уже говорили, положение остается сложным.

— По слухам, за возврат угнанного автомобиля милицейские розыскники требуют с законного владельца немалые деньги — 1500—2000 долларов. Лично вам известны такие факты?

— Нет.

— А если вашим подчиненным в качестве благодарности приносят, скажем, бутылку водки, вы это расцениваете как взятку?

— Если потерпевший каким-либо способом по личной инициативе захочет отблагодарить сотрудника за его работу, то последний вправе сам решить, принимать благодарность или нет, и квалифицировать это как взятку, на мой взгляд, неправильно.