ГАИ в засаде? На стреме? на страже!

— А может быть, этот закон для России преждевременный — видите, как негативно воспринимают его большинство автовладельцев? — Нет, не преждевременный. Весь цивилизованный мир живет с аналогичными законами. Автострахование необходимо...Корреспондент "МКмобиля" беседует с начальником ГУ ГИБДД Виктором Николаевичем КИРЬЯНОВЫМ.

А может быть, этот закон для России преждевременный — видите, как негативно воспринимают его большинство автовладельцев?

— Нет, не преждевременный. Весь цивилизованный мир живет с аналогичными законами. Автострахование необходимо, поскольку, во-первых, водители уйдут от разбирательств, кто кому сколько должен, а во-вторых, мы — Госавтоинспекция — надеемся на “обязаловку” как на мощный экономический рычаг, с помощью которого можно снизить аварийность на российских дорогах.

— То есть?

— Каждое нарушение — это потенциальная авария. И если организовать такую систему страхования, при которой будет учитываться послужной список водителя, уверен — это положительно скажется на безопасности дорожного движения.

Зачистка рядов

— На всю страну, как вы помните, прогремели дела так называемых оборотней в погонах. Поговаривают, что скоро подобная шумиха поднимется вокруг ГАИ.

— По поводу шумихи — не знаю. Мы очень плотно работаем с Главным управлением собственной безопасности (только в этом году провели 14 совместных крупных мероприятий), если бы мы выявили что-то громкое, — это непременно стало достоянием гласности.

— Недавно замглавы МВД Сергей Щадрин сообщил, что в этом году ряды Госавтоинспекции лишились четырехсот сотрудников, уволенных, по сути, за взятки. Насколько сильно ГИБДД поражена коррупцией?

— Проблема с нечистоплотными инспекторами у нас действительно есть. Как я уже сказал, совместно с ГУСБ мы регулярно проводим профилактические рейды, сами эту работу ведем на постоянной основе и избавляемся от недобросовестных сотрудников.

— Наверняка вы анализировали причины мздоимства в гаишной структуре. К какому выводу пришли?

— Давайте зададимся вопросом: “А что необходимо сделать, чтобы инспектору было невыгодно брать взятки?” В первую очередь нужно гарантировать нашим сотрудникам социальную защищенность, то есть сделать так, чтобы сотрудник держался за свое место и боялся его потерять. Возьмешь взятку — потеряешь все.

— И когда этого можно ожидать?

— Боюсь, этот вопрос надо задавать не мне, а намного выше — правительству или Госдуме. Из-за низкой зарплаты и слабого социального пакета в структуре Госавтоинспекции некомплект личного состава порядка 10%. Ко всему прочему у нас большая текучесть кадров: многие не выдерживают буквально каторжных условий работы. В самом невыгодном положении — инспектора ДПС: ребята стоят в любую погоду на трассах, оживленных перекрестках, дышат пылью и ядовитыми выхлопами. Вдобавок ко всему получают оскорбления от участников движения.

— Но ведь инспекторов нередко ругают за дело.

— Бывает и так. Но чаще эти ругательства не по адресу. К примеру,

Госавтоинспекцию “полощут” за “пробки”. Давайте подумаем, а кто виноват в заторах? В первую очередь сами водители, не соблюдающие Правила. Ругают нас за то, что штрафуем нарушителей. Но почему когда водитель попадается, скажем, за нарушение скоростного режима или за выезд на “встречку”, он зачастую обвиняет в этом инспектора, оказавшегося на его пути. Мол, не было бы постового, обошлось бы без наказания. Железная логика. Вы себе даже не представляете, сколько оскорбительных слов выслушивают инспектора за рабочий день!



Рублем по беспределу

— Прошли выборы. Надо полагать, что властные структуры вполне удовлетворены их результатами, поскольку проводить различные, даже малопопулярные законы станет намного легче. В том числе и закон о повышении штрафов за нарушение ПДД. Когда можно ожидать, что правительство выступит с инициативой на предмет повышения штрафов?

— Еще в Думе прежнего созыва я выступил с идеей создания в нижней палате парламента подкомитета по безопасности дорожного движения и, хочу отметить, депутаты одобрили мою инициативу. Я рад, что мы пришли к пониманию проблемы безопасности на дорогах.

— То есть увеличения штрафов можно ждать чуть ли не со дня на день?

— Давайте сначала подождем, когда новая Дума начнет свою работу, и уже после этого вернемся к вопросу.

— Некоторые эксперты считают, что увеличение штрафов приведет лишь к тому, что увеличатся суммы взяток, которые будут отстегиваться недобросовестным гаишникам. Вы разделяете эту точку зрения?

— Каждые сутки в Москве и Подмосковье Госавтоинспекция задерживает порядка 400 человек за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Понимаете — за-дер-жи-ва-ет! Наверное, кто-то откупается, но большую часть мы все же административно наказываем. Ясно одно: не надо провоцировать друг друга на нарушение закона.

— В отличие от своего предшественника — генерала Федорова — вы ведете довольно “аскетичный” образ жизни: редко появляетесь на телеэкране, не слишком часто балуете журналистов интервью, не проводите акций по выявлению “левых” проблесковых маячков… Чем вызван столь “затворнический” образ жизни?

— По мере того как назревает необходимость высказаться по наиболее значимым проблемам, я всегда делаю это. Недавно выступал в одном крупном информагентстве, давал интервью нескольким российским газетам и рассказывал о ситуации с безопасностью на дорогах. Что касается акций по незаконным “мигалкам”, то я считаю — не они определяют аварийность в стране. Согласен, что в мегаполисах развелось слишком много автомобилей со спецсигналами, но, акцентируя внимание на “мигалках”, мы упустим более важные моменты. Полагаю, в первую очередь надо бороться не с проблесковыми маячками, а с любителями езды подшофе, с лихачами… Из-за них люди гибнут. К примеру, совсем недавно пьяный водитель врезался в автобусную остановку. Один человек погиб и еще шесть ранены. Каждые сутки, как я уже говорил, только в Москве и Московской области Госавтоинспекция выявляет по 400 пьяных водителей, а в спецрейды — и по 500 человек! А сколько пьяных за рулем остаются за кадром?! Поэтому мы должны именно это показывать и об этом рассказывать.

— Не так давно вы побывали в Америке. Что бы вам хотелось перенять по гаишной линии из американского опыта?

— Понравилось многое. Взять, к примеру, проблему парковки в больших городах. Если автомобиль стоит с нарушением правил, то приезжает эвакуатор и забирает машину. Про “двойную” парковку вообще молчать приходится — штраф такой, что нарушать не захочешь. А посмотрите, что творится у нас: не только в два ряда, но и в три, и в четыре машины ставят. А что делать инспектору? Применять эвакуатор нельзя. Штраф маленький, да и тот не оплачивается. Еще мне понравилась в Америке методика наказания пьяных водителей — огромнейший, даже по американским меркам, штраф плюс конфискация автомобиля и последующая его продажа. Полученные от реализации деньги идут в казну. Я не думаю, что обязательно надо копировать зарубежный опыт. Но и оставлять все как есть — нельзя.

— Но ведь очевидно, что у нас проблема не только в размере штрафов, но и в их низкой собираемости. Сегодня лишь 30% нарушителей оплачивают свои “шалости”.

— Действующая система взимания штрафов позволяет получать с нарушителей деньги. Вопрос в другом — судебные приставы не очень охотно этим занимаются. Если увеличить размер штрафов, то у исполнителей появится хороший стимул в работе, ведь от каждого собранного штрафа они имеют определенный процент. Кстати, я считаю, что необходимо вернуть талон предупреждений (штрафные баллы. — Ред.) и пойти по примеру цивилизованных стран, где за несвоевременную оплату штрафа начисляется пеня. Если претворить в жизнь все перечисленные позиции, уверяю, что проблемы со взиманием штрафов отпадут сами собой.

— В прошлом году в автокатастрофах погибли больше 33 000 человек. В этом — уже свыше 32 500. С чем связана столь высокая аварийность?

— Во-первых, низкая дисциплина участников движения и незнание азов безопасного поведения на дороге. Вызывают серьезную обеспокоенность дорожно-транспортные происшествия с участием пешеходов — это почти половина всех ДТП. Во-вторых, как мы уже говорили, слишком либеральное законодательство. Третья причина аварийности — недостаток материально-технического оснащения подразделений ГАИ. Скажем, если с выявлением лихачей еще все более или менее просто — есть приборы, хотя и не совсем в достаточном количестве, то борьба с выездами на встречную полосу очень осложнена. Нужны дорогостоящие видеокамеры и портативные компьютеры. Сейчас же для судов требуется серьезная доказательная база, из-за отсутствия которой бывает весьма сложно привлечь к ответственности нарушителей.

— Что вам необходимо, чтобы уж если не снизить, то хотя бы остановить рост аварийности?

— Целый комплекс мер. Одними силами ГАИ с аварийностью не справиться и не навести порядок на дорогах. Чтобы изменить ситуацию, необходимо, начиная буквально с детского сада, проводить работу по воспитанию культуры поведения на дорогах, повышать качество подготовки водителей в автошколах. Нынче лишь 50% выпускников автошкол сдают экзамены с первого раза. Цифра говорит сама за себя. Среди молодых водителей со стажем вождения до

3 лет очень велика аварийность. Следующий аспект — слабо развитая дорожная инфраструктура, не отвечающая реалиям сегодняшнего дня. Надо ее развивать, чтобы предотвратить аварии, происходящие по вине дорог, а не людей. Таможенные переходы на границах — это тоже большая проблема, не лучшим образом влияющая на аварийность. Водители на таможнях теряют не меньше суток. Нагоняя упущенное время, они превышают скорость, обгоняют с нарушением Правил, плюс ко всему утомленное состояние. Вот вам и аварии. Сложившаяся система порождает аварийность, и ее необходимо изменять. А вообще это нужно было делать еще вчера.



С протянутой рукой

— В августе уходящего года в Москве проходила выставка “Интердорсигнал”. На ее открытии вы сказали, что представленные экспонаты помогут спасти не одну тысячу жизней. Что вы вкладывали в эти слова, ведь вы сами говорили о бедственном финансовом положении службы?

— Действительно, у нас серьезные проблемы с финансами и, как следствие, с материальным обеспечением. Однако уверен, что положительные подвижки в этом вопросе непременно будут. Мы обратились к руководителям субъектов Федерации и попросили их уделить повышенное внимание безопасности дорожного движения. Это в том числе подразумевает и оснащение местных подразделений ГАИ всеми необходимыми техническими средствами. Понятно, что это работа не одного месяца, но рано или поздно мы обязательно добьемся намеченной цели, и представленные на выставке технические средства действительно помогут спасти тысячи жизней.

— Бюджетных денег, увы, на автоинспекцию традиционно не хватает. Почему бы не перевести ГАИ на самоокупаемость?

— Это невозможно, поскольку во главе будет стоять вопрос зарабатывания денег, а не обеспечение безопасности на дорогах. Такая система заставит инспекторов придираться ко всяким мелочам. Что негативно отразится на участниках дорожного движения. При сегодняшней системе необходимо на законных, разумеется, основаниях искать возможность получения необходимых средств.

— По вашим расчетам, сколько ежегодно нужно денег ГИБДД, чтобы обеспечивать безопасность на дорогах?

— Сумму я не подсчитывал. Да ее и невозможно подсчитать, поскольку безопасность дорожного движения зависит не только от Госавтоинспекции, а от министерств транспорта, образования, здравоохранения…



Мясорубка в шашечку

— За последний год очень сильно увеличилось количество аварий на пассажирском транспорте. Наиболее ужасающая ситуация складывается с маршрутными такси...

— Проблема пассажирских перевозок нас волнует очень сильно. Мы помним времена, когда были большие автохозяйства с жесткой дисциплиной и контролем как за людьми, так и за техникой. Сейчас ничего этого нет, отсюда и аварийность. К примеру, раньше даже в страшном сне не могло привидеться, чтобы водитель автобуса вышел на линию пьяным или с похмелья. Сейчас же подобное безобразие сплошь и рядом — за один из рейдов мы выявили 1000 нетрезвых водителей пассажирского транспорта. Вдумайтесь в эту цифру! Около 1500 водителей автобусов не имели водительского удостоверения с открытой категорией “Д”. Со своей стороны мы предпринимаем все необходимые меры: выявляем, задерживаем, наказываем.

— А может быть, запретить частникам заниматься перевозкой людей?

— Запретить частным лицам перевозить людей — неверный шаг, поскольку нечем восполнить эту нишу. Не секрет, что муниципальный транспорт изношен и его очень мало. Если убрать частников, то людям придется передвигаться пешком. Но это относится лишь к внутригородским перевозкам, а что касается междугородних — то в этой сфере частникам, действительно, не место. Для этих целей необходимо создать крупные автопредприятия, на которых в полной мере проводить прежнюю систему контроля за безопасностью пассажироперевозок.



В поисках крайнего

— Сейчас мы говорили об авариях в целом. Давайте попробуем конкретизировать — какие регионы страны наиболее аварийноопасны?

— Я бы не сказал, что имеются явные лидеры: то один район вперед вырвется, то другой. Но статистику аварийности делают регионы с огромным потоком автомобилей — Москва, Московская область, Питер.

— Мы знаем, что аварии просто так не происходят. В них виновны как водители, так и должностные лица, не предпринявшие необходимых мер к обеспечению БДД. Кто-нибудь из чиновников наказан за то, что на их территории происходят аварии и гибнут люди?

— Мы спрашиваем с начальников управлений ГАИ субъектов Федерации за аварийность, но оцениваем их работу не по числу аварий, а по тому, как они видят проблемы по обеспечению безопасности на дорогах и как инициируют решение этих проблем. Но пока увольнений не было.

— То есть вы хотите сказать, что найти конкретных людей, повинных в аварийности, невозможно?

— Трудно найти виноватого. Судите сами: есть проблемы с автошколами, довольно слабо подготавливающими водителей к дорожным условиям. Это по линии Минобразования. Кто виноват в том, что конкретный молодой водитель попал в аварию? Инструктор, обучавший его вождению? Директор автошколы? Министр образования? Если мы ведем речь о тех участниках дорожного движения, что занимаются перевозкой пассажиров, то кого тут винить? Конкретного человека, выдавшего лицензию этому перевозчику, или министра транспорта? Если мы говорим о том, что эпилептики ездят по дорогам и убивают людей, то кто виноват: врач, подписавший справку, главврач этой поликлиники или министр здравоохранения? Согласитесь, что трудно найти конкретного виновного.

— Другими словами, сегодня ГИБДД никак не влияет ни на автошколы, ни на медучреждения, выдающие справки?..

— Мощных рычагов влияния у нас, к сожалению, действительно пока нет. Но кое-какие положительные подвижки наметились: недавно я встречался с представителями Минздрава России, и мы выработали концепцию постоянного взаимодействия по вопросам медосвидетельствования и оказания медпомощи на дорогах. Обсуждали вопросы защищенности справок, поскольку есть факты их подделок, вопросы информационного обеспечения.

— И еще вопрос о медицине. Печальный факт — 40% людей, попавших в автокатастрофу, погибают из-за того, что им своевременно не была оказана первая медицинская помощь. Если взять Америку, то там любой полицейский — парамедик, умеющий оказать первую медпомощь до прибытия квалифицированных врачей. У нас инспектора ДПС одними из первых прибывают к месту трагедии, но в силу того, что у них отсутствуют навыки, — бездействуют. Будет ли что-то меняться в этом направлении?

— Непременно. Совместно с Минздравом мы прорабатываем все эти вопросы. Я уверен, положение изменится в лучшую сторону.

— Вопрос, который, пожалуй, набил вам оскомину, и тем не менее. У Госавтоинспекции отнимают функцию проведения ежегодного государственного техосмотра. Что именно отбирают и как, на ваш взгляд, это скажется на БДД?

— Нам многое в этом вопросе еще самим неясно. Но система государственного, подчеркиваю — государственного, контроля за техническим состоянием машин обязательно должна быть. На данный момент вопрос о передаче функций еще в стадии обсуждения. Госавтоинспекция отстаивает свои позиции, правительство — свои. В результате этого диалога мы придем к консенсусу, который, надеюсь, удовлетворит всех.



Слухи, и только!

— Говорят, что ГАИ собираются расформировать, а взамен нее создать дорожную полицию, которая будет заниматься исключительно контролем за соблюдением порядка на дорогах. Иными словами, останется только ДПС. Так ли это?

— Уверен, это не более чем слухи.

— Недавно вас избрали президентом “Российской автомобильной федерации”. Как давно вы интересуетесь автоспортом и что будете делать на занимаемом посту?

— Автоспорт мне не чужд. В свое время я выступал на соревнованиях, руководил гоночной командой ленинградского ГУВД. Вячеслав Фетисов попросил меня возглавить федерацию автоспорта, и я взялся за эту работу. Буду развивать автоспорт, способствовать появлению детских картингклубов. Чем больше мы оттянем детей с улиц и направим их энергию в нужное русло, научим правильно ездить, тем безопаснее станет на наших дорогах. Поверьте мне, человек, гоняющий на специальной трассе, никогда не будет лихачить на дорогах города. В общем, я собираюсь заниматься также безопасностью дорожного движения.

— Какова стратегическая цель вашего пребывания на посту главного гаишника страны?

— Хочу добиться того, чтоб на российских дорогах было как можно меньше аварий. Хочу уменьшить количество смертей в автокатастрофах.

— В канун Нового года чего бы вы могли пожелать всем участникам дорожного движения?

— Будьте взаимовежливы, уважайте друг друга, и главное — безаварийных и хороших вам дорог. С наступающим Новым годом!