Казаки-разбойники

План предстоящего рейда бурно обсуждался в кабинете начальника контрольно-профилактического отдела (КПО) ГУ ГИБДД МВД РФ. Один из “контрразведчиков” предложил в качестве “подсадной утки” использовать журналиста — мол, рожа у него не “засвечена”, да и вообще захотел паренек хлебнуть милицейского адреналинчика — так вперед, осваивать ремесло артиста в реал-шоу “Взять “оборотня” с поличным”.

План предстоящего рейда бурно обсуждался в кабинете начальника контрольно-профилактического отдела (КПО) ГУ ГИБДД МВД РФ. Один из “контрразведчиков” предложил в качестве “подсадной утки” использовать журналиста — мол, рожа у него не “засвечена”, да и вообще захотел паренек хлебнуть милицейского адреналинчика — так вперед, осваивать ремесло артиста в реал-шоу “Взять “оборотня” с поличным”.


Поздняк метаться! Коль назвался груздем, надо лезть под пули. “Стрелку забили” на следующий день на девять часов утра возле станции метро “Ботанический сад”. Там меня должны встретить двое сотрудников КПО на красном ВАЗ-2110 и ввести в курс специфики предстоящей работы.

В назначенный срок подземка вместе с толпой народа выплюнула меня на свежий воздух через ворота под вывеской “Ботанический сад”, и я сразу же уткнулся в капот грязно-красной “десятки”. В салоне машины началось знакомство с, если можно так выразиться, группой прикрытия. Первый и, судя по всему, главный в команде разрешил называть себя дядей Ваней. Позднее выяснилось, что у дяди Вани майорское звание и более 6 лет опыта работы в КПО главка. Второй — молодой бойкий мужичок, назвался Славой и без обиняков согласился перейти на ты. Кстати, паренек оказался тоже не лыком шит — капитан и матерый капэошник. В общем, после 15-ти минут общения с этими двумя сотрудниками КПО все мои страхи и нервозность улетучились, и я стал спокойно вникать в принципы и правила игры.

Без провокаций

А предстояла именно игра, в которой самое сложное — построить диалог с инспектором ДПС таким образом, чтобы он сам предложил откупиться и назвал сумму взятки. Условия: если при общении с инспектором задержанным использовались выражения типа “может, 100 рублей хватит, и без протокола обойдемся?” или “начальник, ну сколько я вам должен — 50, 100 рэ?”, то миссия признается невыполненной и даже носящей провокационный характер. А по нашим законам спровоцированный на мздоимство гаишник признается не только невиновным в правонарушении, но даже потерпевшим.

Параллельно с теоретическим курсом осваиваю технические премудрости скрытой видеосъемки.

В арсенале КПО — масса аппаратуры скрытой фиксации действий нечистых на руку сотрудников ГИБДД. Нам досталась обычная видеокамера,приспособленная для ведения скрытого слежения. Правильный ракурс съемки научили брать за пять минут.

По пути на ВВЦ дядя Ваня решил проверить мою профпригодность к предстоящей операции. Усадили меня за руль “десятки” и заставили прямо перед носом у сердитого усатого инспектора ДПС, гужующегося на одном из перекрестков возле станции метро “ВДНХ”, пересечь двойную сплошную полосу разметки и проехать под “кирпич”. Естественно, боец в зеленой фуфайке лихорадочно засемафорил своим полосатым другом. Тормозим. Наверное, нет смысла передавать весь мой диалог с инспектором. Как это ни прискорбно, но актер из меня никудышный или просто рожа подкачала. Короче, как я ни “разводил” усатого, чтобы он брякнул хоть словечко насчет денег, — все напрасно. Правда, когда я заскулил, мол, “товарищ начальник, давай договоримся”, мой визави после небольшой театральной паузы изрек: “Ну? Не слышу предложения”. Но тут я не нашелся, что сказать. И после очередной театральной паузы шариковая ручка заскрипела по бланку протокола. Чистый проигрыш. С двумя протоколами по нарушению ПДД уныло возвращаюсь в “десятку”. Мои компаньоны чуть подбодрили меня, дескать, опыта не хватило. “А в общем, пока ты, корреспондент, не готов к оперативной работе, — подвел итог старший. — Лучше просто понаблюдай, иногда это бывает даже интересней”.



Доходное место

За разговорами и моим отстранением от оперативной работы мы добрались до Сельскохозяйственной улицы. Дядя Ваня затормозил и дал команду Славе сходить в разведку: надо было пешочком добежать до автомобильного въезда на ВВЦ и посмотреть — стоит ли патрульная машина отдельного взвода на ВВЦ по ту сторону шлагбаума. Через минуту ожил мобильник дяди Вани. Слава отрапортовал, что ДПС уже на точке и можно начинать.

“Десятка” медленно тронулась. Метров через 150 слева от нас появился въездной терминал ВВЦ. Включив левый поворотник, дядя Ваня с невозмутимым видом пересек сплошную линию и подъехал к шлагбауму. Впереди замаячил ухмыляющийся гаишник.

Заплатив 250 рублей за въезд и миновав шлагбаум, мгновенно упираемся в сотрудника ДПС. Далее дядя Ваня отправляется для “разбора полетов” в патрульную машину ДПС, где с ним беседует второй инспектор. Тем временем ухмыляющийся гаишник продолжает отлавливать любителей пересекать сплошную разметку. Пока дядя Ваня общался в машине, даже образовалась небольшая очередь из трех-четырех водителей, неудачно совершивших запрещенный левый поворот. Однако хлебное место здесь, деньги сами в карманы падают. Интересно, сколько за смену получается бабла левого насшибать у этого шлагбаума? Из своих мыслей я был выдернут негромким, но очень четким окриком: “Все, садись, поехали”.

В салоне дядя Ваня продолжил: “Неудачный сегодня какой-то день, они меня сразу вычислили”. Благо аппаратура позволяла, я без лишних вопросов посмотрел видеозапись разговора дяди Вани с гаишником.

После стандартных фраз приветствия инспектор эдак невзначай и полушутя замечает: “Что это вы на меня так смотрите, ракурс хороший подбираете?” Дядя Ваня делает вид, что не заметил издевки, и продолжает играть заезжего коммерсанта, прибывшего в Москву за товаром. Инспектор неумолим и, деловито распаковывая свой планшет, приготавливается к заполнению протокола. Дядя Ваня не оставляет попыток и предлагает инспектору отпустить его без официального оформления. Гаишник честно признался: “Боюсь я вас, господин хороший, и без протокола вы от меня не уйдете”.

Нашего разведчика мы подобрали возле кафе уже на территории ВВЦ и решили перекусить, а заодно и обсудить дальнейший план работы.

Слава согласился с напарником, что на ВВЦ уже делать нечего — надо ехать в другой район. После трапезы рванули в Юго-Восточный округ. По оперативной информации, там есть пара мест, где гаишники занимаются откровенными поборами.

К автовокзалу возле станции метро “Выхино” у Рязанского проспекта частнику на авто путь заказан. Туда проехать может только общественный транспорт. Мы демонстративно проигнорировали “кирпич” и въехали на привокзальную площадь. Тишина. Ни одного гаишника. Удача явно отвернулась от охотников на “оборотней”. Вырулили обратно на Рязанский проспект и рванули по МКАД в сторону Капотни. За рулем сидел Слава, и по его целеустремленному виду было понятно — что-то задумал.

С МКАД свернули на Люблино, миновав пост-пикет, повернули налево в сторону Капотни. А когда вырулили на прямую улицу, ведущую к МКАД, Слава произнес: “Сейчас будем нарушать. На этом посту-пикете есть стационарный радар”. Дорожный знак указывал придерживаться скорости в 40 км/ч. “Десятка” набрала 70 и, пересекая сплошную линию разметки, обогнала плетущийся впереди грузовик.



Общественный совет — в пролете

Скандал начался с того, что у Славы не обнаружилось доверенности на автомобиль (заранее забыли написать, хотя и хотели). К беседе, которую Слава вел с инспектором ДПС , подключился дядя Ваня. Он начал умолять не наказывать своего горе-племянника из Мордовии, дескать, он будущий милиционер, немного вспыльчив и т.д. и т.п. Для пущей убедительности дядя Ваня продемонстрировал ламинированную ксиву члена Общественного совета ГИБДД РФ.

“Корочка” не проканала. Гаишник стал заполнять протоколы. В этот момент на посту тусовались еще двое сотрудников их розыскного взвода ДПС на своем патрульном “форде”. Один из них даже поучаствовал в разборках. Слава попросил предоставить ему номер телефона доверия ГИБДД. Но вместо телефона гаишный розыскник в грубой форме послал Славу куда подальше и предложил набрать 02.

И тут дядя Ваня вместе со мной садится в “десятку” и спокойно... покидает место конфликта, то есть, плюнув на оставшиеся на посту документы, скрывается с места задержания! А что, Слава резонно стал качать права по поводу незаконного задержания его документов — машины нет, значит, нет и предмета обсуждения. Менты напряглись уже натурально.



Гаишный напряг

Естественно, наш автомобиль объявили в розыск по округу. Ну а дядя Ваня, выждав двадцать минут, за ближайшим углом направил “десятку” в обратную сторону. Мимо пикета проехали нарочито медленно и чуть не по ногам двум гаишникам. Никакой реакции. Второго шанса нас задержать мы местной ДПС не дали. Хотя когда дядя Ваня вновь появился на посту, он еще продолжил играть бойкого родственника молодого парня. Впрочем, спектакль продолжался недолго.

На пикете нарисовался командир взвода и, чувствуя свою власть, начал “грузить” дядю Ваню и Славу. Те послушали-послушали лекцию о законе и правопорядке, да и раскрылись. В мгновение ока ситуация изменилась с точностью до наоборот. Отчитывать стали гаишников. Не будем вдаваться в подробности штатной проверки стационарного поста-пикета ДПС по укомплектованности оборудованием, правильному ведению документации и т.д. и т.п. В сухом остатке: рапорт командира взвода, почему его подчиненные не задержали автомобиль, объявленный в розыск несколько минут назад, рапорт младшего лейтенанта из розыскного отдела, объясняющий его хамское поведение. Плюс при детальной проверке оперативных записей выяснилось, что один автомобиль, объявленный центральным дежурным по Москве в розыск аж в 11 часов утра, почему-то не фигурировал в документах этого пикета. Другими словами, здесь угнанные авто никто и не собирался задерживать. Халтура, господа дорожные инспектора. Вывод? Да, собственно, никакого. Просто один день работы отдела КПО ГУ ГИБДД МВД РФ. Может, не самый скандальный, зато правдивый.