Екатерина Cеменова: «Oднажды меня заковали в наручники прямо на дороге»

Эта темпераментная актриса МХАТ, девушка отчаянная, ищет приключения как на необитаемых островах, так и на вполне обитаемых, а чаще даже загруженных московских трассах.

Эта темпераментная актриса МХАТ, девушка отчаянная, ищет приключения как на необитаемых островах, так и на вполне обитаемых, а чаще даже загруженных московских трассах.

А как известно, кто ищет — тот всегда найдет, и нелепейшая ситуация, естественно, не заставляет себя долго ждать. Правда, Катю разные дорожные инциденты не слишком смущают, а лишь закаляют боевой шоферский дух.


— Катя, на каком автомобиле вы сегодня совершаете свои головокружительные виражи?

— Ну, во-первых, они не столь уж головокружительны, как когда-то...

А автомобиль у меня действительно хороший, быстрый и надежный — Audi A4, серебряный. Год назад я его, трехлетку, купила чрезвычайно удачно, практически в идеальном состоянии, через объявление в газете. К счастью, наткнулась не на жулика, а на очень порядочного, верующего человека, который без обмана продал мне моего “баварца”.

— Без каких опций вы совершенно точно не можете обойтись?

— Безусловно, без климат-контроля, без коробки-”автомата” я бы себя не очень хорошо чувствовала в нынешних “пробках”. Но самое главное для меня — чтобы автомобиль не был чересчур “навороченным”, привлекательным для глаз похитителя. Я хочу иметь возможность спокойно бросить машину где угодно и уйти, не волнуясь за нее, а то переживаний в нашей жизни и так сверх нормы. На улицах, конечно, водительское хамство крепко треплет нервы. Некоторые упрямо не пропускают тебя даже в жутком заторе. Когда меня такое поведение задевает, я могу выйти из машины, подойти к этому спешащему “герою” и спросить: сколько, на его взгляд, метров он выиграл на данном маневре и как далеко оторвался?

— С водителями все ясно, а с собственной машиной у вас трогательно-сестринские отношения?

— Знаете, уже нет, фанатизм с возрастом прошел, это раньше я с ума сходила по автомобилям, даже наряды с косметикой отходили на второй план.

Я очень долгое время сильно-сильно мечтала о собственном авто. И вот как только мне исполнилось 18 лет, Антон Табаков (первый муж. — Ред.) подарил белую “восьмерку”, хотя “прав” еще у меня на тот момент не было.

— А он вас обучал вождению?

— Один раз попытался, но мы поругались до драки, я чуть не врезалась в остановку, после чего мы поняли, что подобные совместные эксперименты следует прекратить.

— В итоге транспорт простаивал в гараже?

— Нет. На машинке каталась моя подруга Алена Хмельницкая, а я сидела рядом, пока не купила (как не стыдно! — Ред.) себе “права”. Причем эти документы мы приобретали веселой компанией: я, Игорь Верник, Вася Стрельников и др. Но и после этого я все равно сразу не села за руль, пока однажды Алена не выдержала и чуть ли не насильно посадила меня в шоферское кресло. Мучительно долго мы добирались с ней тогда до аэропорта “Шереметьево” — конечного пункта назначения, но зато с того дня я стала ездить сама. Так что меня можно назвать самоучкой в полном смысле. Училась уже в процессе. И самое смешное, что где-то на третий день мытарств, когда я еле-еле двигалась по городу и постоянно глохла, на Тверской меня остановил милиционер и попросил его довезти. Ну вы представляете, что у него была за поездка?! Косился он на меня с недоверием, но, выходя, на прощание сказал: “А водить вы отлично будете!”

— Сколько машин сменили?

— Значит, на смену “восьмерке” пришла красная “девятка”, потом была белая Honda, после — Audi 100, которую угоняли, но она ко мне вернулась, далее через запятую: Nissan Almera, Mitsubishi Pajero, VW Passat, который тоже угнали, но уже с концами, Mercedes SLK 230-й и, наконец, нынешнее мое приобретение. Плюс на днях, на Новый год, муж мне подарил Mercedes.

— Поздравляю. Скажите, а ДТП вам удавалось избежать?

— Вот как раз предыдущий Mercedes я по абсолютной глупости разбила спустя всего лишь три недели после покупки, сама чудом жива осталась. Мне трудно было справиться с задним приводом. Меня занесло, труба ограждения пробила машину насквозь, остановившись в каких-то сантиметрах от моей груди. Подушки безопасности не сработали... И я, оставшись живой, но без средства передвижения, еще долго отдавала долги. А самое страшное, что ровно через год смотрела “Дорожный патруль”, там показали искореженную машину, попавшую в идентичную ситуацию на том же самом месте, но водитель которой погиб...

— Вы на трассе вообще ведете себя осмотрительно?

— Стараюсь. Но честно признаюсь, часто нарушаю ПДД, при этом оглядываюсь, чтобы не “застукали”, но, к сожалению, столь “везуча” в этом вопросе, что меня, как правило, всегда залавливают. Случалось, я буквально под носом сотрудников ГИБДД совершала неблаговидные деяния, действительно их не видя, тем самым еще больше вызывая их праведный гнев. Но, к слову, в последние годы я уже несколько утихомирилась...

— То есть в принципе никаких уж совсем страшных историй, связанных с людьми в погонах, рассказать не можете?

— Отчего же, могу. Была такая ужасная история. Видимо, я до конца жизни буду помнить этого человека с незамысловатой фамилией Тюрин. Это случилось несколько лет назад, у меня были какие-то неприятности, я ехала вся заплаканная за рулем, подруга, сидевшая рядом, меня успокаивала, и тут, неожиданно, на каком-то посту нас остановил этот, как позже выяснилось, Тюрин. Он придрался к тому, что моя машина не растаможена, а я как раз в этот день собиралась этим заняться, поэтому предложила ему заплатить штраф, но он не унимался, стал расспрашивать, почему я зареванная, а потом и вовсе распалился, может быть, еще от зависти к моей дорогущей машине, стал орать, схватил за руку... А я терпеть не могу, когда меня вот так бесцеремонно трогают, поэтому ответила ему соответственно. Тут же нам с подругой надели наручники, пригнали понятых, повезли в центральное ГАИ, где доктор, бряцая золотом на волосатой груди, по команде сержанта Тюрина написал, что мы находимся в крайней степени алкогольного опьянения, при этом даже не дав нам подышать в трубочку. Всю ночь безумный страж возил нас по городу, но нас нигде не принимали на стоянку, в итоге в районе Долгопрудного, в шесть утра, он нас бросил с арестованной машиной и без документов, с воплями, что он ненавидит женщин, что мы все такие проститутки, привыкли жить вольготно, так вот теперь помучаемся, придется добираться до столицы редким общественным транспортом. А надо сказать, в те времена еще не было ни маршруток, ни мобильных телефонов, и нам и вправду пришлось несладко. Но знаете, самое смешное, что спустя два года меня опять судьба свела с этим кошмарным сержантом. Опять были понятые, снова он меня увез... Но, к счастью, на этот раз я уже была вдвоем с мужем, который с помощью знакомых и вызволил меня из этого ада.

— Ну, это просто сумасшедший попался, а так, по-нормальному, к чему последний раз придирались гаишники?

— К чумазым номерам. Совсем недавно поехала по магазинам за новогодними покупками, спешила, и вдруг меня останавливает милиционер, хотя явно ничего не нарушила. Я в недоумении вышла из машины, он внимательно изучил документы, а потом говорит: “Вы как считаете, на машине должны быть номера? На вашей я их не вижу”. Я попыталась оправдаться грязной слякотной погодой, сказала, что у всех такие проблемы. В доказательство чего сделала широкий жест в сторону дороги, но там, как назло, двигались автомобили, сверкающие, как только что из мойки... Пришлось согласиться с постовым, что ездить надо с водичкой и время от времени протирать номера. Правда, у меня с собой на тот момент было только шампанское, которое нам на праздник выдали в театре, поэтому я предложила ради такого случая использовать его, но милиционер сказал, что это дороговато будет, и отпустил с миром, на прощание пожелав заглядывать на мойку почаще.

— А вы редко там бываете?

— Пожалуй. В этом отношении не слишком щепетильна. По внутреннему хаосу салона всегда можно определить, как я живу: чем питаюсь, что читаю, во что одеваюсь...