Жанна Фриске: «Раньше я играла на дороге в «шашки»

— Жанна, сколько лет он тебе верно служит?— Летом будет 4 года. Брала его из салона, совершенно новым, построенным под заказ. Я влюбилась в этот городской автомобиль спортивного типа практически с первого взгляда. Мне понравился и его экстерьер, и внутренний итальянский дизайн… Итальянцы вообще молодцы, чего стоят их красавцы: Ferrari, Dukati, Mazerati.

— Жанна, сколько лет он тебе верно служит?

— Летом будет 4 года. Брала его из салона, совершенно новым, построенным под заказ. Я влюбилась в этот городской автомобиль спортивного типа практически с первого взгляда. Мне понравился и его экстерьер, и внутренний итальянский дизайн… Итальянцы вообще молодцы, чего стоят их красавцы: Ferrari, Dukati, Mazerati. А в своей машине я только обивку кресел сделала комбинированную — кожу с замшей, стекла затонировала, насколько возможно, саунд-систему подобрала, а все остальное оставила нетронутым, оно и так идеально. Кстати, в традиционной немецкой классике, когда сажусь в BMW или в Mercedes, я не чувствую себя столь вдохновенно, не тянет на импровизации.

— А почему цвет — черный, мне кажется, в каком-нибудь оранжевом автомобильчике ты смотрелась бы гораздо эффектнее?

— Полагаю, что каждой модели подходит свой определенный цвет. Эта марка мне видится лишь в темном варианте.

— Эта машина оснащена всем, что тебе нужно?

— Да, вполне. Она быстро набирает скорость (до 240 км/ч разгонялась), юркая, с двумя турбинами, 225 “лошадей” при объеме двигателя 1,8 л, достаточно высокая посадка, 4 ведущих колеса — не буксует, не заносит. Плюс надежная: с двумя подушками безопасности и механической коробкой передач. Мне так удобнее: я ей руковожу, а не она мной. Хотя по московским “пробкам”, разумеется, ничего лучше “автомата” быть не может.

— Сколько машин сменила?

— Всего три. Первым был подержанный черный двухдверный VW GoIf, который я вскорости раздолбила в пух и прах. Гоняла как сумасшедшая, без страха, натурально играла в “шашки” на дороге — видимо, это черта всех новичков, наконец-то дорвавшихся до своего личного транспорта. Сейчас я гораздо выдержаннее. Второй моей машиной стал новый коралловый Ford Ka, по имени Федька, такой маленький аквариум с большим обзором. И третья — вот эта. Сначала, бесспорно, было немного неудобно, что она низкая, с чрезвычайно узким боковым обзором… Но постепенно привыкла, и даже вошла во вкус.

— Да, такой автомобильчик для одного человека…

— Согласна. Машина для абсолютного эгоиста. В таких случаях я обычно говорю, что это авто для меня и моей сумки. Иногда еще и для собаки. А для лета у меня припасен скутер. Для жаркой погоды в самый раз: быстро, удобно, с ветерком.

— Перебираться в большее пространство на колесах пока не собираешься?

— Вроде бы уже пора, но не знаю, смогу ли себе позволить то, что хочу. А мечтаю о последней разработке BMW 645, купе. Еще неравнодушна к Lexus-купе со съемной жесткой крышей. Jaguar — просто несбыточный сон! А вот BentIey что-то меня не впечатлил: сидя в нем, почему-то вспомнила квадратный GeIaendewagen. Видимо, эта марка все-таки на любителя.

— Давай вернемся к истокам. Как все начиналось, какой смельчак тебя впервые посадил за “баранку”?

— Папа, естественно. Мне было лет четырнадцать, и я во дворе села за его “копейку”, газанула и тут же чуть ее не разбила о наш же дом. После чего папа сильно ругался и сказал, что больше руль мне не доверит. Тем не менее основным азам вождения, самому трудному, он меня все же обучил, а остальное уже было делом практики. Позже я потихоньку брала ключи и от огромных американских папиных джипов, похожих на троллейбусы, и от старых Mercedes со 121-м кузовом, стоящих в нашем гараже, и набиралась опыта в своем районе, в компании с подружками. Однажды мы на несколько часов застряли в чужом дворе, потому как я еще не умела сдавать задом и парковаться, а любила “летать” лишь по прямой. Но какой-то добрый дядя нас в тот раз выручил. Я действительно рано “заболела” автомобилями — до 18 лет ходила хвостом за отцом, умоляла его подарить мне машину. На что он заявил, что не сделает этого до тех пор, пока я самостоятельно, честно не сдам на “права”. Что я немедленно и сделала, как только стала совершеннолетней. Причем училась не тридцать дней в обычной автошколе, а три с половиной месяца на курсах ДОСААФ. Только полтора месяца мы досконально изучали устройство автомобиля.

— Ты сказала, что поначалу сильно лихачила. К ДТП такое поведение не приводило?

— Наверное, бог уберег. Правда, как-то раз попала в небольшую аварию, но скрылась с места преступления. Дело было так: я страшно торопилась, ехала по многополосной трассе, и крайний левый ряд должен был поворачивать налево. Я тоже должна была туда повернуть, но не захотела стоять в очереди и решила на скорости прошмыгнуть между рядами. Маневр мне почти удался, лишь последний автомобиль я задела, разодрала ему всю бочину, себе стерла всю правую часть, сбила все зеркала и в панике укатила, так как была виновата и понимала, что останавливаться нет смысла. Вот так безумно себя вела на первом автомобиле.

— Сейчас исправилась?

— Думаю, да. Стала спокойной, законопослушной. Если уж совсем опаздываю, просто открываю окно и прошу соседних водителей пропустить, помочь развернуться через две сплошные линии и пр. Но такое происходит крайне редко, в экстренных случаях. И вот что уж табу для меня, так это красный свет. Когда он горит — стою, даже ночью на пустынном шоссе. Я — логичный водитель, не впадающий в панику. От мужчин, которые ездили со мной, всегда слышала лишь положительные оценки моих шоферских навыков. А мужчины в этом смысле — строгие судьи.

— Ты — лицо известное, когда гаишники останавливают, пользуешься этим?

— Откровенно говоря, безотказно срабатывает лишь женское обаяние. И наоборот, когда начинаешь напоминать, кто ты такая и сколько концертов отработала для людей в погонах, многих это нервирует, и они вполне резонно тебе отвечают, что их это мало касается, на эти концерты их никто не приглашает. Так что в этом смысле лучше не выпендриваться.

— А вообще на улицах ты часто сталкиваешься с узнаванием?

— Как раз сегодня меня узнавали пешеходы, которых я пропускала, так забавно…

— Ты ратуешь за европейскую вежливость?

— Надеюсь, мы к ней когда-нибудь придем. Между прочим, я заметила, что самые невоспитанные водители у нас — это женщины. Да, они внимательные и осторожные, но если дама за рулем, не жди, что тебя пропустят, уступят дорогу, притормозят… К сожалению, таковы реалии. А вот дорогие, солидные автомобили, с мигалками и без, как раз очень галантны — в отличие от наших “Жигулей” и “Волг”. Причем не знаю, с чем это связано, но чем старше машина, тем противнее, несноснее нрав ее владельца.

— Раз все твои автомобили имеют имя, значит, обладают индивидуальностью, характером, похожим на хозяйский…

— Конечно. Тотоша у меня хороший, покладистый, но с ним нужно договориться. Когда я его оставляю надолго, он обижается. И если в этот момент на него посмотреть с лица, то глаза у него грустные-грустные. Поэтому, когда придет время его продавать, я точно не смогу это сделать сама. Скорее всего кого-то попрошу.

— А ты уже чувствуешь, что настал час “Х”?

— Так или иначе, автомобиль мне это дает понять: вон стекло переднее треснуло, электрику недавно “заклинило”… Такие мелкие, досадные неприятности начинаются. А ведь за все это время я только проходила техосмотр и заливала бензин. Все. Больше не было никаких проблем, несмотря на то что по каким только ужасным ямам и безжалостным кочкам не каталась… В целом, каюсь, я не бережливая автовладелица. Как правило, довожу стрелку до предельного топливного литража и, что называется, в последнюю минуту еду заправляться. А этого делать, понятно, нельзя.

— Что бережет и веселит тебя на трассе? Талисманы в салоне имеются?

— Развлекает меня “Радио-джаз”, как защитный амулет висит синий “глаз”, а в качестве талисмана на торпедо сидит белый шелковый медвежонок в белой фате с красным сердцем в лапах. И что обязательно присутствует в машине, так это еда: всевозможные орехи, сухофрукты, конфеты — в “пробках” они мне не дают заскучать. Я не злюсь, а лакомлюсь...