Александр Mаршал: «Bыпускать в XXI веке «Жигули» просто неприлично»

Мужественность этого певца — вовсе не придуманный сценический имидж, а неотъемлемая черта характера. Поэтому и к своему “железному коню” он относится без пиетета, но с уважением. А что еще можно ожидать от человека, который в своей жизни водил и грузовики, и роскошные спортивные авто, и даже самолеты.

Мужественность этого певца — вовсе не придуманный сценический имидж, а неотъемлемая черта характера. Поэтому и к своему “железному коню” он относится без пиетета, но с уважением. А что еще можно ожидать от человека, который в своей жизни водил и грузовики, и роскошные спортивные авто, и даже самолеты.


— Александр, давно ездите на этом джипе?

— Моей темно-синей Toyota Land Cruiser 100 уже 4 года. Купил ее за границей, специально для российской погоды и дорог выбирал. И уже не раз меня этот автомобиль выручал. Для нашей страны, думаю, это лучший, самый практичный вариант. Раньше, на других машинах, по дороге на концерт где-нибудь за городом частенько застревал. Сейчас такой беды не знаю: пониженную передачу включу, два моста работают, блокируются все колеса — и пошел, медленно, как танк!

— Какие опции считаете наиважнейшими?

— Очень нравится, что изменяемый дорожный просвет (режимы — жесткий, комфортный и спортивный) позволяет с уверенностью в благополучном исходе штурмовать непролазную, казалось бы, грязь.

— И какой режим настройки подвески вы обычно выбираете?

— Регулятор у меня стоит, как правило, где-то между “спортом” и “комфортом”. Это удобно — на поворотах не заносит.

— Как я понимаю, машина эта вас вполне устраивает, и менять на что-то еще вы ее пока не собираетесь?

— Автомобиль мне служит уже достаточно долго, поэтому весной буду его менять, но на точно такой же, потому что считаю эту модель крайне удачной. Посудите сами: она мощная, что первостепенно для старта у светофора. Когда надо вырваться, стоит лишь слегка надавить на педаль — бах, и все уже сзади. Я имею в виду, конечно, серийные машины, а не скоростные. С последними не тягаюсь.

— Определенный период вашей жизни связан с Америкой, на каких марках там удалось поездить?

— В Штатах я ездил на разных машинах, в том числе и самых дорогих, причем преимущественно белого цвета — климат солнечного Лос-Анджелеса позволял: во-первых, светлые авто меньше нагреваются, а во-вторых, на фоне пальм выглядят эффектно. Вообще поездил я там на всем действительно стоящем: и на Mercedes, и на всевозможных Ferrari, и на Lamborghini, и на Porsche, и на Hammer… Ясно, что предела совершенству нет, но для сегодняшних будней, мне, например, совсем не требуются эти пафосные авто, а вполне устраивает и собственная машина. А все эти навороченные автомобили выходного дня созданы все-таки для европейских трасс. Вот я понимаю, в Германии — выехал на автобан, утопил педаль в пол и погнал, а у нас ведь и разогнаться толком негде.

— Вы — любитель высоких скоростей?

— Да нет, это так, к слову. Я за рулем около 25 лет, ловлю себя на том, что чем старше становлюсь, тем больше придерживаюсь Правил дорожного движения, в том числе соблюдаю нужный скоростной режим. Нарушаю сейчас редко-редко, когда уже не вижу иного выхода, или в ситуации, когда уверен на 150%, что не принесу своим маневром никому никакого вреда.

— Много аварий случалось на вашем автомобильном веку?

— Несколько, но, слава богу, не столь уж серьезных. Где-то был виноват я, где-то — нет.

— Автомобильной внешности, чистоте салона вы много уделяете внимания?

— Скорее слежу за техническим состоянием машины. Стараюсь вовремя менять масло, заправляться… В конце концов это же вопрос собственной безопасности.

— Когда вы впервые сели за руль?

— Мне посчастливилось — в старших классах школы у нас ввели УПК по вождению. И мы обучались на школьном грузовике ГАЗ-51. Надо сказать, не все давалось легко, далеко не сразу я начал чувствовать автомобиль… Зато когда появился кое-какой опыт, стало очень легко. А по окончании средней школы поступил в летное училище, но ушел оттуда и оказался в армии, где как раз мои “права” очень пригодились, так как народу у нас было мало, всего один водитель, а машин три — ГАЗ-66 и два ЗиЛа-157 трехмостовых, поэтому мне пришлось сесть за “баранку”.

—А “на гражданке” какая первая машина у вас была?

— ”Копейка”, такого неприятного ярко-желтого окраса. Но несмотря на это, я ее сильно любил, даже немного трепетно к ней относился, постоянно следил за ее здоровьем: регулярно посещал станцию техобслуживания, на которой работали друзья, принимающие меня без очереди.

— Какие воспоминания сохранились об отечественном автопроме?

— Бесспорно, ужасно, что на дворе — XXI век, а мы до сих пор выпускаем “Жигули” 6-й модели. Эта машина, по-моему, уже давно безумно устарела и делать ее сейчас просто неприлично. Причем это безобразие происходит в стране, которая находится на первом месте в мире по освоению космоса. Странно, что у нас еще не придумали универсальный джип, специально созданный для русских просторов. Но сердце радуется, когда видишь ребят, увлекающихся тюнингом и доводящих свои старые машины до такого великолепного состояния, что на Западе рты раскрывают от изумления. Есть ведь у нас умельцы, а индустрия в целом не развита…

— Вы — лицо известное, и, наверное, вас с первого взгляда распознают работники ГИБДД…

— Мало того что узнают, но ведь еще приходится и поговорить по душам, диск подарить… В основном с ГАИ у меня проблем не бывает.

— А чего вы терпеть не можете на наших улицах?

— Меня раздражают люди, купившие “права”, а ездить так и не научившиеся. Также выводят из себя древние колымаги, еле двигающиеся и вдобавок страшно загрязняющие атмосферу. Еще опасного равнодушия к другим не переношу: смотришь, едет человек на заляпанном грязью автомобиле с тонированными стеклами, с сигаретой, с громкой музыкой, да при этом еще по телефону разговаривает, ну как так можно себя вести?! Это прежде всего неуважение к окружающим. На дороге надо вести себя строго и следить за происходящим.

— Вы на шоссе соблюдаете дорожный этикет?

— Пытаюсь по мере возможности. Так, когда приехал из Америки, по привычке пропускал всегда всех пешеходов, хотя меня предупреждали, что рискую таким образом получить удар в зад. И однажды действительно в меня чуть не въехали: остановился перед проходящими людьми и тут же услышал сзади жуткий визг тормозов — еще бы несколько сантиметров, и я бы стал участником дорожно-транспортного происшествия. А ведь в Правилах черным по белому написано, что если прохожий ступил одной ногой на пешеходный переход, пускай даже не обслуживающийся светофором, ты обязан остановиться и дать ему пройти. Но у нас про этот пункт, к сожалению, все благополучно забывают.

— Вождение автомобиля для вас — удовольствие или жизненная необходимость?

— Скорее второе. Я не могу пользоваться общественным транспортом, каким образом мне тогда передвигаться? Не пешком же ходить… Автомобиль — просто неотъемлемая часть моего жизненного уклада.