Трофим: «Cмотрю, а она за рулем ногти красит»

В бане и за рулем все равны, так как никакой звездный статус не поможет вам лучше вымыться или оградить себя от аварии и хамства отдельных личностей. Поэтому у каждого водителя или заядлого банщика есть своя история. Смешная или грустная. Захватывающая или жалостливая. Такая, как, например, у певца Сергея Трофимова: “Один товарищ некорректно повел себя на трассе — подрезал, гад. Я его догнал, прижал и наказал...”

В бане и за рулем все равны, так как никакой звездный статус не поможет вам лучше вымыться или оградить себя от аварии и хамства отдельных личностей. Поэтому у каждого водителя или заядлого банщика есть своя история. Смешная или грустная. Захватывающая или жалостливая. Такая, как, например, у певца Сергея Трофимова: “Один товарищ некорректно повел себя на трассе — подрезал, гад. Я его догнал, прижал и наказал...”


— Сергей, для вас машина — это любовь, страсть, средство передвижения или игрушка?

— По-моему, для любого мужчины, когда он понял, что это такое, машина становится образом жизни. Это скорость, возможность перемещения в пространстве, успевания или неуспевания куда-то.

— И когда вы это поняли?

— Ну, у меня был Ford Contuor, машина такая, по мне. А сейчас вот гоняю на Skoda Oktavia. Для меня главное — скорость. Бывает, что разгоняюсь до 240 километров, но это на шоссе, в городе, естественно, негде.

— Ford Contuor был вашей первой машиной?

— Нет, первый раз я сел за руль “девятки” в 1996 году. И на ней же учился ездить. Персональный водитель моего друга мне все показывал. Серьезно к делу подходил, основательно.

— С чего вдруг такая потребность в автомобиле появилась?

— Просто это была уже необходимость, потому что я нигде и никуда не успевал, на такси уходило много денег. Поэтому взял и купил.

— Метро как же?

— Ездил, конечно.

— И когда в последний раз в него спускались?

— Недавно. Фотографии делал три на четыре.

— А перемещались?

— Тоже недавно. Опаздывал на встречу, поэтому машину припарковал и поехал на метро.

— Вы достаточно поздно сели за руль, а в юности техникой увлекались?

— На мотоцикле, точнее мопеде, с другом Гошкой катались. У нас с ним прозвище было Грязнули, потому что мы все время что-то чинили во дворе, так как мопед уже такой поживший был. Но Гошка лучше соображал, потому что на автослесаря учился, а я так, помогал ему.

— Ключи, что ли, подавали?

— Ну что-то вроде того.

— И сейчас машину починить не можете?

— Нет, конечно. Да и зачем? Кругом полно автосервисов. Это тогда самим все приходилось делать. Мы с ним денег на мопед накопили, а потом ездили на танцы на даче или на Москву-реку купаться.

— Родители, наверное, в ужасе были?

— Моя мама вообще не знала, что мы мопед купили. Она спрашивала все время, почему от меня бензином пахнет или почему такой грязный. Приходилось как-то изворачиваться. Чаще всего говорил, что ребятам помогал в технике ковыряться.

— А бензин для мопеда вы откуда брали?

— У Гошки девчонка была, так она нам его и добывала. Ее папа машину имел, и она бензин у него потихоньку тырила и нам передавала.

— Через трубочку из бензобака?

— (Смеется.) Наверное. Хотя, я точно не знаю, но бензин у нас был постоянно. Она Гошку любила самозабвенно и заботилась о горючем.

— Одно время вы служили в церкви. Машины свои освящаете?

— Да. Мне так спокойнее. Но это дело добровольное, все равно что иметь жену или не иметь.

— У вас есть какой-то ритуал перед выездом? Я знаю, некоторые руль или дорогу крестят.

— Кто же крестится, когда за руль садится?..

Я читаю “МКмобиль” (смеется). У меня в принципе ритуал есть, но он немного с другим связан. Вот когда я уже сел в машину, завелся и выехал утречком (особенно когда сонный), то я ставлю диск “AC/DC” на полную громкость и... (показывает руками руль, жмет на газ и рычит).

— Всегда так делаете?

— Практически да. Хорошо энергией заряжает, причем сразу. А это в дороге необходимо.

— Как с гаишниками общаетесь?

— Великолепно.

— Узнают?

— Ага. Вот недавно, например, притормозили, просто чтобы документы проверить. А я как раз няню нашу вез, вот уже отъехал километра на два, смотрю — с мигалками несутся. “Машина такая-то, прижмитесь к обочине”. Ну прижался, сам думаю, чего же такого я сделал? Они вышли: “Братан, кассету дай!” — “Вы чего делаете-то! Я чуть со страху не умер!” Конечно, немного не так сказал, но это не для печати (смеется).

— А свою первую встречу с блюстителями порядка помните?

— Да, я развернулся через две сплошные. Мне ужасно надо было в ту сторону, а я не знал, как это сделать. Инспектор меня остановил, мы с ним долго беседовали, а потом он меня отпустил: “права” были вчерашним днем выданы.

— Неужели никогда штраф не платили?

— Да постоянно, особенно когда кассеты заканчиваются.

— Ваш самый большой штраф в жизни?

— 50 долларов. За пролет на красный свет на скорости 200 с лишним километров в час мимо поста ГАИ, на трассе Москва — Питер, по которой я очень часто езжу.

— Вы не знали, что там пост находится?

— Я забыл.

— Инспектора, наверное, от шока вспотели.

— Примерно так и было. Самое интересное, что на этой трассе в одном местечке — не помню, как-то на “М” называется — гаишник знакомый работает. У него пост недалеко от деревеньки, в которой он благополучно проживает. Так товарищ особенно не парится и прячет машину в кустах чуть ли не возле дома. Я как-то его в не очень интересную ситуацию поставил, и мы с ним таким образом познакомились. С тех пор мы все время у него останавливаемся чайку попить.

— На дороге часто конфликтуете?

— Один раз, наоборот, мне водители помогли. Я ехал по шоссе зимой, настроение было чудесное, вечерок такой, снежок падает. И я не заметил валяющуюся покрышку, которую снегом припорошило. Наскочил на нее, машину закрутило и вынесло на “встречку”. А там по одной полосе фура шла, а по другой — панелевоз. Причем ехали рядом. И я понимаю, что в общем-то все сейчас и закончится. На душе так спокойно стало. Но фура каким-то образом выехала на встречную, а другая — на обочину. Я между ними прокрутился и встал. Мы втроем вышли, покурили молча. Потом эти два водителя говорят:“Ну ладно, счастливого пути”. — “Парни, спасибо”.

— Сергей, наказываете тех, кто некорректно себя на дороге ведет?

— Конечно. И к обочине прижимаю, и резко торможу перед носом. Надо же людей учить. Хотя, мы как-то с другом ехали, и нас жутким образом подрезала одна машина и умчалась вдаль. Догоняли мы ее долго — минут 20. Догнали, но за рулем сидела такая милая девушка, что мы просто поаплодировали ей и поехали дальше.

— То есть к женщинам за рулем вы спокойно относитесь?

— Есть некоторые, которые хорошо водят. А был случай на Ленинском проспекте — просто ужас. Смотрю: все ряды заполнены, а один свободный, только одна машина маячит. Когда поближе подъехал, то ужаснулся: за рулем сидит девушка и красит ногти, руль кинула, вся в этом процессе. Убрался из того ряда сразу же.

— Вы можете определить, не видя водителя, кто сидит за рулем?

— Конечно. Знаете, женщины — как бы это сказать — они попой виляют так же, как и ходят.