ГАИ «клиента» не обидит

Сначала мы хотели просто разобраться — какие должности и ответственные посты занимают в ГИБДД женщины. Но получалось как-то скучновато. Основная часть дамского гаишного коллектива трудится в тише кабинетов, разбирая завалы документов в различных МРЭО и группах разбора. Еще одна важная работа женщин в ГАИ — профилактическая работа со школьниками по предотвращению детского травматизма на дорогах. Все это здорово, но нам явно чего-то не хватало. И тут “МКмобилю” улыбнулась удача.

Сначала мы хотели просто разобраться — какие должности и ответственные посты занимают в ГИБДД женщины. Но получалось как-то скучновато. Основная часть дамского гаишного коллектива трудится в тише кабинетов, разбирая завалы документов в различных МРЭО и группах разбора. Еще одна важная работа женщин в ГАИ — профилактическая работа со школьниками по предотвращению детского травматизма на дорогах. Все это здорово, но нам явно чего-то не хватало. И тут “МКмобилю” улыбнулась удача. Женщина — инспектор ДПС. Согласитесь, и сегодня явление редкое. Надо ехать знакомиться. Тем более и повод есть, ведь за окном — 8 Марта.

Бестолково?! Но служба есть служба

Около двенадцати часов дня бортовая рация патрульной машины ДПС доложила: из города Люберцы угнан ВАЗ-21099. Цвет — синий металлик. Предположительно похищенная машина “ушла” в сторону Балашихинского района. Всем экипажам, находящимся в городе Железнодорожном, приказано перейти на режим свободного патрулирования — “девяносто девятая” наверняка “пойдет” через этот городок...

Прослушав оперативную ориентировку на похищенное авто, экипаж ДПС, состоящий из лейтенантов милиции Сергея Лебедкова и Марии Сеник, приступил, что называется, к исполнению.

Тут надо честно признать, что к такого рода деятельности многие сотрудники ДПС относятся, мягко говоря, с прохладцей и считают поиски угнанного автотранспорта по горячим следам занятием бестолковым и неперспективным. Ведь всем давно хорошо известно — после совершения кражи угонщики, как правило, не перегоняют авто на дальние расстояния, а, бросая машину на так называемый отстой, “ложатся на дно”.

Но из любых правил есть исключения. И хотя нашим инспекторам очень хотелось кушать (время-то — обеденное), они продолжали методично обследовать дороги на предмет похищенной “девяносто девятой”. Долг есть долг, понимаешь! Как ни смешно это выглядит в наше смутное время, в котором все перевернуто с ног на голову.

Кыся пропала

Первой “девяносто девятую” увидела Мария. Автомобиль мирно стоял перед перекрестком в ожидании зеленого сигнала светофора. Удалось разглядеть, что в салоне — только водитель. По внешним признакам индивид принадлежал к кавказской национальности. Врубив проблесковую “люстру”, милиционеры через громкую связь строго и политкорректно попросили водителя ВАЗ-21099 прижать машину к обочине и остановиться. В ответ “девяносто девятая” юзом рванула с перекрестка, так и не дождавшись, пока зажжется зеленый “глаз” светофора.

Инспектора напряглись в предвкушении погони. Но скоростного драйва не состоялось. На первом же повороте нарушитель не справился с управлением и сначала задел левым боком “мерина” на встречной полосе, а затем со всего размаха протаранил корму “девятки”, следовавшей в попутном направлении. Когда к месту аварии подоспел экипаж ДПС, преступник уже в пешем порядке пытался скрыться в ближайшей лесополосе. Здесь роли инспекторов разделились. Сергей бросился догонять мерзавца, а Мария кинулась к покореженной “девятке“, из которой доносился детский плач.

Инстинктивно Мария в первую очередь осмотрела пострадавшую девочку на заднем сиденье, а затем водителя “девятки”. Все обошлось без крови — лишь небольшие ссадины и ушибы. Девчушка же плакала не от боли, а потому что через разбитое заднее стекло убежала ее любимая кошка. Первое, что сказал расстроенный ребенок, увидев ее, было: “Тетя милиционер, пожалуйста, найдите мою кысю. Она убежала в лес за дядей из машины, которая врезалась в нас”.

Смрад дорог и пьяные проколы

— Ну как, нашли пропавшую кошку? — перебил я Марию.

— Жаль, конечно, но кошка слишком далеко убежала. Сергей отловил этого хмыря из угнанной машины, потом меня ждала груда разбитого железа на дороге. Надо оформлять задержание, составлять протоколы и все такое прочее. Отец девочки вроде бы попытался поискать эту кысю. Да там снега по пояс. Пришлось ему, чтобы успокоить дочку, клятвенно пообещать купить новую мурку. Кстати, если бы этот угонщик посильнее их долбанул, то “девятку” вместе с седоками на фонарный столб кинуло бы. Вот тогда о кошечке точно некому было вспоминать.

— Мария, знаю, что раньше твоим рабочим местом была так называемая группа разбора. Так зачем ты уют теплого кабинета поменяла на дорожный смрад? На романтику потянуло или здесь больше возможности “левых” подзаработать?

— Ну, последнюю реплику, на первый раз, я позволю себе пропустить мимо ушей. А так, на будущее — за грязный и необоснованный намек можно и в глаз получить. Что же касается романтики, врать не буду и честно скажу — не знаю. Мне просто хотелось избавиться от рутинной бумажной работы.

— Позволь, но и на дороге инспектору приходится немало с бумажками возиться.

— Гораздо меньше. Плюс живое общение с народом, а оно всегда интересно. Когда я трудилась в группе разбора, то в основном видела водителей всегда таких тихих, учтивых. Так сказать, осознавших свою вину. И мне просто по-человечески стало любопытно посмотреть на поведение этих же водителей непосредственно на дороге, а не в здании ГИБДД.

— Каков контраст?

— Небо и земля. Иногда складывается ощущение, будто у всех водил помутился разум и потерялось чувство самосохранения. И что поражает — ведь нарушают Правила со знанием дела, а потом как малые дети лепечут что-то типа “я больше так не буду”.

— Как реагируют водители на женщину в роли сотрудника ДПС?

— Как на сотрудника ДПС. Ведь на работе я не женщина, а в первую очередь инспектор. Хотя первая фраза у большинства одинакова, мол, ”ба, инспектор-женщина меня впервые тормозит”. Ну а дальше как полагается: нарушил — протокол, все нормально — счастливого пути. Хотя есть маленькая странность — практически все пьяные водители категорически отказываются со мной общаться и в диалог вступают только с моим напарником. Даже те, у кого визуально опьянение и незаметно. На этом многие и прокалываются.

— Ты служишь в чисто мужском коллективе. Не докучают ли тебе вниманием определенного рода коллеги?

— Коллектив, во-первых, не чисто мужской, иногда со мной на линию выходит Анастасия. Она работает в отделе дознания. Во-вторых, я уже пять лет в ГИБДД, ко мне все давно привыкли и относятся как к равной. Если было бы по-иному, то я вряд ли смогла и день продержаться в ДПС. Это все-таки военизированное подразделение. А по поводу чисто мужского внимания — это моя частная жизнь и к службе никакого отношения не имеет.

— Сегодня праздник, а ты на службе. Не обидно?

— Работа есть работа. Какие тут могут быть обиды? Погуляем в другой раз. Вон впереди целая череда майских праздников.

Ожила бортовая рация, наш разговор сам собой прервался. Дежурный передавал оперативную ориентировку по недавно угнанным автомобилям. В области вводился план “Перехват”, так что Марии пришлось приступить к выполнению служебных обязанностей. В розыск объявили VW Passat, десять минут назад угнанный из Реутова.

К сожалению, на этот раз преступника отловить не удалось. Вместе с инспектором Марией я “прослужил” до позднего вечера. Однако ничего экстраординарного не произошло. Проверка документов, оформление нарушений — короче, рутина. Правда, лично удалось проверить слова Марии насчет водителей-пьяниц. Действительно, один явно подвыпивший водитель категорично настаивал, чтобы протокол составлял исключительно инспектор ДПС мужского пола. Дескать, от вида женщины-инспектора он просто пьянеет. Понятно: водила думал, что с мужиком будет проще договориться. Но не в этот день. Фигляр был отправлен на медосвидетельствование под женским конвоем. Причуды жизни — в женский праздник заслуженную кару получить от дамской руки.