Марина Mогилевская: «Bождение мне обходится слишком дорого»

К любой своей машине эта актриса привязывается безумно, холит, лелеет и расставаться ни за что не хочет. И каждая принадлежащая ей четырехколесная индивидуальность получает свое собственное имя. Нынешнюю вот Мусей зовут. Просто и емко.

К любой своей машине эта актриса привязывается безумно, холит, лелеет и расставаться ни за что не хочет. И каждая принадлежащая ей четырехколесная индивидуальность получает свое собственное имя. Нынешнюю вот Мусей зовут. Просто и емко.


— Марина, сколько Мусе лет?

— Три года. Дело в том, что как только я увидела эту зеленую Audi A4 в салоне, мгновенно в нее влюбилась. Это была первая машина данной модели, пришедшая в Москву, и выглядела она сногсшибательно.

— Собираясь покупать авто, вы оценивали ее ходовые качества?

— Знаете, в первую очередь я обращаю внимание на красивый дизайн, на комфортность салона, а уже потом на все остальное. Главное, чтобы к машине лежала душа. А тут как раз тот случай, когда все было гармонично: и внешний вид, и стильный серо-бежевый кожаный салон, и разные другие мелочи. До сих пор радуюсь, что она у меня есть, и ни о чем лучшем даже не помышляю — это оптимальный для меня вариант.

— То есть и мощностью машины, и ее динамическими характеристиками вы довольны?

— Вполне. Двигатель 1,8 турбо, с места разгоняется быстро, многим дает фору. Автомобиль приемистый, с хорошим звуком мотора и механической коробкой передач, как я люблю. Понимаю, что в городских “пробках” “автомат” куда лучше, но все равно не хочу отказываться от механики. Мне доставляет удовольствие сам процесс: нравится нажимать на педали, переключать скорости, чувствовать автомобиль в целом и управлять им.

— Помните свою первую машину?

— А как же, такое не забывается! Мне было, наверное, лет двадцать, и я выбрала на рынке очень модную по тем временам черную “девятку” с тонированными стеклами. А надо сказать, что я тогда ни “прав” не имела, ни навыков вождения — и тем более не разбиралась в моторах. На этом авто и училась, можно сказать, ездить. Экспериментировала в основном по утрам, это было гораздо безопаснее, потому что как-то раз я нечаянно протаранила пустую автобусную остановку и только благодаря раннему часу скрылась незамеченной с места происшествия. Наконец, научившись, через несколько месяцев спокойно сдала на “права”. Каталась потом на этой темной машинке, как крутая бандитка, но, к сожалению, недолго, года три. Когда однажды отбыла на “Кинотавр”, ее угнали.

— Как скоро возместили потерю?

— Сначала сильно переживала, потому что к этому времени уже настолько привыкла к рулю, что пешеходной жизни себе не представляла. А средств на новую машину не было. И тогда я, вопреки своим принципам не сниматься в рекламе, все же согласилась, причем сразу на два рекламных ролика. Один пропагандировал мыло, другой — знаменитый шоколадный батончик. Самое ужасное, что по сценарию второго ролика я должна была лихо ехать на велосипеде, на котором не сидела ни разу в жизни. Когда на съемках увидела огромный мужской горный велосипед — чуть не упала в обморок. Но отступать было некуда. При режиссерской команде: “Мотор!” приходилось, мобилизовавшись, кое-как ехать и выглядеть еще при этом изящно. Но при крике: “Стоп, снято!” я тут же заваливалась в кусты. Так что можно сказать, что второй автомобиль — Toyota CoroIIa — мне дался поистине тяжким трудом.

— “Япошка” соответствовала вашим требованиям?

— Да. Маленькая, красненькая, юркая. Надежная была, хоть и подержанная, восьмилетняя. Я с ней не знала абсолютно никаких бед, поэтому, переехав в Москву из Киева, взяла ее с собой. И года полтора еще по столице рассекала с украинскими номерами, пока вот не купила нынешнюю машину. А любимую Toyota отдала папе и, представляете, он на ней до сих пор ездит — такое живучее авто, которому уже не меньше пятнадцати лет.

— Вы хозяйка аккуратная?

— Мойку посещаю частенько, потому что мне кажется, что чистая машина даже движется по-другому. А в сервис наведываюсь реже. Техобслуживание прохожу, только когда есть очевидные проблемы. Безусловно, это плохо: вижу, например, что свечи заливает, а все равно не тороплюсь… Короче, безответственный владелец. Стыдно признаться, но все годы, что у меня была Toyota, я в нее вместо тосола заливала жидкость для омывания стекол, а вместо жидкости — тосол. И еще удивлялась: почему это у меня жидкость вдруг становится голубой и пенится. Мужики на станции техобслуживания, когда выявили мою ошибку, очень долго хохотали.

— В ДТП когда-нибудь попадали?

— В несерьезные — пару раз и не по моей вине. Вот относительно недавно соседка на стоянке неудачно вырулила и задела мою Audi: раздербанила бампер и багажник. Пришлось воспользоваться страховкой. Но это было еще и моральное потрясение: ведь машина для меня — это некое живое существо, и мне тоже становится больно, когда ее обижают.

— Вы с ней каким-то образом общаетесь?

— Обязательно. Характер у нее покладистый, хотя порой и взбрыкивает, но мы всегда находим общий язык.

— Какую характеристику себе, как водителю, можете дать?

— Не отличница, это точно. Езда моя во многом зависит от настроения, я человек эмоциональный. Когда все замечательно, еду быстро и уверенно. А когда грустно, еле плетусь, даже на третью передачу не перехожу. То есть если рассеянна и мысли где-то витают — не ускоряюсь.

— Что раздражает на трассе?

— Безобразное поведение некоторых шоферов мужского пола. Они меня расстраивают. Поэтому я предпочитаю мужчин на шоссе всегда пропускать и не связываться. Культура вождения у нас, конечно, совершенно отсутствует, что печально. Учиться уважать друг друга надо бы.

— Частенько позволяете себе нарушать Правила дорожного движения?

— Бывает. Я вечно опаздываю, и мне очень дорого обходится каждодневная езда.

— Даже не помогает известное лицо?

— Наоборот — больше берут.

— Ну хоть иногда сталкиваетесь с галантностью гаишников?

— Да, буквально на днях, 8 марта. Я мчалась к маме, которая ждала меня возле метро, мерзла, и в спешке пересекла две сплошные линии. Естественно, меня тормознули, но я не растерялась, открыла окно и говорю инспектору: “А я знаю, зачем вы меня остановили, чтобы поздравить с праздником”! Он сначала опешил, но потом улыбнулся и отпустил. Так что я уверена — добрые гаишники существуют.