А пипл хавает…

Когда принимался этот закон, страховщики определенно рассчитывали, что он даст импульс развитию страхового рынка, сформирует прослойку граждан, которые будут верить в страхование как в необходимую услугу. На деле “обязаловка” внесла в этот бизнес значительный негатив. Автовладельцы, до введения обязательного автострахования верившие страховщикам в частности и в страхование в целом, стали по-другому смотреть на мир.

Когда принимался этот закон, страховщики определенно рассчитывали, что он даст импульс развитию страхового рынка, сформирует прослойку граждан, которые будут верить в страхование как в необходимую услугу. На деле “обязаловка” внесла в этот бизнес значительный негатив. Автовладельцы, до введения обязательного автострахования верившие страховщикам в частности и в страхование в целом, стали по-другому смотреть на мир.

По мнению Владимира Бирюкова, гендиректора компании “АФМ — Страховые брокеры и консультанты”, даже старые клиенты, прошедшие определенный путь в страховании, задумались — а нужен ли такой закон? Давно подмечено, если что-либо вводится силовым способом, то вызывает отторжение у граждан.

К тому же страховщики стали с пеной у рта доказывать страхователям, что их собираются сделать счастливыми. Когда вас пытаются сделать счастливым за ваши деньги, вы же понимаете, что на самом деле происходит...

Компании рассчитывали — сейчас граждане застрахуют машину по “обязаловке”, а затем снова придут и застрахуют добровольно свое жилище, дачу или здоровье. Но народ не пошел. Почему?

Образно говоря, получилось так — тебя изнасиловали, а потом отдавайся бесплатно.

Только минусы

Почему тарифы лимитированы? — говорит наш эксперт. Например, в Англии минимальный лимит установлен в $2 млн. В Германии — неограничен. Наши страховщики всегда задают вопрос: зачем нам такой большой лимит?

Дело в том, что самые большие иски от пострадавших к водителям идут не по компенсации “железа”, а по риску “здоровье”. Вы можете сбить пешехода, и он может потребовать от вас такую сумму, насколько ему фантазия позволит. По нашему закону компенсация составляет 240 000 рублей — сущие копейки по сравнению с западными выплатами.

В свое время, говорит Бирюков, я предлагал ввести минимальный лимит хотя бы на уровне $100 000. Тогда людям было бы легче объяснить, почему у нас такие высокие тарифы и коэффициенты по ОСАГО. Да любой специалист по математическим расчетам (в страховом деле — актуарий) вам скажет, что 95% всех страховых случаев по ДТП лежит в пределах до $2000. Здесь вступает в силу закон больших чисел, и платить за полис те же $200 граждане стали бы охотнее: они бы точно знали — за что отдают свои кровные.

Вот еще непонятный момент в “обязаловке”. Граждане приходят и говорят: вот раньше за полис “доброволки” платили чуть больше ста долларов, и лимит ответственности у меня был $10 000. Сейчас за ОСАГО платим почти двести — а ответственность составляет всего $4000. Почему? Страховщики молчат — никто этого парадокса внятно объяснить не может. Причем все ссылки на некие расчеты здесь не проходят. Их никто не делал. Это точно.

Дорогая отмазка

При вхождении на любой рынок страхования первые три года убыточны. Нормальный тарифный период — 5 лет, лучше — 10. Если страховщики при введении ОСАГО исходили из принципа сделать страховой продукт как для себя, любимого, пользы от ОСАГО обществу было бы заметно больше.

Директора страховых компаний водят автомобили, и они должны были сделать такой продукт, какой показать людям не стыдно. На деле все сделано по принципу — пипл все схавает. Получается, на рынок выходит некачественный продукт, вводимый к тому же, повторимся, силовым путем.

— Для брокеров этот закон скорее минус, чем плюс, — говорит Бирюков. — Нас стали отождествлять со страховщиками, которые пытаются на этом сильно заработать. Однако комиссия для брокера минимальная, оформление документов более сложное, чем по добровольному страхованию.

Нас пытаются упрекнуть, что к нам страхователи и так идут. Но нам нужны такие страхователи, которые делают свой выбор осознанно. С такими приятно работать. Сейчас же приходят автомобилисты с простой формулировкой — дайте нам хоть какой-нибудь полис, лишь бы была отмазка для гаишника.

Гражданину, получается, по барабану, к кому он приходит — в страховую компанию, к агенту или брокеру. Сегодня полисы ОСАГО продают где только можно — в салонах сотовой связи, на почте, на вынос из “Газелей”. О какой культуре страхования можно рассуждать? Многие автомобилисты сегодня говорят — вот, я купил “пропуск” для гаишника. По большому счету, даже если понизятся тарифы, принципиально своей сути — навязанной услуги — закон не изменит.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Владимир БИРЮКОВ, генеральный директор компании “АФМ — Страховые консультанты и брокеры”:

— Задача брокера — помочь страхователю определиться, какое именно страхование ему необходимо. Страхование — это сфера, где конечное качество страхового продукта неизвестно. Если вы идете в магазин за чашкой, вы знаете, что ее можно подержать, потрогать руками и визуально оценить. Вы можете согласиться с ее ценой или нет и пойти в другой магазин.

Когда же покупаете страховой сертификат, причем можете это делать годами, вы никогда не узнаете его качество, пока не наступит страховой случай. Вот здесь-то и проявляется определяющая роль брокера, знания которого о страховом рынке гражданин использует при выборе компании.

Когда гражданин желает купить полис, для него в принципе все компании одинаковы, потому что он не обладает знаниями страхового рынка.

И тут брокер — то самое лицо, которое знает, кто и как компенсирует страхователю будущий ущерб. Если брокер не рекомендует страховаться в компании, рекламными плакатами которой обклеены все улицы города, то это он делает уже на основе определенного опыта общения с этой компанией. Поэтому стоит прислушаться к его рекомендациям и лучше купить полис у менее известного страховщика, но более надежного по выплатам. Информация, получаемая брокером от разных участников страхового рынка, и служит ему верным компасом при выборе компании для его клиента. Это дает определенную уверенность в том, что клиент после заключения договора с компанией как минимум крупно от нее не пострадает.