Вика и Вадим Цыгановы: «Bentley – хорошее вложение средств»

В этом году Виктория одержала еще одну заслуженную победу — ее альбом “Приходите в мой дом” был признан лучшим на празднике радиостанции “Шансон” в Кремле. Успех свой она разделила с мужем — продюсером, поэтом и дизайнером. И как в любой творческой семье, быт ее многолик и красочен. Супруги любят ярко оде-ваться, обращать на себя внимание и подчеркивать индивидуальность нестандартными автомобилями.

В этом году Виктория одержала еще одну заслуженную победу — ее альбом “Приходите в мой дом” был признан лучшим на празднике радиостанции “Шансон” в Кремле. Успех свой она разделила с мужем — продюсером, поэтом и дизайнером. И как в любой творческой семье, быт ее многолик и красочен. Супруги любят ярко оде-ваться, обращать на себя внимание и подчеркивать индивидуальность нестандартными автомобилями.

— Вы счастливые обладатели роскошного, респектабельного Bentley, сколько стоит подобная красота?

Вадим: Много, но нам его фактически подарили более двух лет назад, с небольшим пробегом — пятьдесят тысяч всего. Вообще это штучный товар, таких машин всего шестнадцать штук было выпущено в мире. Поэтому даже страховать ее не стали, так как страховщики никак не могли определить стоимость автомобиля.

— Благодаря кому вы стали ее обладателем?

Вадим: В России проходил чемпионат по карате, и на нем мы познакомились с сильнейшим каратистом в мире, чемпионом по имени Мацуе. Он был у нас в гостях, Вика ему пела, в общем, мы подружились, и он пригласил нас в Париж. И вот как-то там мы сидели в одном из ресторанов, зашел разговор об автомобилях, о том, что японские машины, как утверждают многие, самые лучшие… На что Мацуе мне ответил, что все это так, но у них, в Стране восходящего солнца, у богатых людей принято каждую шестую машину иметь с “неправильным” рулем, то есть европейскую. И так случилось, что на момент нашей с ним беседы в Японии был некий экономический кризис, в результате которого за весь старый транспорт владельцам приходилось платить очень большие пошлины, и им выгоднее было от него избавиться. Поэтому мы решили воспользоваться моментом, и позже Мацуе прислал мне длинный список разных интересных раритетных авто. Я выбрал Bentley производства прошлого столетия, собственно, машину самого Мацуе, и чтобы не гнать контейнер пустым, еще спортивный кабриолет Maybach, 1937 года выпуска, для выезда на природу, на пикник.

— Теперь, будучи хозяевами столь аристократичного авто, как Bentley, можете сказать — он действительно не имеет недостатков?

Вика: На мой взгляд — никаких. Он похож на большой корабль, так же добротно, с любовью выполнен и так же плавно, мягко движется. В салоне, отделанном деревом, с сиденьями, обтянутыми кожей цвета слоновой кости, дизайнерами продуманы все вроде бы даже незначительные, как поначалу кажется, мелочи, типа подсветки и зеркал. Очень гармоничный автомобиль. Мне нравится, что он удлиненной формы, что приятного консервативного темно-сине-фиолетового, практически черного цвета, так называемого цвета “дипломат”. И я знаю, что второго такого Bentley в Москве нет. У меня порой даже возникает мысль снять клип с участием этого автомобиля.

Вадим: Поистине, выше Bentley нет ничего. Если взять, к примеру, RoIIs Royce, то он уступает по многим ходовым качествам. На нем передвигаться можно только медленно, не спеша и обязательно с водителем, это уже подразумевается. А здесь можно и самому владельцу сесть в водительское кресло и легко перейти на любой скоростной режим, в том числе и агрессивный — две турбины это позволяют. И вообще, это хорошее вложение денег, так как с каждым годом цена на подобного рода авто только возрастает, особенно если за ним правильно ухаживать, щадить, беречь.

— Как инспектора ГАИ реагируют на столь изысканную модель на привычной трассе?

Вика: С восхищением. Видимо, Bentley вызывает лишь положительные эмоции. Еще почему-то часто спрашивают, сколько она весит.

— Автомобиль — статусная вещь?

Вадим: Несомненно. В мире бизнеса не остается незамеченным, во что ты одет и на чем приехал на переговоры.

— А на каждый день что вы имеете?

Вика: Toyota Corolla, у которой, судя по справочникам, всего 10% износа за 10 лет, затем Land Cruiser Prado — все очень надежные машины, надо сказать. Плюс еще грузовики для работы.

— Какие машины уже были в вашей семье?

Вика: Я очень хорошо помню родительский белый “Москвич- 2141”, который мы покупали в долг, еще живя в Хабаровске, потом его сменили “Жигули”… А уже в нашей с Вадимом семье сменилось множество марок: удобный микроавтобус с телевизором и кроватью, разные скучные, стереотипные “немцы” и “американцы”, но любовь к “японцам” осталась неистребимой.

— Придерживаетесь ли вы каких-то авто-традиций?

Вика: Все свои машины обязательно освящаем.

— Коли вы выдумщики, наверняка вам приходило в голову каким-то образом поменять дизайн своего личного транспорта?

Вадим: Да, машины, как и все предметы, нас окружающие, должны радовать глаз, возбуждать воображение. И вот сейчас я работаю над Maybach. Мы его полностью перекрасили, хромированные трубы поставили, а верх делаем из кожи питона.

А с Bentley я, конечно, даже не стал экспериментировать — там нечего добавить. Это только легендарная группа “Битлз” могла себе позволить разукрасить эту марку. Но, возможно, когда-нибудь в будущем и я решусь на этот смелый эксперимент.