Назад дороги нет

В милицейских отчетах можно найти массу интересной информации: от точного веса конфискованных за год наркотиков до конкретных методов совершения преступлений. Но вот чего вы никогда не найдете в парадных докладах силовиков, так это сведений о вернувшихся к своим владельцам угнанных автомобилях.

В милицейских отчетах можно найти массу интересной информации: от точного веса конфискованных за год наркотиков до конкретных методов совершения преступлений. Но вот чего вы никогда не найдете в парадных докладах силовиков, так это сведений о вернувшихся к своим владельцам угнанных автомобилях.


Только в Москве стражи порядка еженедельно рапортуют о выявлении в среднем до двух десятков “автомобилей из числа ранее угнанных”. И как же быстро эти автомобили возвращаются к своим законным владельцам?

В пресс-службе ГУВД Москвы нам ответили, что в принципе возвратом найденных автомобилей занимаются следственные органы. В каждом конкретном случае все происходит по-разному. Если уголовное дело несложное и автомобиль поддается идентификации, то машина возвращается хозяину. Естественно, происходит это только после процедуры опознания авто. Если следователь сочтет нужным, то в его праве при передаче машины взять с владельца сохранную расписку об обеспечении своевременного предоставления им автомобиля следственным органам до закрытия уголовного дела.

Другая история — громкое уголовное дело, такое, например, как изъятие ворованных машин у сотрудников ГИБДД Москвы. Здесь однозначно все затянется не на один месяц. Скажем, те авто, что сотрудники ГУСБ изъяли у гаишников, переданы в генеральную прокуратуру, сейчас с ними работают эксперты-криминалисты, устанавливающие факты незаконного изменения идентификационных обозначений. Но, как сообщили “МКмобилю” в ГУСБ, даже если экспертам и удастся определить заводские номера этих авто, все равно они вряд ли в ближайшее время вернутся к своим владельцам. Уж слишком резонансное дело, и рисковать, отдавая под сохранную расписку ценный вещдок, никто не станет. Все автомобили на протяжении всего расследования вплоть до суда будут находиться под контролем следственных органов. Так оно спокойней.

Сумрачная зона

Интересный момент. А если эксперты выявят полное уничтожение идентификационных обозначений транспортного средства?

Если такую машину нашли при задержании угонщика, то после суда она, скорее всего, годами будет гнить на спецстоянке, пока ее по винтику не растащит местная охрана — ни следствие, ни суд не занимаются поисками истинного владельца. Галочка в отчете поставлена — и ладно. А интересы граждан, по большому счету, никого не интересуют.

Но существует иной сценарий развития событий. Скажем, милиционеры в ходе оперативно-следственных действий нашли энное количество угнанных машин с напрочь перебитыми номерами. Преступников нет, хозяев машин нет, кому достается халявный транспорт? По официальной версии, его опять же помещают на спецстоянку. А по неофициальной... Достаточно взглянуть на дорогие иномарки, припаркованные у различных ОВД, УВД, ГИБДД, и все станет ясно. Такие машины сами милиционеры называют “авто для сотрудника”. По конфиденциальной информации, полученной из наших источников в МВД, некоторые из недавно “зачищенных” гаишников разъезжали именно на таких автомобилях. И, право слово, коль сотрудникам ГИБДД понадобится халявный транспорт для личного пользования, им и угонять-то ничего не надо.

Если сегодня при проверке документов, скажем, на посту ГИБДД выясняется, что номера перебиты, транспортное средство вместе с водителем доставляется в территориальный ОВД.

При невозможности установить первоначальный номер машины экспертами делается печальный для граждан вывод — законный собственник авто отсутствует. Другими словами — делай с авто все, что хочешь.

Года два назад при заключении эксперта о полном уничтожении первоначального идентификационного номера нынешнего владельца автомобиля могли еще признать добросовестным покупателем и отпустить вместе с машиной на все четыре стороны. Ныне в столице от подобной практики отказались. Автомобиль попросту забирают, помещают на спецстоянку и начинают разбор полетов. В ходе которых некоторым, скажем так, не совсем честным автовладельцам приходится либо давать ментам на лапу, либо, от греха подальше, забыть о своем “железном коне”. Повторимся — об установлении истинного владельца найденной машины никто из милиционеров и не думает.

Никаких информационных баз по найденным автомобилям у правоохранительных органов нет. А логично было бы создать такую, например, в Интернете, да с фотогалереей, вдруг бы и нашлись законные владельцы “ничейных” машин. Хотя к чему мечтания.

Тем более, как утверждают специалисты Экспертно-криминалистического центра РФ, практически все современные автомобили зарубежного производства, как бы ни старались преступники, поддаются идентификации, было бы желание у эксперта, следователя, сыщика и т.д. и т.п. Но поскольку желания не возникает, законодателю стоит задуматься о принятии соответствующего закона, обязывающего правоохранительные органы искать владельцев угнанных машин и только при благоприятных итогах считать дело закрытым. И именно по этому показателю оценивать деятельность служивых. Иначе толку в их работе по поиску угнанных авто, по большому счету, ноль.