Эпоха турбобабла

Итоги первого года работы закона об ОСАГО неутешительны. И это еще мягко говоря. Все обещания правительства и страховщиков облегчить с принятием “автогражданки” жизнь автомобилистов оказались не более чем лицемерным прикрытием крупнейшей аферы.

Итоги первого года работы закона об ОСАГО неутешительны. И это еще мягко говоря.

Все обещания правительства и страховщиков облегчить с принятием “автогражданки” жизнь автомобилистов оказались не более чем лицемерным прикрытием крупнейшей аферы.


Вспоминается, как принимался этот злосчастный закон: в страшной спешке, после почти десятилетнего блуждания по думским комитетам. Как позже вспоминал один из авторов документа, закон об ОСАГО в нынешнем его виде — плод компромисса, заключенного в самый последний момент. Уже в силу этого, понятное дело, закон не мог быть совершенен по определению. В тексте документа оказалось немало “дырок”, с помощью которых страховщики могли существенно задержать выплату денег или вообще отказать в компенсации попавшим в аварию собственникам авто.

Но поначалу наибольшую критику граждан вызвали чумовые тарифы по “автогражданке”. Причем больше всех досталось пенсионерам и ветеранам: платить за полис как минимум три месячные пенсии у многих пожилых автомобилистов и других традиционных “льготников” просто нет возможности. Интересная деталь: все тарифы принимались келейно — по какой методике их рассчитывали, кто и каким образом — автомобильная общественность по сей день не ведает... Тогдашнее правительство вкупе со страховщиками сделали все, чтобы об этом знали как можно меньше наших граждан.

Все прошлое лето власть предержащие как могли уговаривали моторизованное население — мол, пройдет несколько месяцев, накопится определенная статистика, и тарифы можно будет пересмотреть. Сначала предполагали, что снижение тарифов произойдет осенью. Затем этот срок отодвинули на конец прошлого года. Теперь — на конец нынешнего.

Свою лепту внесли и депутаты, сначала проголосовавшие за полную отмену ОСАГО, затем это дело отложившие, а перед выборами реанимировавшие. Все эти манипуляции производились с одной только целью — под прикрытием заботы об избирателях пролезть в новый состав Думы.

Привет президенту

После известного заявления президента Путина о том, что закон обременителен для социально незащищенных слоев населения, для внесения изменений в него обозначили март-апрель этого года.

И вот после всех пертурбаций на парламентских слушаниях в Думе на прошлой неделе прозвучало, что изменения в закон, конечно, возможны, но не ранее чем через 2—3 года работы ОСАГО! Привет Владимиру Путину...

Стало ясно, что вместо нормально действующего закона, в котором гармонично учитывались бы интересы как автомобилистов, так и страховщиков, мы получили мощнейший насос по выкачиванию немалых денег из наиболее активных граждан в общенациональном масштабе.

Итоги действия закона за 9 месяцев (которые страховщики почему-то предоставили только в конце мая этого года) впечатляют — компании собрали 39,2 млрд. руб. (почти $1 млрд. 250 млн.) страховых премий. А вот на выплаты пострадавшим в ДТП направлено только 3,8 млрд. руб., или раз в десять меньше. Спрашивается, куда девалось остальное? Все правильно — в карманы страховщиков.

Как говорится, дураков сегодня нет — по самым грубым подсчетам, страховщики получили 900% прибыли (боссы наркомафии отдыхают) только за то, что граждане вприпрыжку и собственными руками добровольно-принудительно отнесли “кровные” в страховые компании. Причем в заверения последних о том, что ОСАГО убыточно, нам не верится: все более-менее стабильные компании вошли в профессиональное объединение автостраховщиков — заработать на автомобилистах стараются даже самые ленивые.

Кстати, на страховом рынке регулярно появляются слухи о том, что если изменения в закон все-таки внесут, многие страховые компании неожиданно обанкротятся. Вместе с нашими денежками...



Черные дыры

Какие же серьезные просчеты показал минувший год работы закона ОСАГО помимо явно завышенных тарифов? Остановимся лишь на тех, которые, как говорится, лежат на поверхности.

Первое, что напрашивается само собой: если существующие тарифы по “автогражданке” абсолютное большинство наших граждан считают завышенными, то, по логике, и сама сумма страховых выплат должна быть более высокой. (Напомним, эта цифра сегодня составляет всего 400 000 руб. Причем индексации из-за роста инфляции она согласно закону не подлежит.)

По мнению ряда специалистов, граждане должны знать, за что они платят деньги. Поэтому страховое покрытие по ОСАГО должно составлять не менее $100 000 в рублевом эквиваленте. Разумеется, страховщики на этот вариант не соглашаются.

Вместо этого они предлагают докупить в придачу к “обязаловке” полис добровольного автострахования и тем самым увеличить размер страхового покрытия. То есть на нас с вами стараются заработать дважды...

Еще одна недоработка закона. Как известно, в Москве самый высокий территориальный коэффициент — 2. Страховщики напрямую связывают это с тем, что в столице происходит больше всего аварий и здесь самые большие страховые выплаты. Однако по итогам прошлого года наш город по количеству ДТП обошла Московская область, где, как известно, этот самый коэффициент составляет от 1,8 до 1,6 в отдаленных районах. Однако менять столичный коэффициент страховщики не спешат: кто же добровольно откажется от самого денежного страхового авторынка в России?

Другой, весьма неприятный момент в обязательном автостраховании. Это отсутствие в России института по-настоящему независимых технических экспертов. Именно они должны оценивать ущерб автовладельца, попавшего в аварию. Сегодня же оценщики полностью зависимы от страховых компаний, поскольку получают от них большинство заказов на экспертизу. Кроме того, заключение эксперта, действующего в рамках закона РФ “Об оценочной деятельности”, легко может быть оспорено страховой компанией, заинтересованной в снижении страховой выплаты. Когда, наконец, создадут реестр независимых экспертов-оценщиков, ОСАГО станет законом прямого действия: автомобилист сможет получить реальные деньги, а не убогую “компенсацию” страховщика за нанесенный ему материальный ущерб.

Кроме того, хотя законом и определены сроки выплаты денег пострадавшим в авариях, сплошь и рядом они компаниями не соблюдаются. Зачастую выдача денег клиентам затягивается на два-три месяца, а то и больше. И никакой ответственности за продление сроков выплат страховщики не несут. Такие санкции в законе просто не прописаны. По мнению некоторых юристов и адвокатов, это “окошко” для автолохов сделано специально.



ГАИ — ЗА НАРОД

Между прочим, ОСАГО очень недовольны и гибэдэдешники (хотя с каждого заключенного договора по “обязаловке” им “капает” по одному проценту в Фонд безопасности дорожного движения — миллионы долларов). В частности, МВД предлагает изменить процедуру оформления ДТП, если нет пострадавших. По мнению милиционеров, из-за дополнительной бумажной работы возросла жуткая перегрузка у ДПС и так называемых групп разбора ГИБДД. И то сказать — если до введения закона об ОСАГО по Москве ежесуточно регистрировалось до 200 мелких ДТП, то сейчас их число превысило 1500. В итоге “страховая” деятельность отвлекает сотрудников ГАИ от работы по обеспечению безопасности дорожного движения.

Кроме того, введение закона об обязательном автостраховании не улучшило ситуацию с безопасностью на дорогах России, хотя именно эту цель преследовали законодатели, когда его разрабатывали, заявил начальник Главного управления ГИБДД МВД РФ генерал-лейтенант милиции Виктор Кирьянов на прошедших недавно в Госдуме парламентских слушаниях по проблемам ОСАГО.

Короче говоря, нас дерут — а мы крепчаем...