Закосили под дураков,

Тема сезона — отлов “оборотней” в стане правоохранительных органов. Почти каждую неделю в СМИ появляется информация о задержании очередного нечистого на руку милиционера. Но вот что интересно: за этой чехардой из поля зрения общественности выпала другая категория служивых. Представители этой разновидности милиционеров не нарушают закон — они тихо сидят на своих местах, но бед от них не меньше, чем от “оборотистых” коллег по цеху.

Тема сезона — отлов “оборотней” в стане правоохранительных органов. Почти каждую неделю в СМИ появляется информация о задержании очередного нечистого на руку милиционера. Но вот что интересно: за этой чехардой из поля зрения общественности выпала другая категория служивых. Представители этой разновидности милиционеров не нарушают закон — они тихо сидят на своих местах, но бед от них не меньше, чем от “оборотистых” коллег по цеху.


Новенький ВАЗ-2112 у москвича Столярова Сергея умыкнули прошлым летом прямо с дачного огорода, расположенного в Волоколамском районе Подмосковья. 4 июня 2004 года в Москве, проходя мимо своего местного отдела милиции “Преображенское”, Сергей в одном из припаркованных возле околотка машин опознал свою “ласточку”, правда, с другими госномерами. Сразу же по мобильному телефону был вызван “наряд” родственников для обеспечения охраны ВАЗ-2112. Еще Сергей попросил жену привезти из дома все документы на авто и брелок от сигнализации.

На нажатие кнопки на брелоке сигнализации “двенадцатая” отреагировала открытием дверей и звуковым сигналом. Последние сомнения развеялись: перед глазами Сергея действительно стояла его ранее похищенная машина.

Выставив вокруг “найденыша” оцепление из жены, сына и сослуживца, Сергей смело распахнул двери ОВД “Преображенское”. К радостному заявлению владельца там отнеслись более чем серьезно и стали оформлять протокол по факту обнаружения автомобиля.

Испарение железа

Сыщик, общавшийся с Сергеем, источал дружелюбие и всячески демонстрировал свою лояльность к происходящему. В тот момент Сергей, шокированный радостной находкой, никаких лишних вопросов милиционерам не задавал. А чего их было задавать-то: вот машина, осталось лишь провести экспертное обследование и официально оформить акт передачи. Жаль, на дворе в тот момент было два часа ночи, и все формальности решили перенести на завтра.

Поначалу Сергей не хотел оставлять свою “двенадцатую” без надзора — была идея с помощью родственников наладить посменное дежурство. Но тут обаятельный сыщик успокоил владельца. “Ну право слово, нет повода для беспокойства: сейчас “двенадцатую” опечатают, загонят на эвакуатор и определят на закрытую стоянку ОВД. Никуда она не денется”, — увещевал оперативник. Сергей расслабился и, отблагодарив милиционера за хорошую работу, уехал домой. Кстати, в ответ на благодарности Сергея сыщик скромно ответил, что это просто их долг и служба.

А по утру... все в корне поменялось: про долг и службу никто уже не вспоминал. Машина испарилась, будто ее и вовсе не было. Метания по кабинетам результата не принесли — все милиционеры, включая служивого, с которым непосредственно общался Сергей, лишь разводили руками и на вопрос, куда девался ВАЗ-2112, отвечали: не знаем. Более вразумительного ответа Сергею не удалось добиться. Хотя врем. Ему сообщили, что уголовное дело по его авто передано по месту инициации розыска машины — в ОВД “Волоколамское”.

Даже вмешательство окружного отдела службы собственной безопасности не внесло никакой ясности. Представители ОСБ поначалу загорелись и сразу после обращения к ним Сергея наведались в ОВД “Преображенское”. Результат — нулевой. Единственно, в кабинете сыщиков были найдены госномера, снятые с ВАЗ-2112 в момент составления протокола обнаружения. Сейчас стражи порядка пытаются найти владельца этих госномеров.

Обращения в районную прокуратуру тоже не принесли никаких результатов. Ответ один: в действиях милиционеров не выявлено никаких нарушений. Все сделано по закону.

Не посмеем строить какие-то домыслы и подвергать сомнению прокурорскую компетентность. Но, господа, предположить, что автомобиль по чистой случайности вторично угнан от стен ОВД, увы, не можем и прикидываться дураками не будем.



Инициатора задвинули

Mitsubishi Pajero (1992 года выпуска) Паутов Владимир Константинович приобрел в январе 1997 года, а в декабре того же года его угнали. 14 ноября 2003 года сотрудник ОВД “Гольяново” города Москвы сообщает Владимиру, что его автомобиль обнаружен в Сургуте, о чем свидетельствует официальная телефонограмма. По данному факту сыщики уже несколько месяцев направляют соответствующие запросы, в ответ — тишина. В итоге начальник криминальной милиции “Гольяново” разводит руками и говорит, что возможности его отдела исчерпаны, и что делать дальше — они не знают.

Поняв, что с местными милиционерами каши не сваришь, Владимир пошел другим путем. Написал заявление в ГУ УСБ РФ. Последние отреагировали достаточно оперативно. Не будем вдаваться в хронологию переписки и официальных ответов. Обратимся к последнему документу, пришедшему на имя Владимира из отдела собственной безопасности Ханты-Мансийского автономного округа.

ГИБДД действительно обнаружила Mitsubishi Pajero с идентификационными номерами, находящимися в федеральном розыске, в момент снятия автомобиля с учета. Проверка установила: Mitsubishi Pajero встал на постоянный учет в местном РЭО 25 апреля 1997 года. В федеральную базу розыска же идентификационные номера данной машины попали после угона в Москве 25 декабря 1997 года. Цитата: “Таким образом, из указанного следует, что представленный к снятию с учета автомобиль был зарегистрирован в Сургуте ранее, чем было совершенно хищение разыскиваемого автомобиля”, т.е. Mitsubishi Pajero Владимира Паутова.

Далее в документе идет рассказ о том, что в ГИБДД Сургута проведена соответствующая проверка и экспертиза. Факт перебивки номеров не установлен, машина чиста как слеза. В итоге в возбуждении уголовного дела по Mitsubishi Pajero было отказано. И 24 октября 2003 года сургутский владелец получает новые документы на Mitsubishi, включая ПТС и госномер. А 5 марта 2004 года указанную машину снимают с учета в РЭО Сургута для продажи на территории РФ. Цитата: “Таким образом, неправомерных действий сотрудников ГИБДД УВД Сургута при осуществлении ими регистрационных и проверочных мероприятий в отношении автомобиля Mitsubishi Pajero не установлено” — конец цитаты.

Маленький нюанс: во время всех проверок никто из ответственных сотрудников об инициаторе розыска ОВД “Гольяново” и не вспомнил. Более того, на все запросы, посланные из Москвы, Сургут странным образом не отвечал. И, кстати, как автомобиль, до сих пор числящийся в федеральным розыске, может поступить в продажу без участия тех, кто объявил о его розыске? Чепуха? Нет — реалии жизни.



Нервомоталка

Свой старенький ВАЗ-2105 1983 года выпуска Колесов Антон всегда ставил на стоянку перед домом в Печатниках. То, что “пятерку” могут угнать, и в голову не приходило. Между тем утром 19 ноября прошлого года Антон свою машину на привычном месте не обнаружил. Теряясь в догадках, кому потребовался его рыдван, Антон “откатал” в местное ОВД заявление по факту угона и сам отправился на поиски пропажи. Гулял Антон недолго: буквально в нескольких кварталах от своей “хрущевки” он нашел машину. У нее был сломан замок зажигания, пропала магнитола вместе с аудиоколонками, из багажника исчез весь инструмент вместе с запасным колесом. Антон вызвал милиционеров.

Патрульный УАЗ появился возле разграбленной “пятерки” минут через двадцать. Прибывшие стражи порядка запротоколировали факт обнаружения ВАЗ-2105, составили опись пропавшего имущества и напоследок уверили Антона, что все будет нормально и с “базы розыска” его авто снимут.

До мая сего года Антон эксплуатировал свою “пятерку” без проблем. Но однажды, при очередной проверке документов, выяснилось, что ВАЗ-2105 висит в розыске. Естественно, инспектор ГИБДД препроводил Антона вместе с машиной в ближайший околоток. Задержание произошло в Марьине, через некоторое время там появился сотрудник ОВД “Печатники”. После нескольких часов разбирательства Антон убедил милиционеров, что произошла какая-то ошибка и его авто просто забыли снять с учета.

Парадокс: Антон до сих пор обивает пороги родного ОВД, пытаясь снять свою собственность с милицейского крючка, и пока безуспешно. Как выразился сам Антон: “Меня, как кутенка, шпыняют из одного кабинета в другой — сил нет терпеть этот бардак, помноженный на произвол и хамство. А потом удивляются: почему милиционеров не любят? А за что их уважать, если они честным гражданам нервы мотают?..”