Виктор Pыбин: «B машине главное – фасон»

Лидер группы “Дюна” считает, что по статусу ему положено ездить на прикольных и одновременно раритетных, стильных автомобилях. Ему нравятся отечественные машины, поэтому сейчас у него перламутрово-белая 21-я “Волга” с гордым оленем на капоте.

Лидер группы “Дюна” считает, что по статусу ему положено ездить на прикольных и одновременно раритетных, стильных автомобилях.

Ему нравятся отечественные машины, поэтому сейчас у него перламутрово-белая 21-я “Волга” с гордым оленем на капоте.


- Виктор, вот ни за что бы не догадалась, что вы неравнодушны к русским машинам. Мне кажется, с вашим характером вам больше подходит джип...

— А он у меня был. И вообще я поменял множество машин, но постепенно этот азарт прошел, и теперь я с удовольствием езжу на своей старинной “Волге”, выпущенной 44 года назад (конечно, отремонтированной), и покупать что-то другое пока не собираюсь.

— Даже если бы имели кучу денег?

— Тогда, наверное, поискал бы респектабельную “Чайку”. У моего друга есть такая машина, и я очень надеюсь, что когда-нибудь он мне ее продаст.

— Интересно, как вы считаете, какие опции должны обязательно присутствовать в машине?

— Автоматическая коробка передач и кондиционер, остальное — уже излишняя роскошь.

— Но в “Волге” даже этого нет!

— Ради этой марки такие неудобства можно потерпеть. “Волга” — замечательная машина: тяжелая, надежная, большая. На ней ездишь вальяжно, не торопясь, поплевывая в окошечко. Она не гудит, как Lamborghini, в ней не трясет, и бензина она потребляет 22 литра на 100 километров.

— Но на таком автомобиле не погоняешь...

— А мне это и не нужно. Это в первые три года вождения абсолютно все водители очень амбициозны и любят полихачить — со временем это проходит. И я законопослушный гражданин, соблюдающий Правила дорожного движения. Впрочем, нарушить их в Москве, когда часами стоишь в “пробках”, и нереально.

— А что еще раздражает на дорогах?

— Дряхлые, вонючие, дымящиеся грузовики, отравляющие атмосферу, за которыми совершенно не следят. Почему-то несчастных частников, выезжающих только летом на дачу, мучают техосмотром, а на грузовой транспорт не обращают внимания.

— Думаю, вас любят гаишники...

— Не знаю. По крайней мере, никогда не штрафовали. Впрочем, и не за что было.

— Не поверю, что никогда не нарушали.

— Я это делаю, когда никто не видит.

— А если они сидят в кустах?

— Пристыжу. Надо честно выходить на дорогу.

— В какие шоферские приметы верите?

— Если услышите стук, надо выйти из машины и посмотреть: если помят “перед”, то это к убыли, а если “зад”, то к прибыли. Вот и все.

— Вы хороший водитель?

— Сто баллов могу себе поставить по пятибалльной системе. У меня же права с 16 лет. В школе мы проходили автодело и катались на “инвалидке”, ГАЗ-66, ГАЗ-51, который еще заводится нажатием стартера ногой, и на “Урале” по кличке Захар. Так что опыт у меня достаточный.

— Да, видимо, не водили вы только самолет... А первую машинку приобрели уже в 18 лет?

— Нет, в то время автомобили были роскошью, их имели лишь товароведы и мясники. Мне было где-то года 24, когда я у друга взял совсем “убитые” 15-летние “Жигули”. Такую хламиду то ли 11-й, то ли 13-й модели. Помню, еле уехал на них из ГАИ, на первой скорости...

— А потом какие авто у вас были?

— Позже я купил новую вазовскую “шестерку”, модного тогда темно-синего цвета, их сменила тоже новая “девятка”, затем был “Москвич-2141”, потом три дня “бэушный” BMW, который мне жутко не понравился, и я его тут же отдал, и, наконец, нормальная иномарка — мощный спортивный Plimut Laser, моего любимого красного цвета. Но, судя по тому, сколько я за него отдал денег, — явно угнанный. Полгода я на нем всего поездил, как однажды, в “пробке”, огромный грузовик, словно консервным ножом, разорвал мне всю левую сторону. Повезло еще, что все это происходило на маленькой скорости и медленно, как в кино... После этого я приобрел “Оку”, которую не жалко, — ездил на ней два года. Впоследствии пересел на VW Passat — подозреваю, тоже ворованный, так как брал его у тех же людей, — затем сменил его на почти свежую черную Audi 100; потом у меня была пригнанная из Югославии, смешная, тюнинговая Suzuki Vitara. Раньше она принадлежала девушке, и она ей придумала такой багамский дизайн, то есть вся машина была разрисована человечками, состоящими из разных геометрических фигур. Но мало того: впереди автомобиля стояла толстая дуга, диаметром не меньше 20 см, фары были похожи на большие лампы, размером в 30 см, да ширина покрышек составляла около 30 см. Это была техника почти из фильма “Пятый элемент” — гаишники меня останавливали, чтобы просто поговорить и рассмотреть это чудо вблизи...

— Наверняка затем вы уже выбрали нечто прозаическое, верно?

— Да, огромный, удобный внедорожник Toyota Runner, параллельно жене (певице Наталье Сенчуковой. — Ред.) гангстеры из Тольятти презентовали “шестерку” только что с конвейера. Мы не стали отказываться от подарка, даже поставили в эту машину такой правительственный телефон “Алтай” для связи, потому что мобильников тогда не было, и это выглядело очень экзотично. Потом мне “афганцы”, можно сказать, подарили кремовую Volvo Limousin, но она была крайне непрактичной для загородных дорог, я постоянно на ней проваливался в сугробы — и поэтому поменял ее на Fiat Punto, а затем купил Nissan Micra, отличный автомобиль, прослуживший лет пять.