Чао, «бомбилы»

Площадь перед Курским вокзалом встретила корреспондента “МКмобиля” обыденной суетой. Единственная “новость”: в той ее части, что примыкает к выходам со станции “Курская”, теперь образовался “желтый остров” почти из 30 автомобилей с черными шашечками на борту.

Площадь перед Курским вокзалом встретила корреспондента “МКмобиля” обыденной суетой. Единственная “новость”: в той ее части, что примыкает к выходам со станции “Курская”, теперь образовался “желтый остров” почти из 30 автомобилей с черными шашечками на борту.

В противоположном конце автостоянки кучкуются разномастные авто частников. Сначала займемся ими. Смешавшись с толпой только что сошедших с поезда пассажиров, подхожу к пятачку “бомбил” и прошу подвезти к площади трех вокзалов.

— 1000 рублей, — кратко отчеканивает гражданин в черных очках, опирающийся на открытую дверь своего лимузина. Подбираю упавшую от шока челюсть с асфальта и возражаю, что, мол, я ж один, без багажа. Цена падает до “500, и не меньше”. Едем. По дороге пытаюсь выудить из “шефа” информацию о недавнем инциденте между частными извозчиками и “желтыми” таксистами. За баранкой настораживаются и, узнав, что клиент оказался журналистом, делают каменное лицо и прибавляют газу. Диалог не получается. Позже, вернувшись на метро к Курскому вокзалу за каких-то 10 рублей, выясняю, что нежелание общаться с прессой присуще всем частникам поголовно. Пара господ, судя по всему, выполняющих функции диспетчеров-кассиров в этом сообществе, посоветовали не терять времени, так как “вы все (видимо, журналисты) про нас гадости пишете”. На нет и суда нет. Пойдем в другой лагерь, к желтым “Волгам”.

Тут, как выяснилось, на контакт с прессой идут. В изложении этой стороны прошедшие события выглядели следующим образом. До 24 июля у Курского вокзала официальных таксистов редко можно было увидеть. Только когда они по радиозаказу встречали клиентов, прибывающих на поездах. Как и в тот злополучный день. Один из официалов, встретив клиента у вагона, шел с ним к своему таксомотору, когда пара “частников” завела с парнем “нелицеприятную беседу” на повышенных тонах. Общий смысл спича сводился к пожеланию больше никогда ни под каким предлогом не видеть желтых авто с шашечками у вокзала. Таксист возмутился, за что был бит лицом об капот собственного авто. На его радиовопль о помощи примчалось около десятка коллег, предложивших оппонентам спокойно выяснить, кто прав, а кто виноват, и решить дело миром. Частники предложение диалога проигнорировали, мотивировав это своей привычкой зарабатывать на этой площади неплохие деньги и нежеланием терпеть тут конкурентов. “Желтых” заело, и они решили назло дежурить на вокзале. В течение следующего дня было тихо. Клиенты “официалов” удивлялись гуманности цен. Частники дерут, как уже говорилось, за поездку до трех вокзалов не менее 500 руб., а если несколько пассажиров с внушительным багажом, то и больше 1000. Новоявленные конкуренты за ту же услугу берут фиксированную плату — 200 рублей. Боевые действия развернулись 26-го. Утром, когда на “официальном” плацдарме находилось порядка 15 “Волг”, со стороны стоянки частников набежала толпа водил. По словам подвергшихся нападению, число нападавших превышало 100 человек — вдвое больше, чем насчитали потом милиционеры. Кто мог одержать верх в такой драке, понятно даже первокласснику. Милиционеры, постоянно курсирующие по площади, оперативно вмешались в происходящее. Каким образом, рассказал один из “официалов”, прикрывающий черными очками заплывшие синяками глаза:

— Лежу, меня пинают. Единственное, что запомнил, — перед глазами синие брюки с лампасами и болтающаяся милицейская дубинка. Когда начал терять сознание, раздается голос служивого: “Все! Хорош! Трупы нам тут не нужны...”.

На очередной радиосигнал SOS примчалось, хотя и с опозданием, уже порядка 150 водил. На площади всем места не хватило — парковались на Садовом. Горячие головы в знак протеста собирались даже перекрывать движение на кольце, но здравомыслящие коллеги их отговорили. Официальные таксисты рассказали, что после того побоища к их стоянке приезжало местное милицейское начальство. Ругалось и требовало, чтобы “желтые” исчезли с глаз долой: мол, “мы тех каждого как облупленного знаем, а вы тут нам не нужны”. Сотрудник ГАИ, каждый день “разруливающий” транспортный поток перед вокзалом, пытался непонятно за что штрафовать “официалов” и снимать у них номера. Но это у него плохо получалось, так как там установлен знак, разрешающий парковку. Интересно, сколько же получали здешние пинкертоны от “левых” за их охрану и поддержку?

Любопытно, что после той драки сотрудников милиции, постоянно фланировавших до того вокруг таксистских авто, на площади больше не видно. Официальные таксисты намерены теперь “точку не сдавать”. Сейчас перед зданием вокзала постоянно стоит порядка 30 их авто. Пресловутого “плана” тут не сделаешь, просто, заработав нужные деньги на своих привычных маршрутах, они по очереди несут вахту. Говорят — дело принципа.

На самом деле все объясняется гораздо проще. В результате всех этих эксцессов, старательно освещенных в прессе, “официалы” (поддержанные к тому же столичным мэром) поняли, что представляют собой реальную силу, способную вытеснить сложившиеся группы частников с “жирных” точек типа вокзалов, гостиниц, увеселительных заведений, станций метро. Нынешний таксист — не недалекий работяга. Среди них, как выяснилось, очень много людей с высшим образованием и бывших профессиональных военных. Они прекрасно осознают, насколько мощный PR-эффект принесли им недавние бурные события. Уже организовалась инициативная группа. Воодушевленные намерением Юрия Лужкова изжить таксиста-частника, они намерены полностью “подмять” Курский — самый “хлебный” железнодорожный вокзал города. Есть и более глобальные планы — “экспансия” на другие вокзалы. Хозяева таксомоторной компании в начале конфликта осторожничали, а теперь полностью поддерживают “трудовой почин” сотрудников. Показателен комментарий пожилого носильщика, с которым водилы разговорились в присутствии корреспондента:

— Все! Проходил я такое. Этим — кивок в сторону стоянки частников — недолго осталось, максимум месяц.

НАША СПРАВКА

В Комитете транспорта и связи Правительства Москвы пока не хотят комментировать подробности будущего закона — работа над ним в самом разгаре. Однако нам стало известно, что за основу, скорее всего, будет принят успешный зарубежный опыт. “Идеальный рынок перевозок — парижский. Там существуют четко прописанные требования по доступу к профессии, что создает определенный стандарт качества услуг, предоставляемых такси”, — утверждает Александр Воробьев, заместитель руководителя Департамента транспорта и связи. Впрочем, на этот счет существуют и другие мнения, но почти все они сводятся к тому, что наряду с такси официальным имеют место быть легальные частные извозчики, сумевшие получить соответствующую лицензию.

По нашим данным, столичные чиновники возлагают на этот закон большие надежды, однако вместе с тем отдают себе отчет, что без поддержки федерального законодательства московские инициативы могут оказаться несостоятельными. У города нет полномочий поддерживать и стимулировать бизнес одних частников в ущерб другим. Именно потому, что в федеральном законодательстве не существует регламента для владельцев частных такси, а сегодня они почти все частные, Москва, являясь субъектом Федерации, не может вводить свои ограничения. Поэтому не стоит в ближайшем будущем ожидать эффективных жестких мер по отношению к “бомбилам”, не желающим легально работать и платить налоги. “Этим законом мы хотим развивать саморегулирование, усилив влияние общественных организаций, в которые будут вступать частники”, — говорит Александр Воробьев. — Чтобы московский закон о такси по-настоящему работал, уже этой осенью мы обратимся в Госдуму с инициативой о создании федерального закона о такси”.

Госдума — это правильно, но проблему нужно решать уже сегодня, не дожидаясь волеизъявления народных избранников. И для этого, на наш взгляд, достаточно существующих законных способов. Откройте КоАП, и вы увидите, что воздействовать на предпринимателей, работающих без лицензии, власти могут весьма эффективно. А Уголовный кодекс позволяет жестко пресекать зачинщиков драк и прочих конфликтов “серых” извозчиков с легальными таксистами.

МАФИЯ ЗА «БАРАНКОЙ»
Нелегалы держат «общак» и слушаются «бригадиров»

“Покрутившись” вокруг, удалось отловить отбившегося от “стаи” частника — мужик отлучился от своего авто к закусочной на колесах. Ускользнувшего из-под бдительного ока коллектива удалось уломать на “интервью с хот-догом в руках”. Категорически отказавшись назваться, водила не стал распространяться о хронологии недавних бурных событий, но о структуре “организации” частников Курского вокзала кое-что рассказал. Устроился на эту работу он по рекомендации своего приятеля, уже много лет “крутившегося” в этой сфере. Кажущаяся “партизанщина” частного привокзального извоза при ближайшем рассмотрении оказывается четко отрегулированным процессом. Заправляют всем несколько “бригадиров” — своего рода “авторитеты” этого сообщества. Непосредственно управляют процессом находящиеся у них в подчинении “диспетчеры” (они собирают долю выручки от каждой поездки рядового водилы). Отчисления “на общак” составляют примерно 20—30% выручки. Из этих денег какая-то часть уходит в пользу привокзальных носильщиков, подвозящих пассажиров к стоянке частных таксомоторов. Помимо того, по словам собеседника, его “руководство” регулярно отчисляет определенную сумму местным стражам порядка “за охрану”.

Частник посетовал, что работать в последнее время становится все сложнее. Часть “хлебных” международных поездов дальнего следования теперь приходит на другие вокзалы. Неблагодарные приезжие все больше норовят проскочить мимо стоянки частников на Садовое кольцо и ловят такси там.

Судя по всему, последней каплей, переполнившей чашу терпения водителей-индивидуалов, стало появление на “их” территории наглых официальных “таксеров”. Собеседник, горячо настаивая, что во время потасовок отсутствовал на рабочем месте, сообщил, что в принципе не удивится, если через какое-то время милиция начнет гонять их с площади под предлогом помехи движению. Он считает, что теперь, когда СМИ раздули незначительный, по его мнению инцидент, их либо заставят “работать в белую”, либо вытеснят с этого доходного места.