Никас Сафронов: «Я не знаю, сколько давать гаишникам»

И как всякому ценителю прекрасного, ему нравятся грациозные женские формы — обтекаемость и покатость, в том числе и в автомобилях. Тяжеловесные машины с рублеными “носами” считает верхом несовершенства.

И как всякому ценителю прекрасного, ему нравятся грациозные женские формы — обтекаемость и покатость, в том числе и в автомобилях. Тяжеловесные машины с рублеными “носами” считает верхом несовершенства.


— Никас, вам как натуре художественной, должно быть, нравятся машины степенные, древние, раритетные... Я права?

— Отдаю предпочтение спортивным, скоростным моделям, на которых можно легко разогнаться до 200 км/ч.

— Это любовь к скорости довела вас до той страшной аварии двухлетней давности, о которой писали все газеты, когда вы чудом остались в живых, но получили двойной перелом позвоночника, перелом ключицы, ребер?

— Да, два месяца пролежал в гипсе, а потом еще четыре в корсете, а мой Mercedes восстановлению не подлежал... Но тогда все дело было не в скорости, а, скорее, в усталости. Я ехал из другого города, утомленный, хотелось побыстрее оказаться дома, и на шоссе я случайно выскочил на круг, меня развернуло, ударило о стоящий там памятник. Потом я перевернулся несколько раз, двери заклинило, подушки не сработали... Поэтому я тех пор с недоверием отношусь к этой популярной немецкой автомобильной марке, но также, наученный горьким опытом, стал ездить гораздо более осторожно и всегда теперь пристегиваюсь ремнем безопасности.

— То есть пристрастие к стремительности больше не играло с вами злых шуток?

— Ну, не до такой степени трагических. Так, однажды, мы с Виктором Мережко ехали в мой родной Ульяновск и так неслись, что за разговором прозевали нужный поворот. Через несколько километров Мережко меня спрашивает: “А почему стало так много мечетей по обочинам, ты куда меня везешь?” Оказалось, что мы практически уже въезжали в Казань.

— Ничего себе! Интересно, вы вообще себя в качестве водителя как оцениваете?

— У меня отличная реакция, пускай я и лихо вожу, но без опасности для окружающих. И с гаишниками хорошие отношения, штрафуют они меня редко, да и в принципе я даже не знаю, сколько им давать денег. Обычно просто подписываю им свои публикации, материалы обо мне.

— Хотите сказать, что служители закона знакомы с вашим творчеством?

— Многие. В будущем, надеюсь, мы даже воплотим совместную идею: на дорожных щитах развесим мои картины с надписью: “Любите красоту. ГАИ России.”

— Это к чему?

— Это будет такая природоохранная акция. А то я уже больше не могу наблюдать, как наши водители выбрасывают из окон своих автомобилей что попало: мусор, окурки, бутылки...

— Как давно вы решили сесть за руль?

— Мне было где-то около тридцати. Хотя до этого “права” уже лежали несколько лет, и даже подержанная Audi, привезенная из Италии всего за две тысячи долларов, стояла не у дел, и в конце концов я ее продал... А потом все-таки решился сесть за руль — толчком послужило то обстоятельство, что я как-то раз ловил такси и, уже сев в машину, обнаружил на водительском сиденье бывшего одноклассника, двоечника и хулигана, и подумал, что уж если он освоил эту науку, то и у меня получится. И вскоре начал заниматься с инструктором.

— Удачно?

— Ни в коем случае. Я постоянно “глох”, путался в педалях, а мой учитель Володя страшно психовал и громко на меня кричал, от чего мне становилось еще хуже. Наконец, когда я уже был близок к отчаянию, помог случай. На занятия я случайно захватил журнал с моим интервью, и стоило ему попасться на глаза моему мучителю, как он, узнав, кто я по профессии, мгновенно поменял свое ко мне отношение: стал спокойным, доброжелательным, терпеливым и даже начал звать в гости. Расставались мы уже практически друзьями.

— На каких машинах вам довелось кататься?

— Сначала я ездил на “копейке”, потом на11-й модели “Жигулей”. Позже, когда стал лицом более узнаваемым, товарищи убедили меня взять нечто более престижное. И затем я уже ездил и на Pontiak, и на Mercedes с 220-м и 123-м кузовом, и на Rаngе Rover, на котором отправлялась на охоту английская королева, но меня не вдохновившем, и на Ford Scorpio, и на Honda...

— Какие опции должны обязательно присутствовать в вашем автомобиле?

— Автоматическая коробка передач, кондиционер, телевизор, чтобы всегда быть в курсе событий, качественная аудиосистема, чтобы слушать фоновую ненавязчивую музыку, позволяющую сосредоточиться. Еще мне нравятся закрывающиеся от посторонних глаз “бардачки” и потайной карман на сиденье, сзади. Очень удобно.

— Задавать вам какие-то технические вопросы, чувствую, бесполезно...

— Абсолютно. Куда заливать воду, а куда тосол, я, быть может, еще разберусь, а так...

— А если у девушки на шоссе спустит колесо, сумеете поменять?

— Нет, я скорее предложу ее подвезти, галантно распахнув дверцу своего авто.

— Кстати, какого?

— Серебристого BMW X5, легкого и маневренного.