За «АвтоВАЗом» не заржавеет

Российские автомобили, согласно устоявшемуся стереотипу, не дотягивают до качества дорогих иномарок. Директор по качеству ОАО “АвтоВАЗ” Александр ВАСИЛЬЧУК уверен, что завод успешно сломает это устоявшееся за десятилетия массовое предубеждение... Причина — бескомпромиссная системная борьба за качество продукции, развернутая на “АвтоВАЗе” с прошлого года.

Российские автомобили, согласно устоявшемуся стереотипу, не дотягивают до качества дорогих иномарок. Директор по качеству ОАО “АвтоВАЗ” Александр ВАСИЛЬЧУК уверен, что завод успешно сломает это устоявшееся за десятилетия массовое предубеждение...


Причина — бескомпромиссная системная борьба за качество продукции, развернутая на “АвтоВАЗе” с прошлого года. Разработанная вазовцами специальная технико-экономическая программа, касающаяся всех направлений деятельности предприятия, влияющих на качество продукции, названная “президентской программой”, начала давать весомые плоды уже в прошлом году: к его концу уровень дефектности в автомобилях “Lada” снизился на 10% примерно по 300 наименованиям, а стратегическая задача — уменьшить к 2005 году эту цифру еще наполовину.

— Сейчас эта “президентская программа” фактически переведена в систему непрерывного планирования по запросам — это все вопросы по качеству нашей продукции, идущие от спецавтоцентров, плюс все нарекания покупателей в течение суток, максимум двух, должны становиться известны в бригадах, — разъясняет Александр Васильчук. — На “АвтоВАЗе” сейчас работает, наверное, единственная в России крупная информационная система непрерывного планирования мероприятий по качеству. Появился вопрос у покупателя, мы его тут же анализируем, комиссия специалистов два-три раза в неделю рассматривает поступающие рекламации, тут же назначаются ответственные за ликвидацию проблемы в цехах. Когда подошел срок, я лично с помощью этой системы жестко отслеживаю выполнение каждой конкретной задачи...

В вазовской информационной системе по качеству сегодня одновременно обрабатывается более 400 запросов. Это пока меньше, чем у западных автопроизводителей — у “Opel” и VW одновременно отрабатывается более 1000 запросов, но вазовцы надеются добиться такого охвата запросов уже к концу текущего года.

— Во всяком случае, — подчеркивает Александр Васильчук, — могу утверждать, что каждая “десятка”, выпущенная сегодня, наверняка лучше той, что вышла из ворот завода месяц назад. И это касается любой модели “Lada”. А на проекте “Lada Kalina” мы впервые взялись за ревизию качества на стадии подготовки производства. А с автомобилем “Lada Priora”, которая придет на смену “Lada 110”, эта работа началась еще на стадии проектирования.

«Lada Kalina» — принципиальный подход

На “Lada Kalina” уже работает группа специалистов, которая занимается ревизией кузовов после сварки и окраски. Нам известно все, что происходит с этой моделью, которая готовится к серийному выпуску, с позиций ее качества. Организована система запросов в нашем научно-техническом центре, испытывающем ее пилотные экземпляры. Эту методику оценки качества “Lada Kalina” еще при подготовке производства мы позаимствовали у “Opel”. Руководством “АвтоВАЗа” принято и такое принципиальное решение: каждый автомобиль “Lada Kalina”, не доведенный на заводе до товарного качества, ни под каким видом не выйдет из его ворот.

Процесс повышения качества, подчеркивает Александр Васильчук, не имеет конца, им надо заниматься каждый день и всегда. И то, что зависит от нас, с тем, чтобы в нашей ценовой нише вазовский автомобиль был по-настоящему, в полном смысле этого термина, качественным, мы делаем и будем делать. Хотя это и приводит к удорожанию автомобиля...

Скажем, завод стал использовать новые грунты на “Lada 110” и на моделях “Lada Samara-2” — ведь недаром говорят, что кузов — самая дорогая составляющая автомобиля, а иномарки полюбились россиянам не в последнюю очередь из-за высокой коррозийной стойкости их кузовов — гарантия 10—12 лет.

Так вот, новые грунты приходится закупать у западного концерна PPG — в России их не производят. На следующем этапе “АвтоВАЗ” заменит и вторичный грунт. Понятно, что эти меры повышения качества приводят к некоторому удорожанию производства, но там, где возникает малейшая возможность маневра в оценке себестоимости, тольяттинцы ее используют, стараясь максимально повысить качество при минимальных наценках. И уже сегодня по коррозийной стойкости кузовов вазовские автомобили — на уровне мировых стандартов. За более чем 30-летнюю историю завода этот показатель повышен в 15 раз! В 1970 году кузова “копеек” и “двоек” выдерживали в испытательных камерах так называемого солевого давления 96 часов. Постепенно стойкость “Жигулей” и “Лад” достигла 720 часов.

“Самары” снискали в народе славу достаточно коррозийностойких машин, а вскоре вазовская продукция стала соответствовать “Северному кодексу”, то есть шестилетней гарантии от сквозной коррозии, которой придерживались автопроизводители скандинавских стран.

Сегодня самыми защищенными от коррозии по праву считаются кузова “десятого” семейства. Каждая “Lada 110” была частично оцинкована именно в тех местах, куда чаще всего въедалась ржа. Кузов нового автомобиля “десятого” семейства, покрытый двухкомпозиционным катафорезным грунтом, противостоит в испытательной камере солевому натиску уже в течение 1500 часов. Это значит, что владелец “Lada 110” получит машину с кузовом, который выдержит натиск коррозии в течение тех самых 10—12 лет.

Естественно, что в ближайшем будущем самым коррозийностойким кузовом будет обладать “Lada Kalina”. При разработке антикоррозийной защиты этой модели было использовано 25 принципиально новых материалов: одиннадцать видов металла, восемь видов лакокрасочного покрытия, четыре вида пластмассы и два вида клея. К моменту запуска “Lada Kalina” в серию будет готов новый окрасочный комплекс, поставленный известной германской фирмой “Айземанн”, в котором будет применена новая технология, включающая в себя щелочную мойку, обезжиривание и фосфотирование кузова, нанесение катафорезного грунта с повышенными защитными свойствами. К тому же самую ответственную часть антикоррозийной подготовки — вторичное грунтование кузова и окончательную окраску — станут выполнять роботы. Именно такую технологию используют многие именитые европейские бренды.



Психоанализ по-волжски

— Вообще-то, — продолжает Александр Васильчук, — дорабатываются все выпускаемые автомобили. Это мировая тенденция. Работа разбита по моделям, установлены сроки и исполнители конкретных технических и организационных мероприятий. Для повышения качества выпускаемых моделей с декабря 2002 года завод затратил более 340 млн. рублей. Значительно большая сумма — около 500 млн. долларов — потрачена на строительство нового завода, нового окрасочного производства для производства модели “Lada Kalina”.

С другой стороны, мы предъявили новые, более жесткие требования к поставщикам материалов и комплектующих. С прошлого года ввели в контракты с нашими поставщиками отдельный раздел, где определили точные параметры качества того товара, который нам нужен. Партнеру, у которого качество продукции лучше, чем у других, отдается сразу 50% поставок. Другие получают по 20—30%, а если кто-то из них предлагает товар ниже наших требований, то мы разрываем контракт. “АвтоВАЗ” поставил еще одно условие: продукция и производства всех наших поставщиков должны быть сертифицированы по международным стандартам. Мы навели порядок, практически реформировали и сеть наших дилеров, которые обязаны проводить качественную предпродажную подготовку.

Наконец, но не в последнюю очередь, на мой взгляд, нам удалось сломать психологию работников завода, их отношение к проблеме качества вазовской продукции. Работали с бригадами. Были введены еженедельные бригадные совещания по качеству, что-то подобное есть у японцев, машины которых отличаются как раз качеством. И вместо разглагольствований о том, что оборудование старое, не хватает того-этого, пятого-десятого, перешли к конкретным вопросам по делу. Аппарат дирекции по качеству — порядка 100 человек — присутствует на этих бригадных совещаниях. И отчитывается наверх о поднятых проблемах и предложениях рабочих. На следующий день я уже всем директорам производств рассылаю соответствующую информацию и требую отчета о принятых мерах. Конечно, процесс непростой, но главное, что видны результаты. Думаю, что их заметили и главные наши критики — покупатели.