Гражданин сенатор

Бывший руководитель ГУ ГИБДД МВД РФ Владимир Федоров, став членом Совета Федерации, хоть и занят теперь законотворческими, а не милицейскими делами, не забывает об интересах службы, которой он отдал немало лет жизни. В беседе с корреспондентом “МКмобиля” генерал рассказал о своих взглядах на происходящее в сфере безопасности дорожного движения с точки зрения и сенатора, и офицера ГАИ одновременно.

Бывший руководитель ГУ ГИБДД МВД РФ Владимир Федоров, став членом Совета Федерации, хоть и занят теперь законотворческими, а не милицейскими делами,не забывает об интересах службы, которой он отдал немало лет жизни.

В беседе с корреспондентом “МКмобиля” генерал рассказал о своих взглядах на происходящее в сфере безопасности дорожного движения с точки зрения и сенатора, и офицера ГАИ одновременно.


— Владимир Александрович, как вы прокомментируете возрождение дискуссии об изъятии водительских удостоверений у нарушителей до уплаты ими штрафа?

— Тема эта возникла для меня неожиданно. Тем более что инициатором отмены этой нормы, прописанной в старой редакции Административного кодекса РФ, было именно МВД. Еще в 1999 году мы направляли соответствующее официальное предложение на имя тогдашнего премьер-министра. “Изъятие до уплаты” фактически на законодательном уровне провоцировало взяточничество на дорогах. Водители как огня боялись даже на время лишаться “прав”. И не зря. Всем хорошо известны были случаи, когда при пересылке удостоверений между подразделениями ГИБДД даже внутри региона они терялись или сама пересылка занимала месяцы. По нашей собственной статистике, в каждом регионе России при пересылке до владельцев в течение года не доходило 200—250 водительских удостоверений.

Главная задача ГАИ, как и МВД в целом — пресечь правонарушение, а наказание виновных должно быть в другой “епархии”. Еще при принятии нового КоАПа мы настаивали, что должна быть отработана и задействована система взыскания штрафов и ГИБДД не должна быть в нее включена. Сейчас ответственность за неуплату штрафа довольно велика. Штрафы идут не в распоряжение ГАИ, а в местные бюджеты. Да, после отмены практики изъятия водительских удостоверений собираемость штрафов сильно упала. Но позвольте: штрафные деньги — это часть местного бюджета, а значит, главные заинтересованные в них лица — местные власти. Это их прямая обязанность — взаимодействуя с той же службой судебных приставов, добиваться нужной собираемости. Все возможности для этого закон предоставляет. Не платишь штраф — приставы описывают имущество. Наверняка деньги у нарушителя сразу найдутся. Нужно создавать базы данных по нарушителям. Люди же и страхуются, и на техосмотр приходят — заставить заплатить вполне реально. Будь я губернатором, обязательно спросил бы со всех причастных к этому структур, почему деньги в бюджет не идут.

— Как вы относитесь к утвержденному недавно законодателями ужесточению наказания за управление автомобилем в нетрезвом виде?

— Борьба с пьянством за рулем — проблема комплексная. Начнем с того, что в российском законодательстве не установлены нормы содержания алкоголя в крови: либо совсем трезвый, либо совсем пьяный. Во многих странах, даже с самым жестким законодательством в этой сфере, определена концентрация алкоголя в крови, которая не считается криминальной. За чуть большую — крупные штрафы или лишение “прав”. Еще больше — тюремное заключение. У нас всех под одну гребенку — от полутора до двух лет лишения. Понятно, что людям теперь выгоднее отказываться от медицинского освидетельствования, ведь за это грозит лишь штраф или лишение водительского удостоверения на один год. В 2000 году “отказников” было 16 тысяч, в прошлом — 200, а за первое полугодие этого — уже 150. Это “дыра” в законодательстве. Совет Федерации уже внес на рассмотрение Госдумы поправку в КоАП, усиливающую ответственность за уклонение от освидетельствования. Мы надеялись, что депутаты рассмотрят ее на весенней сессии, однако дело затянулось, придется ждать осени.

Помимо норм содержания алкоголя в крови должен быть установлен критерий “повторности” правонарушения. Безальтернативная строгость наказания вредна еще и потому, что провоцирует взяточничество. В принципе сейчас выносить судебные решения по делам о “пьянке за рулем” вполне может и моя семилетняя внучка. По сути, закон в этой части никакой юридической квалификации не требует.

— Устраивают ли вас с точки зрения безопасности движения существующие размеры штрафов за нарушения ПДД?

— Величину денежных штрафов нужно увеличивать. Наказание за нарушение Правил должно прежде всего бить нарушителя по карману. Не хочешь платить штрафы — не нарушай или не покупай автомобиль. В той же Австрии, например, за непристегнутый ремень придется 2 тысячи евро отдать, а у нас 50 рублей. Кто же будет пристегиваться?

— Довольны ли вы тем, как действует ваш преемник на посту руководителя ГАИ?

— Мне приятно, что ни один из сотрудников Главного управления ГАИ, которые пришли туда в мое время, после моего ухода не хлопнул дверью, не ушел. Виктор Николаевич Кирьянов ни одного человека не отправил подальше. Я, конечно, уже не внутри коллектива, тонкостями не владею, но нынешний руководитель коллектива управления в нем полтора года до последнего назначения отработал. Я очень благодарен руководству МВД, которое пошло навстречу, назначив начальником главка заместителя его предыдущего руководителя, а не человека со стороны. Считаю, что это показатель доверия и ко мне лично, и к Виктору Кирьянову. Считаю, преемственность в руководстве должна быть, и она в данном случае соблюдена.

— Каковы, на ваш взгляд, проблемы безопасности на дорогах, которые ГАИ самостоятельно решить не в силах?

— Сотрудники ГАИ действуют в рамках закона, даже если он несовершенен. Жизнь на месте не стоит, соответственно закон требует совершенствования. Нестыковки, которые уже “вылезли” в 12-й главе КоАП, плохо влияют на безопасность движения. Их нужно исправлять, хотя это означает непопулярные законодательные меры.

ГАИ необходимо большее внимание правительства. На данный момент ликвидирована правительственная Комиссия по безопасности движения. Но кто-то же должен координировать работу и ГАИ, и дорожников, того же Минобразования, в ведомстве которого находятся автошколы? Обязаны-то заниматься этим все, но кто-то же должен и спрашивать за результаты работы. И именно правительственная комиссия нужна потому, что исполнение решений такого органа обязательно для всех структур федерального подчинения страны. В самом МВД ГАИ считается службой второстепенной важности, чего уж тут скрывать. Нужно, чтобы за безопасность на дороге руководство министерства строже спрашивало с руководителей региональных министерств и управлений.