Тоннельный синдром

В зарубежных странах с нарушителями ПДД разговор короткий — видеофиксация “преступления”, штрафная квитанция по почте, а в случае неуплаты можно и в каталажку угодить. В нашем же отечестве, где количество нарушителей на один квадратный метр бьет все рекорды, методы борьбы с ними остаются дедовскими — полосатая палочка, громкий свисток и строгий выговор инспектора.

В зарубежных странах с нарушителями ПДД разговор короткий — видеофиксация “преступления”, штрафная квитанция по почте, а в случае неуплаты можно и в каталажку угодить. В нашем же отечестве, где количество нарушителей на один квадратный метр бьет все рекорды, методы борьбы с ними остаются дедовскими — полосатая палочка, громкий свисток и строгий выговор инспектора.

С помощью радара, которые в основном и находятся на вооружении дорожных ревнителей порядка в России, доказать вину водителя весьма непросто. Многие лихачи уже назубок выучили технические характеристики этого прибора и легко могут доказать, что зафиксированная скорость принадлежит вековому дубу, растущему у дороги, или промелькнувшей по соседней полосе машине. Системы видеофиксации “Искра” появились совсем недавно. Прибор представляет собой некий симбиоз камеры и радара и отображает на мониторе не только скорость, но марку и госномер автомобиля. Спорить с такой уликой непросто, зато подобные ситуации становятся отличным способом поправить семейный бюджет небогатого инспектора — доказательства налицо, а ведь за превышение свыше

60 км/ч можно и “прав” лишиться. Но если на большинстве столичных трасс контролировать лихачей все-таки научились, то в многочисленных тоннелях Третьего кольца эта проблема стоит весьма остро.

По правилам при подъезде к подземным сооружениям водители обязаны не только включить ближний свет фар, но и снизить скорость до 60 км/ч, а сколько человек соблюдают эти требования? Количество законопослушных граждан давно стремится к нулю. Выставить патрули на выездах или подъездах к тоннелю сложно. О том, чтобы отлавливать нарушителей внутри, и речи не идет — о безопасности движения можно забыть. Конечно, еще во время строительства такие сложные инженерные сооружения обязательно оснащаются системами видеонаблюдения, но помощи гаишникам от этих камер никакой, хотя, вполне возможно, в скором времени ситуация изменится. На прошедшей недавно пресс-конференции представители Гормоста заявили, что в Лефортовском тоннеле установлена современная аппаратура, способная зафиксировать марку, модель, цвет, госномера автомобиля-нарушителя. Для этого на каждом прямолинейном отрезке “подземелья” устанавливается некий симбиоз камеры и радара, по одному на каждую полосу движения. Вся информация считывается и выдается на несколько мониторов, у которых круглосуточно дежурят сотрудники эксплуатирующей тоннель организации. Данные нарушителя могут быть переданы либо мобильным постам ДПС, либо в дежурную часть, и сотрудникам милиции останется лишь выписать протокол. Кроме того, есть возможность подключить эту систему видеонаблюдения к гаишным машинам, оснащенным “Искрой”. Таким образом, стоящий на выходе патруль может сразу же указывать водителям на допущенные нарушения. Пока система обкатывается, и еще не получены соответствующие разрешения на ее использование. К тому же неизвестно, будет ли она передана в ведение ГИБДД или же информацию станут передавать.

И еще один плюс у современной электроники. С ее помощью можно делать снимки нарушений и использовать их в качестве доказательной базы. То есть практически как на Западе — видеофиксация и штрафная квитанция по почте. Единственное препятствие — в нашей стране без внесения соответствующих изменений в законы использовать фотосъемку в качестве улики при дорожных нарушениях запрещено. Соответствующие предложения уже отправлены законодателям, но, учитывая эффективность их работы, рассмотрения можно ждать достаточно долго. Кроме того, и с отечественной системой исполнения наказаний подобная практика вряд ли окажется эффективной. Если сейчас, получив копию протокола, многие отправляют ее в ближайшую урну, то вряд ли нарушитель поспешит в сберкассу платить за свое прегрешение, как это принято в цивилизованных странах, получив квитанцию по почте.