Лицом в асфальт,

Сразу после августовских взрывов вся российская милиция перешла на усиленный вариант несения службы, однако бесланских детей это от бандитов, увы, не спасло. Гаишники работают из рук вон плохо — в очередной раз решило общественное мнение. За взятки пропускают террористов и в Москву, и в Беслан. Насколько серьезно положение, выясняли наши корреспонденты, переодевшись в... террористов.

Сразу после августовских взрывов вся российская милиция перешла на усиленный вариант несения службы, однако бесланских детей это от бандитов, увы, не спасло. Гаишники работают из рук вон плохо — в очередной раз решило общественное мнение.

За взятки пропускают террористов и в Москву, и в Беслан. Насколько серьезно положение, выясняли наши корреспонденты, переодевшись в... террористов.


По легенде, два бандита провозят в столицу на “Газели” партию оружия. Один мой знакомый, с колоритной кавказской внешностью, согласился помочь проверить на бдительность московских служивых, предоставив в распоряжение родимую полуторку и себя собственной персоной.

Дабы походить на злоумышленников, мы с Аланом слегка отпустили бороды и облачились в камуфляж. Дело оставалось за малым — найти оружие. Однако париться долго не пришлось — подвернулся заказ от оружейного магазина на перевозку пневматических пистолетов и винтовок. Основную часть груза составляли газобаллонные винтовки “Юнкер-3”, внешне как две капли воды похожие на автоматы Калашникова. Сроки доставки нас не шибко поджимали, поэтому решили проехаться по нескольким стационарным постам, но уже после первой встречи с правоохранительными органами у нас отпало всякое желание проверять служивых на вшивость.

Итак, пятничный день. Мы на тонированной “Газели”, донельзя набитой оружием, въезжаем в столицу через Каширское шоссе. Взмах жезлом (как мы убедились, сейчас в столице досматривается чуть ли не весь въезжающий в нее грузовой транспорт), и мы останавливаемся на площадке досмотра. Вместе с гаишником к нам подошли омоновцы: один с автоматом, другой — со служебной овчаркой. Выходить из машины мы не стали, предпочтя общаться с правоохранителями через открытое окно. Пока инспектор ГИБДД проверял наши документы, кинолог и его пес обнюхивали автомобиль.

— Попрошу обоих выйти из машины, — скомандовал дорожный милиционер, передал документы коллегам и отошел на пост.

— Что везете? — сухо поинтересовался боец.

— Командыр, в докумэнтах все напысано, — быстренько смекнул товарищ.

А в переданных накладных у нас значилась тушенка — документы на оружие мы специально припрятали в “бардачке”.

— Тушенка, говорите... А у меня собака как-то странно реагирует на ваш груз. Откройте тент, — скомандовал омоновец.

Нехотя побрели открывать тент и показывать коробки.

— Вскройте, пожалуйста, эту, — приказал автоматчик.

— Ай, командыр, открою коробку — в магазыне ее не прымут, — стал ныть мой “пособник”.

— Что я, цацкаться, что ль, буду? Сказал — открывай!

От увиденного омоновец обомлел. В коробке, где по документам должна быть тушенка, лежал новехонький автомат Калашникова. Он схватился за свое оружие и рявкнул:

— Лежать! Мордой в асфальт!

Мой товарищ сразу не разобрал команды и попытался закрыть распечатанную коробку. Омоновец схватил его за голову и со всего маху ударил коленом в живот. Уже в следующее мгновение водитель лежал рядышком со мной. Тут же набежала толпа одетых в форму людей, принявшихся нас пинать и заковывать в наручники. Но кто-то неожиданно сказал, что автоматы какие-то ненастоящие.

— Конечно, нэ настоящий, — подтвердил Алан. — Это пневматика для оружейного магазына.

— Что ж вы сразу молчали и документы на тушенку подсунули?

— Извини, накладные пэрэпутал, — стал оправдываться “газелист”. — В “бардачке” лэжат.

Для очистки совести бойцы аккуратно раскрыли еще парочку коробок и, убедившись, что мы везем действительно пневматическое оружие, сняли с нас наручники.

— Ну вы в следующий раз поосторожнее, —продолжил разговор омоновец, — не путайте документы. А то не ровен час...

На посту провели еще около часа: милиционеры не знали, что с нами делать — отпускать или оформлять. В итоге попросили написать объяснительные, после чего вернули свободу.

Желание инспектировать другие посты у нас отбили начисто. На собственной шкуре убедившись, что террористам в Москву путь заказан (во всяком случае, таким “зеленым”, как мы), поспешили отдать оружейному магазину груз.