Люди идут по следу

Аварию при всем желании не назовешь радостным событием в жизни автовладельца. Мало того что собственное авто “потеряло целостность”, так еще и напрочь лишенные сострадания и чувства прекрасного инспектора ДПС так и норовят обозвать тебя виновным в ДТП. “Униженному и оскорбленному” автовладельцу остается только жаловаться.

Аварию при всем желании не назовешь радостным событием в жизни автовладельца. Мало того что собственное авто “потеряло целостность”, так еще и напрочь лишенные сострадания и чувства прекрасного инспектора ДПС так и норовят обозвать тебя виновным в ДТП. “Униженному и оскорбленному” автовладельцу остается только жаловаться.

Один из возможных вариантов — кляуза в прокуратуру на неправильные с точки зрения водителя действия инспектора. А о том, как последние умеют ловко управляться с законом, “МКмобилю” рассказали в областной прокуратуре. Уловок — масса.

Не секрет, что, когда один из участников ДТП каким-то образом сумел “зарядить” инспектора, последний может так составить протокол, что черное станет белым, а белое — черным. В прокуратуре Подмосковья хорошо помнят случай, не столь давно произошедший в одном из городов области. Столкновение двух ну очень дорогих легковушек произошло из-за того, что водитель одной из них решил не обращать внимания на знак “уступи дорогу”. Проверка не смогла установить почему, но приехавший на место ДТП гаишник, решил, что эта деталь пейзажа не заслуживает упоминания в протоколе, а товарищи нарушителя под покровом ближайшей ночи похитили злосчастный дорожный знак. Доискаться правды законопослушному участнику той аварии удалось только после жалобы в местную прокуратуру, сотрудники которой сумели выяснить подробности истории.

Возможность для инспекторов ДПС пополнить личный бюджет за счет участников аварии возникает в случае, когда картина под названием “Приплыли” может трактоваться в пользу любого из участников. Тут все зависит от доброй воли гаишника и показаний свидетелей, если они есть. Должным образом материально простимулированный страж закона вполне может “не заметить” тех или иных деталей или, скажем, “ошибиться” в замере расстояний. Разбираясь с жалобой, следователю прокуратуры в этом случае крайне тяжело доказать заинтересованность оформлявшего происшествие инспектора. Возьмем для примера ДТП на регулируемом перекрестке. Водитель одного из авто утверждает, что заканчивал поворот на уже желтый сигнал светофора, а другой — что начал движение на едва включившийся зеленый. В результате — столкновение. Оба драйвера — трезвы, у каждого — достаточно свидетелей. Вердикт инспектора “обоюдка” не устраивает одного из водителей, и он жалуется в прокуратуру. Что может в такой ситуации работник прокуратуры? У него на руках есть правильно составленный протокол, есть диаметрально противоположные показания равного числа свидетелей. На месте ДТП следователь не был, и как на самом деле там все происходило, понятия не имеет. Даже если инспектор и принял сторону одного из участников столкновения, доказать это невозможно. В результате на свет появляется определение прокуратуры, в котором говорится, что жалоба гражданина не подтвердилась. Доказать, что инспектор получил взятку от одного из участников дорожного происшествия, крайне сложно. Для этого нужно соблюсти все требуемые законом формальности типа меченых денег, видеосъемки и тому подобного. Надзирающие за гаишниками сотрудники прокуратуры уверяют, что, изучая протокол, наметанный глаз сразу видит, что служивый явно благоволил одному из водителей. Несмотря на это, “взятку” тут, как говорится, не “пришьешь”: инспектора рассказывают следователю, например, что как раз на этом происшествии “кончилась пленка в фотоаппарате”, а ключевую деталь служивый — вот незадача-то, а! — “не заметил” или “забыл вписать”. Милиционеру достаточно не проверить и, соответственно, не зафиксировать в протоколе состояние тормозной системы, рулевого управления или светотехники автомобилей участников ДТП, и виновник, за пару дней устранив неисправности на своем авто, сможет потребовать пересмотра вердикта гаишников и на законных основаниях уйти от ответственности. Закон не считает невнимательность гаишника уголовным преступлением. Это “всего лишь” должностное упущение. За это не судят: ну, премии лишат или выговор вкатят. В самом худшем случае проштрафившемуся правоохранителю грозит увольнение из органов. Слабым утешением для обиженного автовладельца может служить надежда, что его жалоба добавит в личное дело инспектора-мздоимца лишний выговор и обидчика в конце концов изгонят из доблестных рядов славной ГИБДД. И только если прокуратура опротестует решение суда, справедливость в конце концов вос торжествует. Надо сказать, что большинство автолюбителей начинает свой “жалобный путь” с заявлений в подразделения Службы собственной безопасности МВД или, на худой конец, в РУБОП. К прокурору бегут, лишь когда милицейские “контрразведчики” не помогли по тем или иным причинам.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Сергей ЗАМУРУЕВ, начальник Управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Московской области:

— За первую половину этого года на подмосковных милиционеров поступило 8,5 тысяч жалоб граждан. В статистике прокуратуры гаишники не удостаиваются отдельной строки. ДТП означает для участников материальные потери либо телесные повреждения, компенсация за которые может тоже иметь денежный эквивалент. Цель виновника — уйти от ответственности или хотя бы минимизировать материальные потери. Пострадавший стремится компенсировать свои потери по максимуму. От сотрудника ГАИ зависит, на чью мельницу он будет лить воду.

После введения ОСАГО количество жалоб граждан на гаишников сильно сократилось. Раньше участник даже мелкого ДТП после столкновения хватал мобильник и начинал собирать “группу поддержки”. Сейчас люди спокойней относятся к такого рода происшествиям, надеясь на компенсацию по ОСАГО.

Взяточничество же на дорогах было, есть и будет до тех пор, пока взятки будут давать. Да, водителю-нарушителю ПДД проще сунуть инспектору сотню-другую рублей и спокойно ехать дальше. Но именно из-за этого в другой ситуации тот же инспектор станет вымогать у того же водителя деньги. Доказать, что инспектор получил взятку — непросто. Для этого нужно все этапы “процесса” зафиксировать на аудио-видео, с мечеными купюрами и тому подобным. Поэтому приходится работать с гаишниками, на которых имеется достаточно много оперативной информации. Либо граждане обращаются с заявлениями о вымогательстве.

Расследовать дела сотрудников милиции проще, чем в случаях с обычными уголовниками: врать и изворачиваться на допросе толком не умеют, а многие еще и в законах “плавают”.