Алексей Гарнизов: «На «красный» обычно разгоняюсь, на «зеленый» — торможу»

Этот крайне плодовитый композитор, пишущий песни и Кобзону, и Киркорову, и Аллегровой, и Шуфутинскому, и многим другим известным исполнителям, мечтает о чудо-машине, которая совмещала бы в себе просторность Gelaendewagen, комфорт Lexus, а на торпедо бы имела клавишный инструмент, чтобы в «пробках» не терять времени, а работать. .

Этот крайне плодовитый композитор, пишущий песни и Кобзону, и Киркорову, и Аллегровой, и Шуфутинскому, и многим другим известным исполнителям, мечтает о чудо-машине, которая совмещала бы в себе просторность Gelaendewagen, комфорт Lexus, а на торпедо бы имела клавишный инструмент, чтобы в «пробках» не терять времени, а работать. Что интересно, свою идею он намерен в скором времени воплотить в жизнь, модернизировав, таким образом, нынешний автомобиль.


— Алексей, на чем сейчас ездите?

— На черном Land Cruiser 100 с бежевым кожаным салоном. Купил его в этом году и очень доволен. Автомобиль красивой, обтекаемой формы, экономичный, так что не надо кататься только вокруг заправок, надежный, со множеством подушек безопасности, с мягкой коробкой и при этом мощный, стремительный. Но что особенно мне в нем нравится — так это, во-первых, бесшумность работы двигателя (я не люблю, когда машина рычит), во-вторых, сочетание кожи и дерева в салоне (в том числе я имею в виду и деревянный руль) и, в-третьих, трогательную заботу автомобиля обо мне: руль втягивается, когда выхожу, и выдвигается, когда сажусь. И еще зеркала меняют свое положение, чтобы мне было лучше видно дорогу, когда сдаю назад. Вот такие мелочи и создают необходимый комфорт.

— Какие-то опции вы все же ставили дополнительно?

— В этой модификации есть практически все, даже массажные сиденья, сидя на которых, гораздо меньше устаешь и в спортивный зал можно не ходить. Я лишь сделал 50%-ную тонировку стекол и поменял акустику — чистый звук в машине, где постоянно слушаю музыку, для меня крайне важен.

— Но чего-то ведь все равно не хватает?

— Я очень люблю такую подсветку, знаете, как в лимузинах, когда специально подсвечиваются педали, пол… И еще нравится, когда панель приборов подсвечивается каким-нибудь космическим светом: неоновым, синим, а лучше всего успокаивающим бледно-зеленым. И терпеть не могу красный. Поэтому Audi и BMW мне противопоказаны.

— Когда и при каких обстоятельствах впервые сели за руль?

— Наверное, лет в одиннадцать друзья посадили на «горбатый» «Запорожец», и как-то обучился я очень быстро. К совершеннолетию уже умел неплохо ездить и в восемнадцать лет получил «права». Первой машиной, помню, у меня была «девятка» цвета «воронье крыло», после нее «пятерка», «семерка». С нашими машинами, конечно, в морозы было трудновато: приходилось долго разогреваться или вообще заводиться «с толкача».

— Представляю, как вы обрадовались первой иномарке…

— Естественно. Это была Toyota CoroIIa — удобная, приемистая, маневренная, с гидроусилителем руля, послушная. Я сразу влюбился в японские авто.

— Сколько с тех пор поменяли автомобилей?

— Не так уж много: Ford Explorer, Jeep Infiniti J30T (у меня был самый первый в Москве), Nissan Maxima, Lexus RX300. Я по натуре однолюб и сильно привязываюсь, к транспорту в том числе. Езжу до тех пор, пока машина не начинает буквально разваливаться на ходу.

— Если машина начинает барахлить, вы можете определить, что именно с ней случилось?

— Ну, если учитывать, что одна из моих многочисленных специальностей — автослесарь…

— Почему вы отдаете предпочтение джипам?

— Мне нравится, что они большие, могучие, с высокой посадкой. Сидя в них, чувствуешь себя уверенно, не опасаешься бездорожья.

— Есть вещи, которые вы возите с собой в салоне постоянно?

— Ноутбук, куртку и спиннинг с блеснами, то есть весь набор рыбака.

— В какие водительские приметы верите?

— В магию цифр номера. Нужно сложить абсолютно все цифры и вывести соответственно одно число. Каждое что-то означает. 7 — точно счастливое, а вот 3 и 6 — не очень.

— В ДТП попадали?

— В незначительные аварии. Серьезная была лишь однажды, когда я еще на своей первой «девятке» ехал по загородному шоссе и меня ослепила огромная фура дальнобойщика, которая еще при этом двигалась прямо на меня, посередине трассы. Мне ничего не оставалось делать, как свернуть в кювет, дабы избежать лобового столкновения. В овраге я четыре раза перевернулся, но отделался, к счастью, лишь синяками и ушибами.

— Чужие действия на дороге вас часто выводят из себя?

— Я не понимаю небрежного вождения и особенно эгоизма некоторых водителей, пытающихся в равных обстоятельствах любым путем выделиться, урвать себе какие-то заветные метры, якобы сэкономить две минуты.

— Сами ездите аккуратно?

— Да. Вот только со светофорами у меня беда. На «красный» я почему-то по инерции, наоборот, разгоняюсь, а на «зеленый» — торможу. Не знаю, отчего так происходит.

— «Разборок» с гаишниками по этому поводу у вас не происходит?

— У меня со стражами порядка прекрасные отношения, один из них мне как-то раз признался, что под мою песню «Казанова» у него замечательно делаются дети...