Подъемный бизнес

Эвакуаторы, словно ночные кошмары, то неожиданно появляются в жизни автомобилистов, то столь же внезапно исчезают. Когда в июле 2002 года вступил в законную силу новый административный кодекс, казалось, что жирная точка в эвакуаторной эпопее поставлена раз и навсегда — документ прямо запрещал применение блокираторов и уж тем паче эвакуацию автомобилей. Но не тут-то было.

Эвакуаторы, словно ночные кошмары, то неожиданно появляются в жизни автомобилистов, то столь же внезапно исчезают. Когда в июле 2002 года вступил в законную силу новый административный кодекс, казалось, что жирная точка в эвакуаторной эпопее поставлена раз и навсегда — документ прямо запрещал применение блокираторов и уж тем паче эвакуацию автомобилей. Но не тут-то было.

О необходимости реанимировать эвакуаторы и штрафстоянки Госавтоинспекция заговорила сразу же после принятия действующего КоАПа. Их возвращение на улицы дорожные милиционеры мотивировали невозможностью адекватно противостоять нарушителям правил парковки, хотя об истинных причинах можно только догадываться. Даже если очень захотеть, ну никак не верится, что задержание машины при помощи другого спецавтомобиля и дальнейшее его помещение на штрафстоянку — единственно возможный способ борьбы с правонарушителями. Понятно, что господам в милицейских погонах проявлять в своей работе творческие потуги устав не велит, но додуматься до элементарных новшеств, не противоречащих действующему законодательству, по силам даже людям, весьма далеким от автомобильной жизни.

Тем не менее правительство России с подачи МВД 18 декабря 2003 года в очередной раз изобрело колесо, разрешив за ряд нарушений ПДД задерживать автотранспорт и помещать его на спецстоянку. В переводе с языка бюрократии на нормальный сие означает, что эвакуаторы и штрафстоянки стали вновь обыденным явлением. Но почему же из тысяч форм задержания автомобилей власть выбрала самую варварскую и противоречащую закону? Ответ лежит на поверхности: эвакуаторно-штрафстояночный бизнес во времена своего расцвета приносил огромную прибыль как дельцам — владельцам эвакуаторов и штрафстоянок, так и властям, а посему отказываться от столь сочного куска невыгодно ни тем, ни другим.

Напомним, что до принятия нового Административного кодекса, в котором есть прямой запрет на использование эвакуаторов, в Москве существовала некая Служба эвакуации и блокировки колес автомобиля (СЭБКА), деятельность которой регулировалась постановлением правительства столицы. Нечто похожее было и в ряде других крупных городов. Сутки пребывания на штрафстоянке исчислялись тысячами рублей, что превышало в десятки раз среднерыночную стоимость места на обычной охраняемой парковке. А что происходило с автомобилями на «штрафниках», пострадавшие от их «услуг» пересказывают до сих пор: нередко машины разворовывали, сливали бензин, а иногда и просто продавали с молотка. Юристам известны случаи, когда таким образом исчезали целые стоянки! Но даже если с машинами ничего криминального не случалось, многие автовладельцы лишались их только потому, что не могли своевременно внести выкуп, а через считанные дни «счетчик» за стоянку превышал стоимость самой машины. Система превратилась из средства контроля за дорожной дисциплиной в средство охоты за деньгами автовладельцев, и это было чрезвычайно выгодно сотрудникам ГАИ, работавшим по договоренности со штрафстоянками. Естественно, от такой «охоты» служивые получали фиксированный процент.

Интерес с шестью нулями

Отличается ли сегодняшний эвакуаторно-штрафстояночный бизнес от былого? Увы, нет. Как и раньше, гаишники вступают в сговор с эвакуаторщиками, и, по слухам, от этого симбиоза ГИБДД получает четвертую часть суточной выручки. Произведем простые подсчеты, чтобы оценить масштабы финансовых потоков: каждые сутки в Москве эвакуируется около 250 автомобилей. В среднем каждый автовладелец за вызволение «коня» из плена платит около 100 долларов, а это значит, что 25 000 «зеленых» каждые сутки оседает у эвакуаторщиков в карманах. В месяц это уже 750 000 «баксов», а в год — 9 миллионов! Как уже сказано, ГАИ с этого имеет 25%, то есть — 2 250 000 у.е. в год. Сумма, мягко говоря, некислая, и теперь ясно, во имя каких идеалов пробивается законопроект об отмене запрета на использование эвакуаторов, внесенный еще по весне экс-главным гаишником страны, а ныне сенатором Владимиром Федоровым.

Эвакуаторную вакханалию, происходящую в российском автомобильном мире, иначе как беспределом не назовешь. Федеральный закон, коим является КоАП, прямо запрещает применение эвакуаторов, однако, руководствуясь подзаконными актами, гаишники указывают, какой автомобиль надо погрузить и отвезти в места не столь отдаленные. А коммерсанты с нескрываемым энтузиазмом подчиняются велению придорожных милиционеров. Даже первокурсник юридического института знает, что федеральный закон, подписанный президентом, выше, чем подзаконный акт, рожденный в правительственных кабинетах. Шаткость юридического положения эвакуаторщиков понимают все заинтересованные лица, а посему в спешном порядке мобилизуют силы для легализации этого по сути преступного бизнеса (50 с «гаком» рублей за час пребывания на парковке — это грабеж средь бела дня. Про стоимость услуги под названием «эвакуация» вообще лучше умолчать).

Кстати, не так давно столичные градоначальники провели на Смоленской площади так называемую акцию устрашения. Хотя целью данного мероприятия было не запугивание населения, а создание выгодного властям общественного мнения. Все СМИ в один голос пели дифирамбы, мол, как здорово наводится порядок на дорогах. Но главная проблема не в нарушителях правил парковки, а в отсутствии мест, где можно оставить автомобиль, соблюдая ПДД. В центре города строят все новые и новые офисные здания, но при этом совершенно не заботятся о том, где работники будут оставлять машины.

Конечно, при нынешних раскладах эвакуаторы стали хорошим подспорьем для гаишников в борьбе с уличными «пробками» и злостными нарушителями Правил. Но, пардон, есть другие, более цивилизованные способы, например, повышение штрафов. Эвакуация же автомобиля и помещение его на штрафстоянку с последующим хранением по закону является не наказанием, а услугой, которую навязывает ГИБДД в целях сохранности автомобиля. За счет этого кормятся коммерсанты, а не госказна, что несомненно противоречит здравому смыслу. Автомобилисты должны отвечать за нарушения, но не перед бизнесменами, а перед государством. С таким же успехом можно навязать автомобилистам обязательную мойку автомобиля. Представьте, стоит на обочине запачканная машина, проезжающий мимо гаишник посмотрел на это безобразие и вызвал мойщиков, которые независимо от желания и материального положения владельца автомобиля «надраят» ему «тачку» по цене, в 20 раз превышающей рыночную.

Сегодня загреметь на штрафстоянку можно: за отсутствие водительских «прав», документов на автомобиль, полиса ОСАГО; за нарушение правил стоянки и остановки, если авто мешает движению других машин; за эксплуатацию машины с неисправными рулевым управлением, тормозами (кроме стояночного), сцепным устройством в составе автопоезда; за управление в состоянии алкогольного опьянения и за отказ проходить «продувку».

Наиболее сомнительная из всех позиций — эвакуация за парковку не по правилам. Гаишники к этому вопросу подходят просто: остановился под знаком, значит, создал помеху для других участников движения — будешь эвакуирован. Хотя между нарушением и созданием помехи далеко не всегда есть причинно-следственная связь. В простонародье про такое поведение говорят: заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет.

А теперь поговорим, в каких случаях производится эвакуация авто. В общем-то, только в одном — когда водитель не может устранить причину задержания на месте. Если же проблему решить можно, инспектор обязан дать на это время, однако из нормативных документов не следует, сколько именно. В любом случае надо требовать внесения в протокол ходатайства об устранении причины задержания на месте. Выглядеть это должно так: в графе «объяснения нарушителя» просите инспектора ДПС дать вам время на устранение причины задержания. Если же гаишник будет отнекиваться, то законность задержания легко можно оспорить.

Опись до последнего винтика

В случае, если эвакуатор уже прибыл по вашу душу — помните, что должен быть составлен протокол о задержании ТС, куда включается опись находящегося в автомобиле имущества, а также всех видимых наружных повреждений. Первые три часа авто хранится бесплатно, а срок исчисляется с момента его помещения на штрафстоянку, а не с момента эвакуации. Обращаем внимание — плата взимается за каждый полный час, то есть если машина простояла четыре с половиной часа, то вы платите как за четыре, а не за пять.

В протоколе задержания транспортного средства и в приложениях к нему требуйте подробно указать техническое и внешнее состояние машины. Не забудьте полностью отразить комплектность автомобиля: диски, шины, противотуманные фары, магнитола, колонки, коврики, инструмент, количество топлива в баке. В случае повреждения авто или подмены запчастей это поможет вам взыскать с виновников причиненный ущерб.

Итак, эвакуаторы и штрафстоянки незаконны и, дабы силы обеих сторон были равны, рекомендуем противодействовать этому рэкету. На данный момент в России применяются три вида эвакуаторов. Наиболее ходовой — эвакуатор с лебедкой. Автомобиль цепляется крючком и затягивается на платформу. Данный вид эвакуатора весьма прихотлив: у затаскиваемого «коня» колеса должны быть свободны (то есть не заблокированы «ручником» или КП) и стоять прямо. Если же вы до упора выкрутите руль и поставите машину на «ручник», то эвакуатор уедет пустым. Точно такое же «противоядие» можно использовать против эвакуатора с краном, который поднимает одну из осей автомобиля.

Наиболее всеядным считается эвакуатор-подъемник, способный загрузить себе на борт машину хоть с выкрученными колесами, хоть стоящую на «ручнике». Против этого «зверька» эффективного противоядия, увы, нет.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Леонид ОЛЬШАНСКИЙ, адвокат:

— Борьба с эвакуаторами в Москве имеет почти 15-летнюю историю. В 1997 году «врагу» были нанесены две кровавые раны: Верховный суд признал недействительным документ правительства Москвы об эвакуации, а Госдума внесла в статью 115 КоАП РСФСР примечание, категорически запрещающее применение эвакуаторов. Такая же поправка была внесена в новый Кодекс. Статья 12.19 КоАП РФ категорически запрещает эвакуацию за нарушение правил стоянки и остановки, а статья 12.36 за сам факт применения эвакуатора предусматривает наказание до 20 МРОТ с обязательной конфискацией подобных орудий. Наплевав на федеральный закон и опираясь на подзаконные акты, в Москве продолжается беспредел и с этим надо бороться. Поскольку эвакуация транспорта незаконна, можно оказывать даже физическое сопротивление и эвакуаторщикам, и гаишникам. На страже интересов граждан стоит статья 14 ГК РФ (самозащита гражданских прав) и статья 37 Уголовного кодекса РФ (необходимая оборона). Можно возразить, что невыполнение законного требования сотрудника милиции — это серьезное правонарушение. Но законным требованием является лишь то, что прописано в федеральном законе. Если требование гаишника противоречит федеральному закону, то оно законным не является.


Владимир ФЕДОРОВ, член Совета Федерации:

— Пожалуй, любой здравомыслящий человек согласится с тем, что проблема неправильной парковки, например, в той же Москве перезрела. Понятно, что с мешающими проезду, вплоть до создания «пробок», автомобилями нужно что-то делать. К сожалению, для борьбы с нарушителями правил парковки кроме эвакуаторов и блокираторов на колеса ничего лучше придумать не смогли даже в самых законопослушных странах мира. И Россия рано или поздно придет к этому. Неправильно припарковался — совершил административное правонарушение, и за это надо нести ответственность.

Какую? Наиболее действенная мера — крупный штраф и эвакуация мешающего движению автомобиля. Причем, на мой взгляд, сумма штрафа может включать в себя и услуги по эвакуации. Ведь не государство же (читай — все налогоплательщики) должно оплачивать эту процедуру. Однако игнорирование правил парковки считается незначительным правонарушением, и законодатели не стали «выпячивать» его размером штрафа и пошли по пути взимания платы за эвакуацию. Кроме того, при «штрафном» варианте решения этой проблемы пришлось бы персонально для данной категории нарушителей отменять презумпцию невиновности. Чтобы оштрафовать владельца и отправить на штрафстоянку неправильно припаркованный автомобиль, каждый раз необходимо было бы дожидаться владельца, чтобы составить и вручить протокол о задержании транспортного средства. В итоге оптимальным признали нынешний вариант. Но тут стали возмущаться автовладельцы, считающие предъявляемые им эвакуаторщиками и владельцами штрафстоянок суммы непомерно большими.

А между тем еще в декабре 2003 года Правительство России утвердило постановление №759, которым поручило ведомству Германа Грефа разработать нормативы, устанавливающие расценки на принудительную эвакуацию и услуги спецстоянок. Уже в феврале этого года, насколько я помню, проект этого документа был в принципе готов и даже получил отзывы МВД, но до утверждения сия бумага до сих пор так и не дошла. Не дожидаясь появления федеральных тарифов, московский мэр организовал появление соответствующего городского документа, согласно которому сейчас в Москве и эвакуируют, и выставляют соответствующие счета.


Виктор ПОХМЕЛКИН, депутат Госдумы, председатель Движения автомобилистов России:

— Внесенный мной законопроект предусматривает не эвакуацию, а перемещение автомобиля в исключительных случаях. Поясню главное: перемещение происходит бесплатно для водителя и на расстоянии пешеходной доступности — это 300—500 метров. Кстати, перемещением транспортных средств занимаются и сейчас в рамках других законов, например, при пожаре или при обеспечении проезда президентского кортежа. Машины перемещаются на соседние улицы, но не на штрафстоянки. А занимаются этим более уважаемые службы и денег за свои услуги с шоферов не берут.

Что касается мировой практики применения эвакуаторов, то в целом ряде стран машины действительно эвакуируют, но отдают владельцам абсолютно бесплатно. Уже потом через суд решается вопрос, кто, кому и сколько должен. Я борюсь против удержания машины в автотюрьме помимо воли собственника. Счета, которые выставляют за хранение и эвакуацию автомобиля, порой превышают стоимость самой машины. Эвакуаторная эпопея актуальна для Москвы и максимум Санкт-Петербурга. В других регионах нет таких проблем, и вот почему 352 депутата проголосовали за ныне действующий вариант Кодекса. Владимир Федоров проиграл битву тогда и сейчас не столько печется о многомиллионной армии автолюбителей, сколько горит желанием взять реванш за былое поражение. К сожалению, «комплекс графа Монте-Кристо» живет во многих генералах.