Не слышу предложений!

То, что сотрудники ГАИ-ГИБДД брали, берут и, увы, будут брать взятки, уже давно стало аксиомой и не вызывает удивления ни у водителей, ни у чиновников. Но разговоры о махровом мздоимстве, видать, окончательно допекли милицейских генералов, и они решили доказать общественности, что в коррупции повинны водители.

То, что сотрудники ГАИ-ГИБДД брали, берут и, увы, будут брать взятки, уже давно стало аксиомой и не вызывает удивления ни у водителей, ни у чиновников. Но разговоры о махровом мздоимстве, видать, окончательно допекли милицейских генералов, и они решили доказать общественности, что в коррупции повинны водители.

В итоге свыше 180 российских водителей оказались на скамье подсудимых за то, что предложили сотрудникам Госавтоинспекции «взять штраф без лишних формальностей». Половина этих уголовных дел возбуждена по заявлениям сотрудников ГАИ, сообщившим о предложенной им мзде в сумме от 600 до 3000 рублей за несоставление протоколов. Оставшуюся половину «набили» обэповцы. Почти во всех случаях автомобилисты отделались легким испугом, но вот один случай обещает стать самым громким коррупционным скандалом этого года и, более того, прецедентом успешной борьбы со «взяткодателями».

В Дорогомиловском суде столицы на днях начался процесс над Ильдаром Бичаровым — он обвиняется в даче взятки сотруднику ГИБДД. Предыстория такова: 17 августа этого года г-н Бичаров на «девятке» двигался по улице Герасима Курина, и, развернувшись через две сплошные линии разметки, тут же был остановлен экипажем ДПС. Гаишник, как всегда, невнятно что-то пробурчал, поднеся руку под козырек фуражки, и предложил водителю пересесть в патрульную машину. Ильдар забрал из своего авто все мало-мальски ценные предметы, взял деньги и побрел к блюстителям дорожного порядка.

Любой, кто хоть раз пересекался с гаишниками, знает, как они умеют грамотно «прессовать» водителей и «разводить» — уж простите за сленг, но по-другому это действо и не назовешь — на деньги. Инспектор Захаров начал «окучивать» нарушителя рассказами о том, какое сверхопасное деяние он совершил. Полчаса (неужели это такой сложный и трудоемкий процесс или его затягивание — часть плана по вымогательству?) служивый заполнял протокол и все это время — удивительная форма работы и доброжелательного отношения к шоферам — давал остановленному водителю понять, что лишения «прав» ему ну никак не избежать. Короче говоря, своими страшилками инспектор подвел жертву под монастырь. В гаишном автомобиле благодаря стараниям столичного ОБЭПа стояли звукозаписывающие «жучки», которые зафиксировали весь разговор между инспектором и Бичаровым.

Со слов адвоката Михаила Марова, защищающего «взяткодателя» в суде, гаишники всеми своими действиями провоцировали подзащитного на мзду:

— Инспектора ГАИ Западного округа Москвы 30 минут составляли протокол, — рассказывает Михаил Алексеевич. — Ученики начальных классов школы минимум в два раза быстрее формулируют свои мысли на бумаге. К тому же для составления протокола присутствие водителя вовсе не обязательно. То, что служивые пригласили Ильдара к себе в автомобиль, уже говорит об их нечистых намерениях.

По мнению адвоката, инспектора допустили серьезную промашку — не поинтересовались у водителя причиной нарушения ПДД, хотя это их святая обязанность:

— Перед тем как составлять протокол, инспектора должны выяснить, что подвигло водителя преступить букву дорожного закона, — продолжает Маров. — Ведь мой подзащитный мог пересечь две сплошные в условиях крайней необходимости.

Но так или иначе, гаишникам удалось выудить из Ильдара фразу типа: давайте, я заплачу штраф на месте. Бичаров даже уточнил, что слышал о возврате упрощенной системы взимания штрафов. Гаишники подали своим милицейским коллегам условный сигнал, и те в мгновение ока очутились рядом с несчастным водителем. Начался досмотр. У Ильдара нашли деньги в размере девятисот рублей.

— А вот и взятка! — обрадовался оперативник.

С таким же успехом можно остановить любого прохожего, обыскать его и, обнаружив купюры, обвинить во «взяткодательстве». Ежу понятно, что дело Бичарова — чистой воды подстава со стороны силовиков. И хотя водителя «девятки» заключать под стражу не стали, через несколько дней его вызвали в следственный отдел УВД ЗАО, где предъявили обвинение по статье 291 Уголовного кодекса РФ — «Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий».

— Мой подзащитный не передавал деньги сотрудникам ГИБДД, — утверждает адвокат Маров, — а значит, самого факта дачи взятки не было.

Поднимать престиж службы, конечно, надо, но не «на костях» же обычных водителей. Тем более в абсолютном большинстве случаев не водители предлагают мзду, а сами гаишники провоцируют шоферскую братию на преступление — составляют по 30 минут протоколы, приглашают для душещипательных бесед на пост или в свой автомобиль, и прочее, и прочее, и прочее. Чего стоят такие коронные фразы инспекторов, как: «Не слышу предложений»!

Чем закончится процесс — читайте в ближайших номерах «МКмобиля».

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Сергей ЧЕРНЫХ, зам. начальника контрольно-профилактического отдела УГИБДД Москвы:

— Дача взятки должностному лицу лично или через посредника подпадает под действие статьи 291 Уголовного кодекса РФ и наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот МРОТ, неоднократная дача взяток карается штрафом в размере от семисот до одной тысячи МРОТ или лишением свободы до восьми лет. Но, к сожалению, наказать водителя за это преступление практически невозможно. Основная проблема заключается в том, что очень сложно собрать доказательную базу. По действующему законодательству ГИБДД не имеет права проводить оперативно-розыскные мероприятия, поскольку мы относимся к милиции общественной безопасности. Устанавливать видео- или аудионаблюдение имеет право лишь криминальная милиция, к которой относятся, например, отделы по борьбе с экономическими преступлениями. Совместно с этим ведомством мы проводим профилактические операции, в ходе которых сотрудники ОБЭПа документируют дачу взятки инспектору, и дело можно довести до суда.

В принципе доказательством «взяткодательства» водителя может служить диктофонная запись разговора с инспектором, пленка с камеры видеонаблюдения или свидетельские показания. Но надо понимать, что редкий автовладелец предложит «разойтись полюбовно» в присутствии как минимум двух посторонних лиц, обычно такие переговоры ведутся наедине. Что касается количества таких дел, то вряд ли их заводится более 10 в год, поскольку доказать совершение такого преступления можно, только поймав человека с поличным, что практически нереально. Справиться с этой проблемой можно лишь одним способом: водители должны прекратить предлагать деньги, и тогда у инспектора не будет соблазна их принять.