Профилактические меры

Дорожный беспредел в нашей стране уже давно стал нормой жизни. Аварийность растет день ото дня, а количество нарушителей, несмотря на ужесточение наказаний за некоторые проступки, уже давно превысило все мыслимые пределы. А вот в Подмосковье, напротив, отмечено резкое снижение и количества аварий, и, как ни странно, числа нарушителей ПДД.

Дорожный беспредел в нашей стране уже давно стал нормой жизни. Аварийность растет день ото дня, а количество нарушителей, несмотря на ужесточение наказаний за некоторые проступки, уже давно превысило все мыслимые пределы. А вот в Подмосковье, напротив, отмечено резкое снижение и количества аварий, и, как ни странно, числа нарушителей ПДД. О том, как областной Госавтоинспекции удалось добиться таких поразительных результатов, наш корреспондент Дарья ЗАРЕЦКАЯ решила выяснить у начальника УГИБДД Подмосковья, полковника милиции Сергея СЕРГЕЕВА.

— Сергей Алексеевич, несмотря на ухудшение дорожной обстановки, предстоящие холода, на вашей «подшефной» территории отмечается довольно значительное снижение количества аварий, а также нарушителей ПДД. С чем это связано — автовладельцы стали дисциплинированнее или ваша профилактическая работа наконец принесла свои плоды?

— Пока еще рано говорить, что это устойчивая тенденция, и приписывать заслуги только нашей службе. Я думаю, здесь свою роль сыграл ряд объективных и субъективных факторов. Во-первых, увеличение автопарка и, как следствие, некоторое уменьшение скорости движения, что ведет к уменьшению количества ДТП и тяжести последствий. Также нельзя забывать, что на аварийность влияют и состояние дорог, и состояние техники, погода и прочее. Кстати, сегодня в области очень многое делается для улучшения состояния дорог в городах и населенных пунктах. Большое внимание в августе и сентябре мы уделяли наружному освещению, которое необходимо в осенне-зимний период, в особенности на пешеходных переходах. Что касается профилактики дорожно-транспортного травматизма, то можно сказать, что очень серьезную работу мы проводим со многими областными ведомствами: министерством образования, транспорта, печати, дорожниками. Результатом этих совместных мероприятий стало снижение числа ДТП почти на 2%. К тому же в этом году впервые начато тесное взаимодействие с Центром медицины катастроф, есть специализированные бригады, выезжающие на ДТП. Количество раненых и погибших снизилось почти на 7%, а детских смертей на дороге стало меньше почти на 31%.

— Исходя из статистики, количество задержанных нарушителей ПДД стремительно падает. Удивительно, но, несмотря на растущие «пробки», меньше оштрафованных за «встречную полосу» или, например, езду подшофе. Как вы думаете, автовладельцев испугало ужесточение санкций за это нарушение или наконец-то вы нашли более эффективный способ борьбы с нарушителями?

— Во-первых, основной упор в нашей работе мы делаем на предотвращение грубых нарушений Правил. Что касается встречной полосы, то такая тенденция вызвана скорее всего усилением контроля на трассах. Что касается нетрезвых водителей, то и впрямь наблюдается некоторое снижение количества и задержанных пьяных, и даже аварий, происходящих по их вине. Сейчас мы задерживаем 150—200 пьяных водителей в день вместо 200—300, как раньше, а что касается «нетрезвых» аварий — их число сократилось на четверть. Цифры достаточно высокие, но пока рано делать какие-либо выводы. На мой взгляд, основная причина снижения этих показателей — ужесточение санкций за езду подшофе. Это многих, к счастью, отрезвляет. Во-вторых, сыграло свою роль и изменение процедуры медосвидетельствования. Конечно, это во многом осложнило нашу работу. На федеральных трассах не всегда есть возможность быстро добраться до наркологического пункта, и многие просто успевают протрезветь. Можно, конечно, было бы организовать дежурство наркологов на передвижных пунктах, оборудованных в соответствии с предъявляемыми требованиями, но это достаточно проблематично с финансовой точки зрения. В нашем распоряжении сейчас всего три таких мобильных «врачебных кабинета», и по согласованию с центральным областным наркологическим диспансером контроль будет осуществляться прямо в них.

Если лишать, то всех

— Из-за некоторых нестыковок в Кодексе у нетрезвых водителей появилась «лазейка» — отказ от медосвидетельствования. За это предусмотрен только штраф, что, согласитесь, несоизмеримо с лишением «прав» на два года. Существует ли такая проблема в области?

— Количество отказывающихся от медосвидетельствования увеличилось, и проблема существует. От медосвидетельствования в среднем отказывается каждый шестой водитель (до принятия поправок в КоАП их было гораздо меньше), поэтому сейчас прорабатываются предложения о том, чтобы приравнять «нежелание общаться с врачом» к вождению в нетрезвом виде. И я думаю, это будет справедливо.

— Сергей Алексеевич, снижение всех «аварийных» показателей, конечно, не может не радовать, и нельзя не отдать должное вашей службе. Но ходят упорные слухи, что вы являетесь чуть ли не основным претендентом на должность заместителя начальника ГУ ГИБДД России, нет ли какой-нибудь связи между улучшением статистики и возможным назначением?

— Вы не первая задаете мне этот вопрос. Во-первых, конечно же, никакой связи здесь нет. В любом случае сотрудник органов моего возраста входит в состав резерва на выдвижение. Это обычная практика, применяемая годами. Мне никто не объявлял, что я являюсь кандидатом на повышение, тем более что в Московской области меня все устраивает. Во всех наших начинаниях мы получаем поддержку от губернатора Бориса Громова и правительства Подмосковья, ровные рабочие отношения и с руководством ГУВД области, и с ГУ ГИБДД РФ. Эти три ветви устраивает уровень работы ГИБДД области и ее руководства. Такие вопросы всегда традиционно возникают, когда есть какие-то вакансии в верхних эшелонах власти. Я человек в погонах — есть доверие, и я работаю на этом месте, а если моей деятельностью будут недовольны — спокойно напишу рапорт и уйду. А что касается улучшения обстановки на дорогах области и возможного назначения, поймите, это никак не взаимосвязано. Такая тенденция в принципе наблюдается во многих регионах, пусть и не в таких масштабах. Кроме того, есть такое понятие, как государственная статистическая отчетность, и я своим росчерком пера не могу изменить динамику аварийности или количество задержанных нарушителей Правил дорожного движения. С цифрами я не «играю». Все это — вымыслы из области фантастики.

А может, без протокола?

— По неофициальной информации, с ужесточением наказания за вождение в нетрезвом виде водители стали чаще пытаться разойтись с инспектором «без протокола». Кроме того, увеличился и размер взяток, получаемых инспекторами. Играет ли это какую-то роль в снижении задержанных нетрезвых водителей или все дело лишь в профилактической работе?

— Взятку доказать очень сложно. Кроме того, никто из руководителей ГИБДД не ставит задачу провоцировать водителей на предложение денег. Что касается увеличения суммы, то по этому поводу ничего сказать не могу. Конечно, я не могу отрицать, что сотрудники подразделений принимают деньги. Эта проблема существует не только в области, но и в других регионах. Мы можем предположить, что предлагают деньги и инспекторам на дороге, и дознавателям, ведущим расследование ДТП. Но все это очень тяжело установить и доказать. Кроме того, давайте смотреть объективно. Сотрудников нашей службы ругают за то, что они берут взятки. Но почему у водителей нет четкой гражданской позиции? Не предлагайте, и не будут брать. Случаи вымогательства крайне редки, да и водителю никто не мешает сообщить о «нечистоплотном» инспекторе руководству, у нас круглосуточно работают и телефон доверия, и «горячая» линия. Очень хорошо работает наш контрольно-профилактический отдел. По каждой жалобе проводится проверка, ни одно сообщение не остается без внимания. Я считаю, что отдельные злоупотребления наших сотрудников не влияют на наши показатели.

— А как вы боретесь с «нечистоплотными» сотрудниками? Если доказать дачу взятки практически невозможно, получается, мздоимцы остаются безнаказанными?

— Я не раскрою большой тайны, если скажу, что при получении подобной информации доказательств чаще всего нет никаких. А как боремся?..

Я обычно приглашаю либо руководителя подразделения, либо инспектора и объясняю, что так работать невозможно, что его поведение позорит нашу службу, создавая негативный образ сотрудников ГИБДД у населения. Если у такого «оборотня» осталось что-то человеческое, он напишет рапорт на увольнение. При необходимости все материалы направляются в прокуратуру.