Дворники на снегу

Событие под общим названием «опять внезапно выпал снег» случается в зимней Москве регулярно. Очередная погодная коллизия такого рода, произошедшая в конце января и начале февраля, стала, пожалуй, первым в этом сезоне серьезным испытанием на профпригодность столичных снегоуборщиков.

Событие под общим названием «опять внезапно выпал снег» случается в зимней Москве регулярно. Очередная погодная коллизия такого рода, произошедшая в конце января и начале февраля, стала, пожалуй, первым в этом сезоне серьезным испытанием на профпригодность столичных снегоуборщиков.


Снег тогда валил в течение нескольких суток подряд. В среднем по Москве выпало 27 сантиметров «белой гадости», как эмоционально выразился одни из автовладельцев. Любопытно, что разные районы города подверглись снежной бомбардировке разной интенсивности. Так, если на востоке Москвы выпало около 20 сантиметров, то на западе — менее 10. А коммунальщики, отвечающие за чистоту улиц центра города и основных радиальных трасс, уверены, что на их долю выпало не менее 30 см.

Буксуя в снежной крупе, автомобилисты по привычке на все лады костерили снегоуборщиков. Абсолютно бесполезное занятие, граждане. Они работают по определенному городскими властями регламенту. В нем процесс снегоуборки расписан «от и до». Московский центр и магистрали-радиусы чистились вполне прилично. Колонны коммунальных снегоочистителей «прогоняли» трассы каждые несколько часов. Они появлялись на дорогах, когда интенсивность движения временно спадала или снежный заряд уходил из зоны ответственности. Получалось гораздо чаще, чем требует регламент. Согласно его букве, «прометания» с одновременной обработкой дорожного полотна химреагентами положены во время непрерывного снегопада «после выпадения каждых пяти сантиметров осадков».

«Неожиданных» снегопадов в столице быть не может в принципе. Гидрометцентр не дремлет: в диспетчерской того же ГУП «Доринвест», чистящего центр города, есть специальный дисплей, куда непрерывно поступает графическая картинка метеорологической обстановки в Московской и прилегающих областях. Точное время начала снегопада известно всем ответственным гражданам за часы до него. В краткосрочных прогнозах метеорологи ошибаются крайне редко. Время для подготовки есть всегда. Другое дело, что парк снегоуборочных машин рассчитан на некую среднюю интенсивность осадков. Можно, конечно, увеличить его под борьбу с мощными снегопадами. Но мы живем не у полярного круга, и экстремальные природные катаклизмы случаются всего несколько раз в году. Остальное время лишняя техника будет простаивать, что невыгодно ее владельцам. Дело в том, что за чистоту конкретной улицы отвечает ГУП московского подчинения или префектура округа. Им бюджет выделяет финансы на борьбу со снегом и грязью. Эти учреждения нанимают коммерческие фирмы, обладающие соответствующей техникой. Коммерсант не будет содержать «мертвый груз» машин. Соответственно, с мощными снегопадами борются «штатными» силами. Правда, в такие экстремальные моменты для вывоза снега арендуется строительная техника — самосвалы и фронтальные погрузчики.

Смести снег это только полдела. С этим в Москве почти повсеместно особых проблем сейчас не возникает. Но сметенный к обочине снег тоже нужно убирать, иначе крайний правый ряд превращается в сугроб, тормозя и так затрудненное движение на дорогах. Пока снег идет, уже упомянутый регламент его вывоза не требует. Как это влияло на движение транспорта, можно не объяснять. Вывоз начинается, когда буран стихает. С ликвидацией снежных валов с обочин коммунальщики имеют все возможности не торопиться. При осадках до 6 сантиметров даже на самых что ни на есть стратегических городских магистралях отвалы можно не вывозить аж неделю. Если выпало 10 сантиметров — есть уже 12 дней форы. Что уж тут говорить о внутрирайонных улочках: выпало 10 см снега — сугроб на законных основаниях может мешать движению целых 16 дней.

Центральные городские трассы, МКАД и ТТК очищают от снежных валов не по нормативу, а гораздо интенсивней — вывозят его непрерывно, пока не освободится все полотно асфальта. Внутрирайонным, менее значимым, дорогам повезло меньше. За их состояние отвечают не ГУПы городского подчинения, а префектуры округов. Тут все зависит от конкретного чиновника.

Сугроб районного масштаба

Например, в Северо-Западном округе после и во время снегопада дороги «прометали» на достойном уровне. А отвалы торчали на проезжей части еще не меньше недели. Аналогичную картину наблюдали и сотрудники нашей редакции, ежедневно пытаясь воткнуть собственные авто в сугробы у обочин и так совсем не широкой улицы Костикова. Предвосхищая возможные контраргументы, замечу, что припаркованные авто, мешающие вывозу снега днем, к вечеру исчезают как класс. Ради интереса автор через три дня после снегопада исколесил родное Тушино в поисках работающих снегоуборочных машин. Не увидел ни одной, если не считать тракторов и дворников-узбеков, трудолюбиво очищающих дворовые проезды и тротуары. Звонок в диспетчерскую Управления жилищно-дорожного хозяйства префектуры СЗАО принес информацию, что, мол, уборка идет полным ходом. Видимо, куда-то не туда смотрел. Лишь через неделю после снегопада на ночных дорогах Тушина появилась снегоуборочная техника. Такое впечатление, что к утру в районе практически исчезли снежные отвалы. И зачем нужно было выжидать целую неделю?

Причину контраста в подходах к уборке центральных и второстепенных улиц попытался объяснить пожелавший остаться неизвестным чиновник московского Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства. По его словам, если, например, проезжая по Кутузовскому проспекту, кто-нибудь из первых лиц московского правительства заметит снежные горы у обочины, как говорится, «полетят головы» ответственных за уборку чиновников. А по улицам, закрепленным за префектурами, верхушка московского правительства ездит редко, что на практике означает меньший контроль за исполнением обязанностей и большее раздолбайство подчиненных. А неудобства, как обычно, водителям.