«Тегеран-43»

Название известного советского кинофильма как нельзя лучше подходит в качестве заголовка статьи, рассказывающей о посещении одного из автомобильных заводов Исламской Республики Иран. Ведь он расположен в 14 км от столицы государства, и ему в этом году исполнится аккурат 43 года...

Название известного советского кинофильма как нельзя лучше подходит в качестве заголовка статьи, рассказывающей о посещении одного из автомобильных заводов Исламской Республики Иран. Ведь он расположен в 14 км от столицы государства, и ему в этом году исполнится аккурат 43 года...


Корпорация «Iran Khodro Industrial Group» отсчитывает свою историю еще с шахских времен. Тогдашний правитель Ирана решил создать в государстве собственную автомобильную промышленность (главным образом для того, чтобы обеспечить страну машинами). Помогала ему в этом Англия, передавшая лицензию на производство британской машинки Paykan, — для начала 60-х годов очень прогрессивного, современного автомобиля. И до нынешних времен на заводе существует нитка конвейера, выпускающая седан и пикап Paykan. Правда, уже в этом году эту «ветку» собираются переоборудовать для производства французской «народной» модели Renault Logan, уже достаточно хорошо знакомой российским автолюбителям. Естественно, столь древние образцы иномарок уже давным-давно никем не выпускаются, но не забудьте, что Республика Иран образовалась всего-навсего 26 лет назад (в 1979 году), когда свершилась революция, после которой народ получил определенные свободы. Неудивительно, что почти половину «жизни» завод переживал не самые лучшие времена. Фактически он начинал все заново уже в 80-х годах прошлого столетия. Не хочется отвлекаться на отечественный автопром и тем более называть конкретные предприятия, и поныне нахально собирающие одни и те же модели (с небольшими изменениями) уже больше 25 лет. Конечно, многие из них вполне удачные, но столь же успешной, видимо, оказалась и английская машина, продержавшаяся на конвейере иранского автозавода так долго. Кстати, второй по величине автопроизводитель Ирана «Saipa» тоже задержался на относительно старой модели Kia Praid, ничем разительно не отличающейся от гораздо более старшего английского «первопроходца» Paykan.

Сегодня же наиболее массовыми автомобилями предприятия «Iran Khodro» стали машины Peugeot 405 и их модификации (точнее сказать — различные версии-комплектации). Теперь это уже Peugeot Pars (в переводе с персидского — «Персия») и хорошо известная 206-я модель. Но гордостью крупнейшего предприятия не только Ирана, но и всего Ближнего Востока стал чисто национальный автомобиль, носящий иранское имя и индивидуальную эмблему. Если до сих пор на большей части автомобилей «Iran Khodro» присутствовали французские львы (они сохранились даже на Peugeot Pars), то теперь на кузове модели Samand (в переводе с персидского — «лошадь») красуется голова коня.

Интересно, что большинство россиян вообще ничего не знают об Иране, а уж тем более об автомобилях, выпускаемых в этой стране. Среднестатистический гражданин России уверен, что «настоящие» авто делают в Германии, на худой конец в Америке, но никак не в загадочных странах Востока. Впрочем, свою лепту в такое мнение внесли и родные автозаводы, много лет предлагающие нам довольно средненькие по дизайну и конструкции автомобили (не говоря уже про их качество). А ведь именно иранские автомобили застолбили азиатский рынок. Сегодня продукция «Iran Khodro Industrial Group» идет в ОАЭ, Иорданию, Сирию, Ливан, Алжир, Ливию, Тунис. В планах поставки в Турцию, Афганистан и даже в постсоветское пространство — Азербайджан, Казахстан и Узбекистан. Причем одним экспортом готовых авто корпорация не ограничивается — уже началось строительство заводов по выпуску Samand на территории Сирии, а скоро сборочные цеха появятся в Бангладеш, Сенегале, Египте, в Украине (!) и даже в Китае. При этом тот же Китай делает своих машин в два раза больше, чем мы! Огромный доход корпорации приносит и экспорт (в 32 страны мира) запасных частей — их с удовольствием заказывают такие именитые компании, как «Renault», «Peugeot», «DaimlerChrysler» и другие. Причем некоторые из них активно сотрудничают с иранской корпорацией, несмотря на американские названия, а, как вы знаете, США всячески подчеркивают свою неприязнь к Ирану, называя эту страну «осью зла».

Суммарная мощность иранских автопредприятий превышает 1 млн. авто в год (до революции она составляла 94 000 машин). Львиная доля в прямом и переносном смысле (эмблема «Peugeot» в любом случае остается хотя бы на моторах автомобилей этой компании) выпадает как раз на «Iran Khodro Industrial Group» — на нынешний год в планах корпорации выпуск 600 000 легковушек и почти 20 000 тяжелых грузовиков, не считая автобусы, микроавтобусы, малотоннажники. Кстати, в скором времени на иранских Samand появятся и собственные современные 1,6-литровые 16-клапанные двигатели мощностью 113 л.с., соответствующие нормам «Евро-3» (проект TU5). Моторный цех готов выдавать «на-гора» 250 000 силовых агрегатов в год.

Ну а главная задача — экспорт трех моделей в Россию. Ожидается, что уже осенью в Москве откроются первые дилерские центры «Iran Khodro», которые предложат потребителям Peugeot Pars, Peugeot 206 и Samand. И если на две модели с «львенком» на решетке радиатора цены объявлены (13 500 и 12 500 долларов), то последняя еще только проходит адаптацию для северных стран и не получила конкретную экспортную стоимость. У себя на родине Samand продается за $17 000, но, как это часто бывает, за пределами страны будет действовать специальная цена — процентов на 20 ниже.

Peugeot Pars — неплохой рестайлинг 405-й модели, с 206-й тоже все ясно, а что же за зверь такой Iran Khodro Samand? Смотрите на фото и оценивайте. Остается только добавить, что эту машину по габаритам можно отнести к классу «D», отделка салона также более высокого уровня («мягкая» приборная панель, кожаный руль, компьютер и пр.), под капотом 1,8-литровый «пежовский» мотор мощностью 110 л.с., в штатную комплектацию входят 4-канальная система АБС и 15-дюймовые колеса. Хотя идеальным автомобилем Samand не назовешь — как и другие (в том числе европейские) авто, он не лишен недостатков. Но в большинстве своем за них не платит потребитель — машина же вписывается в достаточно бюджетную ценовую категорию.

Печальный опыт общения наших сограждан с отечественным автопромом вынуждает российского потребителя оценивать не только конструкцию и дизайн того или иного автомобиля, но и, главным образом, качество его сборки. А последний показатель, как известно, во многом зависит от технологий автозавода. Так вот спешу заверить уважаемого читателя, что производство у «Iran Khodro Industrial Group» оснащено по последнему слову техники.

На территории в 1000 гектаров разместились все цеха, производящие легковушки. 25 000 рабочих в три смены собирают с десяток моделей. По дорогам предприятия курсируют «маршрутки». Интересно, что завод пересекают три крупные магистрали, под которыми проходят специальные туннели, связывающие в единое целое транспортную сеть автогиганта. Вообще оказалось, что под землей может спокойно располагаться не только цех готовой продукции, но даже и испытательный полигон...

Многотонные прессы в автоматическом режиме штампуют кузовное железо, покрасочный цех — пятиэтажное здание, в котором «умные» роботы в четыре этапа окрашивают кузова, на конвейере ручной труд минимизирован. Управление всеми процессами осуществляют компьютеры, проверяют конечный результат роботы-контролеры немецкого производства. Так, сваренные «автоматами» кузова в обязательном порядке попадают в специальную «габаритную» камеру, где лазерные лучи проводят «слежку» за параметрами автомобиля. После столь тщательной диагностики один автомобиль с каждой смены проходит дополнительный контроль качества. Конечно, без накладок не обходится (впрочем, как и на других автозаводах, смею вас заверить), и, по словам хозяев, на 1000 авто вскрывается в среднем 10 незначительных ошибок, которые немедленно исправляются. Для этого приходится держать отдельный пост доработки. В конечном итоге показалось, что подобному техническому оснащению предприятия могли бы позавидовать многие отечественные производители. К сожалению, мы, похоже, уже отстали и от Востока, не говоря про Запад.

И еще один факт, который по-настоящему оценит именно русский человек, — иранские рабочие абсолютные трезвенники. В стране действует строгий «сухой закон» — мало того, что пьянство противоречит вероисповеданию коренного населения, так еще полностью исключены «искушения» — спиртное купить просто невозможно (даже в магазинах «Duty Free» аэропорта Мехрабад города Тегерана).

Остается ждать, когда продукция «Iran Khodro» попадет в руки наших автолюбителей (а то, что желающие найдутся, можно не сомневаться). Конечно, рассчитывать на быстрый успех модели Samand в России не стоит — сегодня слишком большая конкуренция между автопроизводителями. С другой стороны, в ней выигрывает тот, кто угадает потребности, а главное, возможности большинства населения нашей страны. Вспомните, лет пять назад многие не могли правильно произнести марку южно-корейских автомобилей «Hyundai», а нынче она на первом месте по объему продаж в России...