Александр Ситковецкий: «Все мои машины были «золотыми»

Когда-то группа «Автограф» гремела на всю страну, ее лидера — Александра Ситковецкого — знали многие. Сегодня музыкант нечастый гость в наших краях: в основном артист живет в Лос-Анджелесе и Лондоне, а в Москве бывает наездами. Поэтому здесь у него ни своей квартиры, ни тем более автомобиля нет.

Когда-то группа «Автограф» гремела на всю страну, ее лидера — Александра Ситковецкого — знали многие. Сегодня музыкант нечастый гость в наших краях: в основном артист живет в Лос-Анджелесе и Лондоне, а в Москве бывает наездами. Поэтому здесь у него ни своей квартиры, ни тем более автомобиля нет. Чтобы ездить по нашей столице, он берет машины друзей.


— Александр, но дома вы на каких машинах катаетесь?

— В Америке у нас общий корпоративный белый BMW 535, а в Англии у меня есть личный желтый BMW 330, купе, с очень мощным мотором. Но за 4 года я на нем проехал всего 30 тысяч миль. Это немного.

— Как вам лондонский трафик?

— Откровенно говоря — не очень. Город старый, улицы узкие, беда с парковками, и позволить себе можно только маленькую, юркую машинку.

— Но чем, на ваш взгляд, движение за границей кардинально отличается от нашего, российского?

— Общей благожелательностью и дисциплинированностью. Там не лезут нагло через пять рядов. И если уж очень надо, то можно просто улыбнуться, попросить пропустить, и тебя пропустят безо всякого возмущения.

— Какие автомобили вам больше по душе?

— В принципе мне нравятся «итальянцы»: своей вычурностью, дизайном, немного показным, но, конечно, их машины не на каждый день. Можно мечтать и о дорогущем Ferrari, и о Lamborghini, но это совсем не будничные авто. Хотя вопрос эстетики для меня является первостепенным при выборе машины. Видимо, по этой причине я не очень жалую джипы — они все-таки слишком напоминают грузовики.

— Зато вместительные.

— Я тоже за практичность, надежность, проходимость, за скорость, но при более элегантных формах.

— А какие опции вы можете назвать самыми необходимыми?

— Обязательно механическая коробка передач — люблю сам руководить транспортным средством, качественная аудиосистема, чтобы с удовольствием слушать музыку, немного тонировки для комфорта и люк в крыше.

— Какие вещи не покидают салон вашей машины?

— Солнечные очки, шариковая ручка, расческа и, разумеется, какая-то мелочь для паркинга.

— За руль вас впервые посадили друзья или родители?

— Папа меня научил ездить. Впервые я оказался в водительском кресле 21-й «Волги» в возрасте 12 лет и сразу на скоростной трассе Таллин — Москва. Отец не побоялся доверить мне руль, хотя, естественно, сидел рядом и контролировал.

— Тогда наверняка «права» вы получили, едва дождавшись 18 лет?

— В 20 лет. И сразу сел на оранжевую 11-ю модель «Жигулей», а спустя какое-то время поменял ее на желтую «шестерку»… И позже уже так и пошло: все мои последующие автомобили — и Volkswagen, и BMW, и Toyota, и OpeI, и Mitsubishi, и прочие — были либо ярко-желтого, либо лимонного, либо коричнево-золотистого цвета. Я никогда не изменял этой оптимистичной гамме.

— В ДТП вам случалось попадать?

— В незначительные. Так, например, еще в Москве, году в 80-м, в тоннеле меня занесло на льду, и я сильно повредил крыло.

— А экстремальное вождение не осваивали?

— Как-то приятель меня «натаскивал» в Серебряном Бору, между снежными холмами… Считаю, что это была очень полезная практика.

— Как бы вы охарактеризовали себя как водителя?

— Я осторожный, но при этом нетерпеливый, долго стоять на месте, в «пробке», не могу — вихляюсь по рядам. И вождение мне до сих пор доставляет радость. Ехать за рулем домой после концерта — наилучшее расслабление.

— Тамошние полицейские вас часто останавливают?

— Не сказал бы. Хотя помню один случай, практически эпизод из кино. Я гнал по 405-й автостраде Лос-Анджелеса, опаздывая на концерт Стинга, когда услышал за собой вой полицейской сирены. Съехал на обочину и увидел, как ко мне подъехала на мотоцикле высокая красивая девушка в форме. Она сняла шлем, локоны рассыпались по плечам, прямо как в голливудском блокбастере, но когда эта дива подошла ко мне, она разразилась страшными ругательствами по поводу того, что я ее подрезал. Минуту орала, затем спокойно сказала: «Я либо кричу, либо выписываю штраф». После чего молча развернулась и укатила.