Пик Patriotизма

Новое детище Ульяновского автозавода — внедорожник Patriot — в продаже пока не найти. Пытаясь понять, что представляет собой это устройство, было решено провести его тест-драйв в Краснодарском крае. Там хватает и скоростных шоссе, и горных серпантинов, и не менее горного бездорожья. Поскольку производитель позиционирует машину в качестве этакого «универсального солдата», наличие всех перечисленных типов дорог оказалось очень кстати.

Новое детище Ульяновского автозавода — внедорожник Patriot — в продаже пока не найти. Пытаясь понять, что представляет собой это устройство, было решено провести его тест-драйв в Краснодарском крае. Там хватает и скоростных шоссе, и горных серпантинов, и не менее горного бездорожья. Поскольку производитель позиционирует машину в качестве этакого «универсального солдата», наличие всех перечисленных типов дорог оказалось очень кстати.


Уазик» ждал нас прямо на стоянке перед зданием краснодарского аэропорта. Весь такой свежевымытый и блестящий. «Мордочка» довольно симпатичная, но без особых изысков. Общее впечатление: «хочу быть Toyota Land Cruizer Prado». Но на фоне «дизайна» старого «козла» — вполне-вполне... Разглядывание машины сбоку и сзади новых впечатлений не приносит: старый знакомый «Симбир», однозначно. Ключ зажигания, он же дверной, в руках — пора уже и за руль. Замок водительской двери поворачивается, и неожиданно поднимаются блокираторы замков на всех четырех дверях. Однако! В салоне по сравнению с «Симбиром» изменений хватает. Первое, что бросается в глаза, — передняя панель. Как выяснилось, иранского происхождения. Опять же, ничего сверхвыдающегося, но вполне на уровне недорогих корейских легковушек. На приборной доске доминируют шкалы спидометра и тахометра. Под ними притулились жидкокристаллические «окошечки» одометра и часов.

Кондиционера нет, только «печка». Краснодарская жара к экспериментам с последней как-то не располагает. Но «крутилки» управления климатом смотрятся вполне цивилизованно. Понравился подстаканник, выдвигающийся из верхней части консоли торпедо. Можно и стаканчик в него пристроить, и пол-литровую бутылку. Минералки, конечно. Оценить качество музыки не удалось. Кассет для ресивера, установленного в консоли ниже подстаканника, под рукой не оказалось, а FM-диапазон краснодарского радиовещания заполнен только высокохудожественным шипением электростатики.

Сели, поехали. Краснодар, как оказалось, типичный город-деревня, расползшееся по полям скопище частных домов и домиков. Центральные улицы в лучшем случае могут похвастаться двумя полосами асфальта в одном направлении. Пропустив в одном месте нужный поворот и поплутав по заросшим яблонями и абрикосовыми деревьями неасфальтированным улочкам, в конце концов выскакиваем на федеральную М4. Берем курс в сторону моря, на Джубгу. Пока колесили по городу, на левой стороне рулевой колонки обнаружился какой-то рычаг, подозрительно напоминающий рукоятку регулировки положения рулевой колонки. Солдатская смекалка не подвела. Обнаруженная кочерга действительно отвечает за вертикальные перемещения руля. Опускаю руль пониже. Находка стимулирует исследовательскую жилку. Дело в том, что практически с момента посадки в Patriot очень хотелось порегулировать передние сиденья. Стандартные манипуляции вперед-назад спинкой и самой «сидушки» к гармонии приблизили не сильно. Дерзновенный поиск дал плоды. С внутренней стороны водительского сиденья обнаружилась еще одна «крутилка», регулирующая подпор поясницы. Но без особого успеха регулирующая. В общем, сидеть можно, но... Главный конструктор УАЗа Сергей Гайсин вообще считает, что «в России сидений не делают».

На тест нам достался Patriot в самой дорогой комплектации Comfort — с электростеклоподъемниками, электрорегулировкой зеркал, люком, велюровым салоном и противотуманками в переднем бампере. Ручка регулировки зеркал размещена на тоннеле между передними креслами, между кнопками управления правым и левым передними боковыми стеклами. Конечно, это дело вкуса, но кнопки стеклоподъемников я регулярно пытался отыскать на подлокотнике своей двери.

Привыкнув к своеобразной эргономике, движемся по шоссе. Прям как не в UAZ едешь — ничего не ревет и не скрежещет. На неровностях душу не вытряхивает. Асфальт хороший — жмем на газ. Что-то не жмется. Педаль газа-то расположена почти вплотную к выступу корпуса. Специально провел эксперимент: разулся и попробовал педалировать босиком. Никаких проблем. Наличие любой обуви на ногах заставляет газовать, надавливая на педаль только правой частью стопы. Про зимние ботинки лучше даже не задумываться. Вообще у педали короткий ход, в конце которого она упирается в пол. Впечатление, что именно это мешает как следует «дать дури» 2,7-литровому впрысковому двигателю. Раздражает, но привыкнуть можно. Кстати, о дури. Силовой агрегат позволяет машине, как и положено «уазику», без проблем трогаться со второй передачи. Но установленный под капотом четырехцилиндровый ЗМЗ-409 все-таки не очень подходит для такой тяжелой машины. Дело в том, что более-менее активная «жизнь» в моторном отсеке начинается после 2,5 тысячи оборотов коленвала в минуту. Пик крутящего момента, по ощущениям, располагается где-то в районе 3—4 тысяч. В общем, чтобы ехать, мотор нужно крутить. Для двухтонной машины с классической внедорожной компоновкой это не самый лучший вариант.

На трассе и в потоке водитель Patriot чувствовать себя ущербным не будет. Если оценить динамику автомобиля на шоссе в сравнении с отечественными легковушками, то UAZ окажется где-то между вазовской «классикой» и «самарами».

Что делает каждый считающий себя тест-драйвером журналист, впервые сев за руль новой машины? Правильно: разгоняет ее как следует при первой же возможности. Вот и мы разогнали. Заодно и точность спидометра проверили. На длинном и почти свободном от машин прямом участке без напряжения поставили стрелку четко напротив отметки 120 км/ч. Краснодарские «гаишники» дело свое знают, и уже через пару минут пришлось любоваться циферками 117 км/ч на экране «пистолета». При ограничении в 80. Внимательно выслушав «монолог московского гостя» («тест-драйв, мол, у нас, журналисты мы не местные, работа у нас такая...»), страж порядка задал лишь один очень логичный вопрос: «Отдыхать с семьей едете?» Когда ступор на лице «клиента» достиг требуемой консистенции, служивый удовлетворенно крякнул и объявил размер «отступного» — 100 рублей. Даже без общения с милицией я и сам больше не собирался нарушать. Быстрее 120 на Patriot ехать не хочется. Нет, машина идет прямо, не плывет по дороге, не требует подруливания. Но на скорости выше 110 руль исполняет настоящую пляску святого Витта. Мысленно перекрестившись, снимаешь руки с «припадочной» детали — автомобиль идет прямо как по рельсам. Чудеса. Вообще рулевое управление «уазика» вполне на уровне. Механизм гидроусилителя не воет, как на предшествующих моделях UAZ, — импортный. Руль крутится легко, не «закусывает» при скоростных вращениях. Хотя специально такой цели добиваться не пытались. Да, реактивного усилия на «баранке» маловато, но искать «нулевое положение» руля не требуется. Если к габаритам «уазика» привыкать, само собой, приходится, то к рулю — нет.

Портят впечатление тормоза. Хотя спереди и установлены дисковые механизмы, останавливается Patriot, скажем так, долго. Не в пример лучше, чем «козел», но не достаточно интенсивно, чтобы не требовалось некоторое время привыкать к машине. А усилие, требующееся для перемещения педали тормоза, можно назвать по-настоящему «мужским». Достаточно сказать, что пересев с UAZ в собственную «девятку», при безобидном торможении на выезде со двора я чуть не пробил головой лобовое стекло. Нажимал-то «по-уазовски».

А коробка передач просто порадовала. Делают ее корейцы по лицензии ZF. Порода чувствуется. Ходы короткие, переключения четкие. Схема работы Н-образная, как у той же «классики». Передаточные отношения хорошо подобраны.

После Джубги направились вдоль моря в сторону Сочи. Выезжая около восьми часов вечера из этого городка, планировали оказаться в пункте назначения через час-полтора — расстояние невелико, думали мы, километров 90 всего. Переоценка ценностей наступила довольно быстро. Двухполосная дорога с крутыми спусками и подъемами «облизывает» прибрежные скалы, образуя бесчисленные слепые повороты, а каждая долина, выходящая к морю, означает «тещин язык». Прямые и просматриваемые отрезки редко превышают 50—100 метров. Все бы ничего, кабы не колесило по трассе такое количество грузовых фур. Боже, как же тяжело всем этим несчастным МАЗам-КамАЗам на серпантине. Чадящие, перегруженные, они по-черепашьи карабкаются на подъемы и на первой же передаче ползут вниз, чтобы не вылететь с дороги на ближайшем повороте. Каждый грузовик собирает за собой целый «хвост» легковушек, выжидающих редкие моменты для обгона по встречной полосе выбивающегося из сил грузовоза. Когда начало темнеть, а до Сочи и ожидающей там гостиницы оставалось еще километров 50, пришло понимание, что пора менять манеру езды. Как ни странно, но Patriot вполне адекватно ведет себя и во время агрессивного вождения. Обгоны стали более рискованными, скорость возросла. Кто ездил по М27, представляет, что это за трасса и какие скорости там можно себе позволить на высокой заднеприводной машине рамной конструкции. Стрелка нашего спидометра редко опускалась ниже 60 км/ч. Подвеска с малолистовыми рессорами сзади и пружинами спереди оказалась на удивление собранной. В поворотах на серпантине машина допускала минимальные крены. Микросносы задней оси случились лишь пару раз, когда «обнаглевший» от надежного поведения машины водитель проходил очередной «язык» чуть ли не на 70 км/ч. Устойчивость и управляемость внедорожника в активной «рулежке» на асфальте тем более удивительна, что «обута» машина в универсальную резину К-214. Ночная поездка позволила оценить светотехнику Patriot. Фары не только модно выглядят, но и неплохо выполняют свою главную функцию, светят «по-иномарочному».

Впечатление испортила «печка». Несмотря на то что обогрев салона был выключен — все-таки, повторимся, дело происходило летом в Сочи, — из дефлекторов на ходу ощутимо попыхивало жаром. Видимо, через самостоятельно открывшийся вентиль из контура охлаждения двигателя в радиатор отопителя салона шел заметный поток горячего антифриза. Примерно 300 километров пробега целиком «съели» 40-литровый бак бензина и литров 10 из его «напарника», расположенного в другом борту авто. Несомненно, если бы водитель не давил на «гашетку» на серпантине и машину ради эффектных кадров не гоняли по фрагментам колоритного, но очень даже пересеченного окружающего дорогу пейзажа, расход топлива был раза в полтора меньше.

Второй день тест-драйва решили целиком посвятить бездорожью на территории Сочинского природного национального парка. Предгорья Кавказа предлагают массу возможностей для любителей «рок-кроулинга» (скалолазания на машинах), но совсем уж насиловать взятую на время чужую машину не позволили остатки журналистской совести. Зато удалось вволю поноситься по горным дорожкам, карабкающимся по 70—80-градусным склонам, пофорсировать броды каменистых горных речек. Ну что тут сказать: UAZ есть УАЗ. Приобретя «гражданский» облик, машина не растеряла внедорожных задатков. 40—50-градусные подъемы грунтовых и гравийных дорожек не доставляют затруднений. Можно даже не подключать пониженную передачу — достаточно поддерживать обороты двигателя в области 3000. На одном заднем мосту машина, разбрасывая гравий, замечательно прет вверх, слегка «забрасывая» зад на 180-градусных поворотах. На полном приводе заставить авто пойти боком на повороте можно, но только если уж совсем забыть про высоту, с которой, в случае чего, придется кувыркаться ко дну ущелья. Именно на этих горах удалось в полной мере воспользоваться раздаточной коробкой. Устанавливаешь КП, скажем, на 2-ю передачу и начинаешь работать только ручкой «раздатки». Разгон на пониженной, переключение на повышенную. Поворот — сбрасываем газ, переходим опять на пониженную. Проходим поворот, разгоняемся — переходим на повышенную... Спуск — «втыкаем» пониженную. Очень крутой спуск — переключаемся еще и на первую передачу. На пути брод? Не проблема — жестко подключаемый передний мост вытянет. Крутой въезд на противоположный берег? Включим понижающую — вытянет. Ограничитель проходимости — геометрические параметры внедорожника. Он длиннее, чем «козел», и повторить чудеса проходимости последнего не получится. Тем более что Patriot щеголяет явно неударостойкими пластиковыми бамперами с противотуманками.

Надо признаться, что, отправляясь на UAZ в длительную поездку с элементами off-road, не оставляло подспудное ожидание, что в машине что-нибудь выйдет из строя. Отчасти опасение оправдалось. Но только отчасти. Ни один рядовой владелец UAZ не манипулирует столь активно ручкой раздаточной коробки, как мы во время езды по горам. Этот прием применяют любители внедорожных состязаний. Не мудрено, что неподготовленная к таким издевательствам ручка «раздатки» нашего Patriot в конце концов оказалась в руках водилы. Кроме этого, за все время достаточно жесткого тест-драйва в UAZ не сломалось ни-че-го! Больше того, автомобиль произвел впечатление вполне сбалансированного по различным потребительским параметрам внедорожника.