«Крутых» задушат. Штрафами

Госавтоинспекция порядком застращала водителей перспективами ужесточения законодательства. А вот что думают о необходимости драконовских штрафов те, от кого непосредственно зависит принятие поправок в КоАП, выяснял наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО у депутата Госдумы РФ, заместителя председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александра Харитонова.

Госавтоинспекция порядком застращала водителей перспективами ужесточения законодательства.

А вот что думают о необходимости драконовских штрафов те, от кого непосредственно зависит принятие поправок в КоАП, выяснял наш корреспондент Дмитрий ЗЛЕНКО у депутата Госдумы РФ, заместителя председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александра ХАРИТОНОВА.


ДОСЬЕ

Александр Николаевич ХАРИТОНОВ, генерал-лейтенант милиции, доктор юридических наук, профессор.

Родился 17 октября 1948 года в Ульяновской области. Окончив школу, поступил в профессионально-техническое училище по специальности «Наладчик электровакуумного оборудования». Работал на заводе. По комсомольской путевке был направлен на службу в органы внутренних дел, а в 1968 году поступил в Омскую высшую школу милиции. Служил в УВД Омской области, затем перешел на преподавательскую работу в родное учебное заведение. С 1987 по 2003 год — начальник Омской академии МВД России. Ныне — заместитель председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству.


— Почему власть так не устраивает 12-я глава нынешнего КоАПа — рекордсменка по количеству поправок?

— Несмотря на то что ныне действующий Административный кодекс побил все рекорды по количеству лет, потраченных на его разработку, он все же получился «сырым». Если говорить о 12-й главе в частности, то она не в полной мере отражает проблемы, связанные с административно-правовыми нарушениями, поэтому так часто и вносятся в нее поправки. Сама жизнь подсказывает, в каком русле надо корректировать документ.

— А по-моему, вам чаще сотрудники Госавтоинспекции (как действующие, так и бывшие) нашептывают о руслах…

— Отнюдь. Подозреваю, что вы имеете в виду законодательные инициативы сенатора Владимира Федорова. Действительно, Владимир Александрович, как бывший главный гаишник страны, весьма активно отстаивает милицейские жесткие позиции, но ему противостоит депутат со специфическим либеральным взглядом на проблемы автомобильного законодательства Виктор Похмелкин. Когда в рамках нашего комитета создавалась рабочая группа по оптимизации 12-й главы КоАП, мы и не подозревали, что может возникнуть столько непримиримых разногласий между оппонентами. Генерал Федоров настаивал на ужесточении отдельных статей Кодекса, а Похмелкин, напротив, говорил о том, что любое усиление ответственности — это недемократично. Короче говоря, конструктивного диалога и, как следствие, плодотворной работы не получилось — это был разговор немого с глухим. Похмелкин отстаивал свои интересы, Федоров — свои, и из этого ничего не вышло.

— А у вас какие интересы?

— У меня в этом вопросе нет никаких интересов, поскольку я не автомобилист в традиционном понимании этого слова. Поэтому к проблемам автомобильной жизни отношусь нейтрально и непредвзято. И считаю, что при создании новой рабочей группы должны отдаваться предпочтения именно нейтрально настроенным людям, способным трезво взглянуть на проблему, учесть европейский и мировой опыт. Поясню: скажем, Виктор Похмелкин никогда не поддержит ужесточение КоАП, поскольку в этом случае потеряет политические очки и разочарует своих избирателей. Даже если он будет осознавать необходимость сделать жестче ту или иную статью, он в этом не сознается. Если хотите, его позиция — элемент пиара, но в вопросах безопасности дорожного движения этого не должно быть.

— Сколько, на ваш взгляд, еще надо внести поправок в Кодекс, чтобы сделать его пригодным для употребления?

— Затрудняюсь ответить, да и дело не только в КоАП. Сегодня безопасность дорожного движения регулируется более чем 45 нормами права, из них 35 — постановления правительства РФ. Чтобы снизить аварийность, необходимо переработать в первую очередь федеральный закон о БДД — он принимался в 1995 году и сильно отстал от жизни. Далее нужно в комплексе рассмотреть нормативно-правовые документы, относящиеся к автомобильной сфере.

— Одолеть аварийность можно только путем «закручивания гаек»?

— Конечно, нет. Закон будет внушать уважение лишь в том случае, когда в полной мере заработает принцип неотвратимости наказания. Ведь предусмотрена же ответственность за непристегнутый ремень безопасности, но гаишники на это нарушение закрывают глаза. А вот если бы они реагировали и штрафовали водителей (пусть и на 50 рублей), то уверяю — страна стала бы пристегиваться. А все потому, что в России дорожные полицейские иногда сродни коммерсантам — останавливают лишь за те нарушения, за которые можно получить неплохие откупные.

А этого быть не должно, и считаю необходимым ужесточать ответственность не только для водителей, но и для нечистых на руку сотрудников ГИБДД.

— Назовите приоритетную поправку в Кодекс?

— Приравнять штрафной МРОТ в 100 рублей к общероссийскому в 800.

— Чем Дума порадует водителей в этом году?

— На осенней сессии перекраиваться КоАП почти не будет. Есть лишь единственная поправка, предложенная Рязанской облдумой, которая будет рассматриваться в октябре. Ее суть — ужесточить ответственность за проезд на красный свет или запрещающий жест регулировщика. Вместо штрафа в 1 МРОТ рязанцы предлагают ответственность в виде лишения водительских «прав» на три месяца. На мой взгляд, это перегиб, ибо резко возрастут нагрузки на судей и группы административной практики ГИБДД. Немаловажен аспект доказуемости данного вида нарушения: допустим, автомобиль выехал на перекресток, а тут вдруг засиял «красный». К гадалке можно не ходить — обязательно найдется инспектор ДПС, который обвинит водителя в проезде на запрещающий сигнал светофора. Это же приведет к процветанию коррупции. Я буду настаивать на увеличении штрафа в пятикратном размере за этот проступок. То есть поднять его с 1 до 5 МРОТ.

— Каковы перспективы дифференцированных штрафов в нашей стране, когда сумма штрафа рассчитывается исходя из размера зарплаты?

— Никаких перспектив. Не забывайте, что мы находимся в России, где богачи живут на свете «по доверенности»: машина на жене, квартира на теще… Поэтому узнать об истинных доходах провинившегося водителя зачастую невозможно, следовательно, невозможно и штраф дифференцировать. Но здесь можно перенять опыт страховщиков, то есть ввести повышающие коэффициенты. Скажем, владелец старенького «жигуленка» заплатит за нарушение ПДД 100 рублей, водитель подержанной иномарки — 200, а обладатель нового импортного джипа — 300… Тоже своего рода дифференциация.

— А я слышал, что депутатские голоса финансово стимулируются лицами и структурами, заинтересованными в принятии того или иного закона. Поговаривают, что закон об ОСАГО именно так и был одобрен парламентариями.

— Закон об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев принимался Думой прошлого созыва, в которой меня не было. Но в любом случае я сомневаюсь, что его одобрение проплатили: ну невозможно купить всех 450 депутатов и членов Совета Федерации. К тому же среди парламентариев немало состоятельных людей, которые не будут мараться и брать взятки.