На свободу по бартеру

Паренек из Коми, собиравшийся поступать в семинарию и стать священником, решил изведать и все прелести светской жизни. 15-летний юнец крепко принял на грудь церковного вина, припасенного настоятелем прихода для обрядов. «Приход» спиртного для неподготовленного организма тинейджера оказался губительным — в пьяном беспамятстве он разбил боковую форточку вазовской «трешки», стоявшей возле храма, завел двигатель и отправился навстречу приключениям.

Паренек из Коми, собиравшийся поступать в семинарию и стать священником, решил изведать и все прелести светской жизни. 15-летний юнец крепко принял на грудь церковного вина, припасенного настоятелем прихода для обрядов. «Приход» спиртного для неподготовленного организма тинейджера оказался губительным — в пьяном беспамятстве он разбил боковую форточку вазовской «трешки», стоявшей возле храма, завел двигатель и отправился навстречу приключениям.


Юноша, проведший большую часть сознательной жизни в стенах храма, уж больно хотел посмотреть, как его сверстники «отрываются» на дискотеках, а посему поехал в близлежащий городок. Но за несколько сот метров от увеселительного заведения его «оприходовал» гаишный патруль. Подросток вмиг протрезвел и с ужасом понял, что похитил автомобиль не кого-нибудь, а настоятеля храма, и выход из ситуации увидел только один — дать деру.

Завязалась погоня. Юнец упорно не хотел подчиняться требованиям милиции об остановке и выделывал на дороге замысловатые виражи. Впрочем, его можно понять: ведь если о проступке узнает настоятель храма, три недели строгого поста гарантированы. Угонщика остановили два выстрела в воздух. На место инцидента вскоре подъехал настоятель прихода, который, на удивление милиции, претензий к своему воспитаннику не имел:

— Отрок поддался искушению и не смог противостоять пороку, — подытожил батюшка и увез угонщика в стены родного храма.

Пилить решетки не пришлось

Двадцатисемилетний заключенный Сергей Карпов, отбывавший наказание в колонии близ Калуги, как и его начинающий коллега по криминалу из Коми, тоже решил наложить руки на авто своего шефа. До того как Карпов попал в места не столь отдаленные, он трудился в автосервисе и был хорошим спецом по ремонту машин. Зная о рукастости зэка, начальник попросил его привести в чувство служебный автомобиль, а взамен пообещал устроить внеочередное свидание с возлюбленной. Зэк Карпов с радостью откликнулся на предложение шефа и, вооружившись гаечными ключами, приступил к работе.

Ремонт оказался несложным и за пару часов был завершен. Слесарь уже хотел сдать инструменты в гараж и доложить начальнику об исправности автомобиля, но заметил, что поблизости нет ни единого охранника. Не воспользоваться ситуацией было грешно. Он сел в автомобиль, подъехал к главным воротам и встал перед ними. На прогулках Карпов неоднократно наблюдал, как к главным воротам подъезжал начальник колонии на своей служебной, начерно тонированной машине. Порывшись в памяти, он отстучал на клаксоне ту же мелодию, что завсегда отстукивал хозяин. Ворота медленно поползли в сторону.

В «околоток» по чистой случайности

Пропажа обнаружилась ближе к вечеру, когда начальник колонии собрался уезжать домой. По Калужской области немедленно объявили план «Перехват», который, как это обычно бывает, результатов не принес. Только на третьи сутки беглеца удалось задержать, да и то по чистой случайности: Карпов решил избавиться от автомобиля и на одной из калужских автомобильных толкучек предложил машину потенциальному покупателю. Им оказался сотрудник милиции, быстро смекнувший, что автомобиль без документов — это очень подозрительно.

И хотя машина вернулась к законному владельцу, магнитолы начальник колонии все же недосчитался. Ее Сергей Карпов, будучи на воле, продал первым делом, а на вырученные деньги сменил тюремную робу на «гражданские одежды».

Старший помощник калужского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Николай Тимоничев сообщил, что в отношении Карпова возбуждено еще три уголовных дела по статьям «Угон автомобиля», «Кража» (магнитолы) и «Побег из места лишения свободы». На суде Карпов полностью признал свою вину, за что и получил лишь 2 года 10 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима (обвинение настаивало на семи годах). Смешно другое: Сергею Карпову до освобождения оставалось ровно полтора месяца, и на вопрос, для чего совершил побег, ответ он дать не смог.