Образ врага

Они меня часто спрашивают: за что, Саша, ты нас так не любишь, шпыняешь и гнобишь своим (на этом месте в ход обычно идет немного лести) золотым пером? Его бы в мирных целях! О тяжелых буднях, большом риске. О не покладая рук и не щадя живота...

Они меня часто спрашивают: за что, Саша, ты нас так не любишь, шпыняешь и гнобишь своим (на этом месте в ход обычно идет немного лести) золотым пером? Его бы в мирных целях!

О тяжелых буднях, большом риске. О не покладая рук и не щадя живота...


И я попробовал. Сквозь жуткие утренние «пробки» при полном отсутствии инспекторов на наиболее проблемных участках, увернувшись от подрезавшего меня на Вятской улице дэпээсовского «мерса», спешившего в расположенное здесь подразделение ГИБДД как минимум с двумя нарушениями ПДД , прибыл в цитадель столичной ГАИ. И сразу в бой: а чем, говорю, докажете, что вы в интересах народа, на благо города и наперекор темным силам? И замер в ожидании скорой журналистской победы и неминуемого разоблачения: привычно отчитаются служивые по своей хитрой милицейской статистике, а я уж на ней оттопчусь. Не вышло. Вместо традиционных пресс-релизов и бравурных отчетов папочку — увесистую такую — дали полистать. Полистал.

...Михаил Хомяков влип — а точнее въехал — в пренеприятнейшую историю. Поворачивая с ул. Строителей на Вернадского, задними колесами застрял в открытом колодеце. Минут сорок искал помощи у проезжавших мимо. Но тут ведь как: если подрезать, проскочить перед твоим носом на «красный», обматерить в «пробке» коллеги по потоку всегда готовы, то протянуть руку дружбы — не дождешься. Но остановилась машина ДПС, из которой вышел капитан милиции, достал трос, вызволил автовладельца из ловушки и уехал. Все молча. Обалдевший водитель только номер «бляхи» запомнил — 77 1874. О чем и сообщил в УГИБДД Москвы.

...Инвалид войны С. Розенблюм был близок к инфаркту, когда приехал в регистрационное подразделение ГИБДД ВАО ставить на учет автомобиль, выделенный ему столичным правительством, — такой очереди пожилому человеку было не сдюжить. Но ветерана «вычислили» госавтоинспекторы Константин Сизов и Николай Ручкин. Обомлевший от четких и оперативных действий гаишников дед, не выдержав, накатал благодарственное письмо.

...А инспектор с нагрудным знаком №77 1537 не поленился оперативно разыскать гаишный Ford, в котором автомобилистка Татьяна Лекае после беседы с патрульными обронила ключи от своей машины, но обнаружила это только минут через пятнадцать. Ключи растеряхе вернули незамедлительно.

...А вот Николая Шмырева поразил не столько удивительный на самом деле факт розыска автомобилиста, поцарапавшего бампер его авто на стоянке и скрывшегося с места инцидента, сколько доброжелательность общавшихся с ним сотрудников 6-го отдела ГАИ ЦАО.

Комментировать прочитанное гаишники отказались. И я не буду. Но еще одно свидетельство — коллеги — приведу:

— В «группе разбора» ГИБДД СЗАО, что на Исаковского, 35, у меня потребовали копию протокола о ДТП. А ее нет — страховщик забрал. Но ведь оригинал-то в ГАИ, все можно выяснить за пару секунд. Но мне в категоричной форме было предложено ждать, «пока кто-нибудь не освободится». Терпения хватило на полчаса, в течение которых двое из трех инспекторов отлучались минут на 15. И, не выдержав, я показал журналистское удостоверение. Гаишная человечность взлетела на неизмеримую высоту, и я был свободен уже через 7 минут! Занимался мной третий инспектор, который без отлучек с самого начала работал с народом.